Алексей Леонков: Кто он
Алексей Леонков: Кто он
© РИА Новости, Сергей Мамонтов / Перейти в фотобанк
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сообщил, что Владимир Путин готов направить в Минск российскую делегацию для переговоров с украинской. По его словам, в российскую делегацию войдут представители Минобороны, МИД и администрации Кремля.

Песков уточнил, что Зеленский заявил о готовности обсуждать нейтральный статус Украины, а неотъемлемым компонентом нейтрального статуса как раз станет демилитаризация и денацификация Украины, которые являются целью операции по защите ДНР и ЛНР.

Позднее Путин обратился к ВСУ с призывом брать власть в свои руки и не позволять бандеровцам и неонацистам использовать их детей, жен и стариков в качестве живого щита. Глава государства подчеркнул, что с военным договориться проще, чем с «шайкой наркоманов и неонацистов, которая засела в Киеве и взяла в заложники весь украинский народ».

- Алексей Петрович, Путин ищет разные варианты, или он передумал вести переговоры именно с Зеленским?

— Путин просто очередной раз прекратить безумие. Это нормальная практика, когда предлагают сдать оружие. Например, в Сирии мы достигли результата не столько из-за своего высокоточного оружия, сколько из-за целой программы по примирению сторон. Там работали группы, переговорщики, и именно поэтому большая часть Сирии вернулась в состав единого государства, которое разбирали на кусочки. И предложение сдать оружие и вести переговоры как раз из этого разряда.

- Есть ли в руководстве ВСУ люди, к которым, по словам Шойгу, нужно относиться с уважением? Потому что насколько я слышал, Украина целенаправленно убирала из армии даже тех, кто учился в Москве.

— Да, офицеры советской школы в ВСУ были. Возможно, кто-то из них задержался, но большинство отправили на пенсию, сочтя их ненадежными элементами. Для переговоров нужен тот, с кем можно договариваться. Тот, кого выдвинет Украина и Россия признает в качестве переговорщика. Такой личности сейчас нет. Скорее, это просто добрый жест. Западная утверждает, что Зеленский, несмотря на то, что «Россия терзает его страну», выступает за дипломатический подход. Мы в этой ситуации отмалчиваться не можем. Это контраргумент, чтобы звучало не только соло Зеленского, но и голос России.

- Может ли этим переговорщиком от Украины стать кто-то из командиров ВСУ на местах?

— Сложно сказать, есть ли там человек, который будет адекватен. Потому что в мирных переговорах военные могут участвовать лишь опосредовано. Тут нужны гражданские специалисты, особенно специалисты в области юриспруденции, которые могли бы, руководствуясь международным правом, довести переговоры до подписания конкретного соглашения, которое приняло бы мировое сообщество через ООН.

- Тем временем в Донбассе продолжаются ужесточенные бои. Находящаяся там группировка ВСУ понимает, что это лишь затяжная агония, или она на полном серьезе рассчитывает немного продержаться, пока не будет подписан некий «Минск-3»?

— Есть такого рода настроения. Когда мы заключали «Минск-2», тогда украинская армия после котлов находилась в состоянии развала, и именно посредством западных партнеров был выработан этот документ, одобренный Совбезом ООН. Но этот документ оказался нерабочим, потому что ни разу Украина не только не согласилась их соблюдать, но и ратифицировать и нести за него ответственность. Россия по этому документу была гарантом. Но так как Россия больше не может по этому документу что-либо гарантировать, она решила стать физическим гарантом безопасности граждан ДНР/ЛНР.

- Сохраняется ли еще опасность партизанщины, городской герильи и терактов — всего того, чем нас пугали еще до входа российских войск на Украину?

— Вполне. Сейчас уже есть отдельные моменты партизанщины — размещение военной техники в жилых кварталах, размещение в многоэтажных домах стрелков и операторов ПТРК и ПЗРК. Они пытаются погрузить города в кровавый хаос, надеясь, что если они будут обстреливать русские танковые колонны, то мы им ответим и разрушим города. Поэтому такие попытки будут.

- Мы каким образом можем этому противостоять?

— Конечно, танки города не берут и снайперов с крыш никто специально не снимает. Если бы города не были заселены, мы бы решили эту задачу быстро. Но сейчас потребуется некоторое время на изучение обстановки, выявление диверсионных групп и их уничтожение.

- Я знаю много людей, которые осуждали Майдан и зверства ВСУ, но сейчас они восприняли эту операцию как «братоубийственную войну России с Украиной», считают, что нужно было действовать более мягко и тонко. Нужно ли нам разговаривать с этими людьми и объяснять свою позицию?

— Не стоит сейчас ввязываться в пустые дискуссии. Операция должна идти своим путем до полного завершения, а когда пушки замолчат, настанет время для переговоров. Тогда позиция России будет более наглядной. Мы против того, чтобы Украина имела вооружение, оружие массового поражение, мы за то, чтобы Украина признала, что у нее есть проблемы с нацизмом, и поддержала проект резолюции по борьбе с героизацией нацизма.

Все эти требования будут услышаны, если Украина окажется полностью проигравшей страной. А если мы оставим ей кусочек армии и кусочек территории, мы вновь придем к какому-нибудь «Минску-3» и будем зависеть от этого договора, хотя будем выступать его гарантами.