— Господин Рэнкас, у вас нет ощущения, что ситуация на польско-белорусской границе очень выгодна для властей Польши: ЕС фактически признал правоту Варшавы во время её конфликта с Брюсселем по поводу размещения беженцев в 2016-м, уже никто не вспоминает о решениях Суда ЕС по поводу польского правосудия и ситуации с ЛГБТ?

Конрад Рэнкас: кто он
Конрад Рэнкас: кто он
© vk.com, Конрад Ренкас

— Предлагаю раз и навсегда разделить два вопроса: интересы Польши и поляков — и интересы политических партий, оккупирующих нашу страну.

Для «Права и Справедливости» (ПиС), «Гражданской платформы», «Левицы», Движения Шимона Головни — да, пограничный кризис был и остаётся полезным, потому что каждый может сыграть отведённую ему роль. Команда Ярослава Качиньского (лидер правящей партии «Право и Справедливость». — Ред.) притворяется польскими патриотами, парламентская «оппозиция» приобретает эффективность «Образцового Европейца». СМИ есть что раскручивать, семьям — о чём спорить, Facebook жив. Сплошные победители — кроме Польши, конечно…

Нынешняя ситуация уже привела к возникновению новых мемов, одним из которых является «курдский пианист». Дело в том, что польские левые и либералы проводят параллели между прорывающимися в ЕС курдами и великим польским музыкантом Фредериком Шопеном, который в своё время бежал во Францию с территории нынешней Белоруссии через территорию нынешней Польши. А поскольку каждый иммигрант — это потенциальный выдающийся ядерный физик, вирусолог или пианист…

Очевидно, что польское государство должно иметь право самостоятельно решать, кого допускать на свою территорию. Не менее очевидно, что Польша сама ограничила это право: во-первых, когда вступила в Европейский Союз, а во-вторых, проведением крайне проиммигрантской политики. Просто до поры до времени речь шла в основном о приезжих из Украины и других постсоветских стран.

«Они ведут себя как фашисты». Михаил Погребинский рассказал о зверствах польских пограничников
«Они ведут себя как фашисты». Михаил Погребинский рассказал о зверствах польских пограничников
© РИА Новости, Михаил Воскресенский

Нынешнее представление на польско-белорусской границе происходит, прежде всего, не из-за так называемых «беженцев», а из-за того, что они хотят въехать в Польшу из Белоруссии. Украина как центр переброски в Евросоюз не только гастарбайтеров, но и террористов, полностью игнорируется в этих дискуссиях. А стоит задать вопрос: сколько иммигрантов, в том числе нелегальных и опасных, уже проникло в Польшу другими путями, когда все усилия весьма слабого польского государства и внимание СМИ были сосредоточены на Кузнице (КПП на границе с Белоруссией. — Ред.)?

— Из Варшавы в адрес руководства ЕС постоянно звучат призывы к «солидарности». Однако размещать на границе с Белоруссией специалистов Frontex или независимых наблюдателей Польша не хочет, денег на колючую проволоку, в отличие от соседней Литвы, не просит. Переведите, пожалуйста, значение слова «солидарность» в устах польских политиков?

— Это несложно. Так, польская «либеральная оппозиция» рассчитывает с помощью Frontex (агентство ЕС по охране внешних границ. — Ред.) лишить Польшу очередного атрибута суверенитета, то есть контроля над своими границами. А ПиС и его правительству нужен повод для увеличения в Польше (да и на Украине) евроатлантического военного присутствия, то есть в нынешней ситуации — британского. Цель — возможность провоцировать Белоруссию и Россию и более твёрдо удерживать приходящую в упадок Украину в западной сфере влияния.

Евгений Сатановский: Вероятность войны между Западом и Россией - стопроцентная
Евгений Сатановский: Вероятность войны между Западом и Россией - стопроцентная
© РИА Новости, Григорий Сысоев

Однако идущее в рамках событий на границе состязание между Вашингтоном и Лондоном с одной стороны и Берлином и Брюсселем с другой недоступно для понимания Варшавы. Ведь речь не о «беженцах», а о том, в чьих руках будут энергетические контракты, кто сможет стимулировать свою экономику, кто, наконец, усилит свое влияние в колониях, именуемых Польша и Украина. Это вопросы гораздо более важные, чем сотни миллионов евро, планируемые на строительство «стен», которые можно преодолеть с помощью набора инструментов из гипермаркета.

— В отличие от ЕС, запросы Польши в адрес «старших товарищей» по НАТО более понятны: пришлите больше войск и продайте больше оружия в кредит. В ответ Джо Байден лишь выразил «озабоченность», а Борис Джонсон прислал несколько десятков военных из инженерных войск — тогда как Украине обещано 600 элитных спецназовцев. Лондон и Вашингтон не считают ситуацию на восточной границе Польши серьёзной или просто боятся очередного имиджевого провала?

— И Лондон, и Вашингтон прекрасно понимают, что настоящего кризиса на польско-белорусской границе всё ещё нет, а тот, который есть, должен быть разрешен Германией (что, собственно, уже происходит на наших глазах). Это, конечно, не означает, что настоящий кризис не может быть организован, особенно если в Белоруссии решат воспользоваться позицией польских властей, которые убеждают всех, что «переждут Лукашенко и его атаки».

Матеуш Пискорский: кризис с мигрантами остановил падение рейтинга польских властей
Матеуш Пискорский: кризис с мигрантами остановил падение рейтинга польских властей
© Facebook, Mateusz Piskorski

На самом деле если бы Минску это действительно было нужно, то не семь, а семьдесят тысяч решительных мужчин стояли бы на границе с Польшей. И если бы только каждый сотый из «курдских пианистов» вдруг вытащил из ручной клади гусеничный бульдозер — то (не дай бог!) «тонкая зелёная линия» польской пограничной обороны перестала бы существовать.

Польские мольбы о помощи остаются без отклика ещё и потому, что США и Великобритания играют на более высоком уровне — против Германии, а зачастую и против всей Европы. В Лондоне и Вашингтоне также знают, что играть с президентом Лукашенко в стиле «кто первым свернёт» бессмысленно, потому что тот останавливается только на дымящихся обломках своего противника. Так что на всякий случай англосаксы предпочитают, чтобы это были дымящиеся обломки польской дипломатии.

— В последние дни, кроме всего прочего, Россию публично обвиняют в использовании кризиса на польско-белорусской границе для прикрытия своей «агрессии против Украины». Наряду с упомянутыми выше британскими спецназовцами и манёврами американского флота в Чёрном море, не идёт ли речь о попытке устроить на Донбассе «маленькую победоносную войну» — если не по карабахскому сценарию, то хотя бы в стиле фильма «Хвост виляет собакой», то есть «победить» Россию в западных СМИ?

— Британские СМИ в последнее время напоминают газеты времен Крымской войны. Даже журналы, считающиеся либеральными и не подверженными русофобии, распирает от новостей об «увеличении НА ЦЕЛЫХ 17% военной активности на базах российской армии на границе с Украиной и Белоруссией». Кроме того, британские подразделения, готовящиеся к переброске на Украину, отнюдь не тыловые, и не обученные ласкать котят, принадлежащих курдским девочкам. Это формирования быстрого наступательного реагирования, и их присутствие рядом с Донбассом может быть воспринято Зеленским как открытый приказ об атаке.

Тем более что плечом к плечу с британскими военными идут и британские кредиты. 1,7 миллиарда фунтов придут в Украину, а затем почти полностью вернутся в Великобританию — для закупки военной техники и вооружений. Но часть денег, конечно, останется на Украине — в виде взяток для спонсоров и команды украинского президента-вора. Потому что хорошая война — не выигранная, а та, которая постоянно приносит деньги.

«Они ведут себя как фашисты». Михаил Погребинский рассказал о зверствах польских пограничников
«Они ведут себя как фашисты». Михаил Погребинский рассказал о зверствах польских пограничников
© РИА Новости, Михаил Воскресенский

— Что бы ни происходило в других странах, ситуация на границе Польши и Белоруссии требует оперативного разрешения. Какими могут быть его сценарии? Какие внешние участники могут быть задействованы?

— Я уже объяснял в последние дни в польских СМИ вероятные последствия поддержания Польшей пограничного кризиса. С моей точки зрения, в результате будут укреплены позиции Белоруссии, России, Германии, Европейского Союза и Великобритании. С другой стороны, крайне маловероятным последствием является сохранение и восстановление международных позиций Польши.

Собственно, это и происходит у нас на глазах. Я уже много раз говорил: всё, что делают нынешние польские власти, со всеми международными последствиями, предназначено лишь для того, чтобы произвести впечатление внутри страны. И это сработало — имею в виду, к примеру, результаты свежего опроса, согласно которым 57% поляков поддерживают строительство «стены» на границе с Белоруссией. А будет ли эта стена построена и сколько иммигрантов на самом деле попадёт в Польшу после отъезда съемочных групп, никого не волнует.

— Как бы ни окончился нынешний кризис на польско-белорусской границе, претензии ЕС к Польше никуда не денутся. Как вы думаете, после этого в Варшаве и Брюсселе пойдут на какие-то компромиссы или обе стороны продолжат повышать ставки — к примеру, отменять пункты Договоров ЕС решениями Конституционного Суда Польши или прекращать выделение Польше денег из бюджета Евросоюза?

— Давайте говорить серьёзно. Не Европейская комиссия капитулировала перед Польшей, а польское правительство победило само себя. Ещё раз доказано, что если хочешь устроить какие-то дела, связанные с Варшавой, — это надо делать… в Берлине.

Правительство ПиС, конечно, может для своих избирателей делать вид, что оно тут вообще ни при чём, но обязательства Германии и ЕС перед президентом Лукашенко были взяты на встрече министров иностранных дел всех стран — членов ЕС, при этом без малейшего упоминания польских попыток им оппонировать. А заявления польских проправительственных СМИ о том, что «Германия вмешалась потому, что Польша почти победила в пограничном кризисе», и вовсе вызывают смущение. Это уже не пропаганда успеха, это объявление главврачом психбольницы самого сумасшедшего пациента!

В ходе пограничного кризиса президент Лукашенко получил международное признание и почти миллион евро. Россия напомнила, что Восточная Европа — это зона её геополитических интересов, Германия — что она является самой главной в Европе. Великобритания расширила масштабы своего военного присутствия в Польше и на Украине. Польша же лишь покричала, ничего не зарабатывая, а Украина попала в ещё более сильную зависимость от Запада. Таков, с моей точки зрения, текущий баланс событий на польско-белорусской границе.