Алексей Зубец: кто он
Алексей Зубец: кто он
© скриншот с видео ОТР
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Ранее экс-премьер Украины Николай Азаров в интервью изданию Украина.ру заявил, что если бы Россия действительно вела войну с Киевом, то она бы первым делом ввела экономическую блокаду Украины, что привело бы к падению режима за несколько дней.

— Алексей Николаевич, согласны ли вы с Азаровым или он несколько преувеличивает?

— А как мы можем закрыть западную границу Украины или морские границы, которые дают возможность коммуницировать с той же самой Турцией? Экономическая блокада Украины в чистом виде невозможна. Другое дело, что коксующийся уголь, использующийся на украинских металлургических заводах, наполовину завозится из России. Если Украина перестанет получать этот уголь, это приведет к потере половины металлургии, которая после сельскохозяйственного производства является ее вторым источником доходов.

Также Россия могла бы перекрыть поставки газа через Украину, что автоматически лишило бы Киев доступа к этому виду топлива. Наконец, можно перекрыть воздушное пространство Украины в случае какого-либо конфликта. По этим трем основным позициям (уголь, газ и воздушные перевозки) Россия может серьезным образом повлиять на экономику Украины.

Проблема не в том, что Россия не может в течение одного дня с помощью военной силы или в течение нескольких месяцев за счет экономической блокады поставить Украину на колени. Россия этого не делает, потому что считает, что это приведет к очередному кризису в отношениях с Западом.

— В чем вообще состоит экономическая стратегия России на украинском направлении?

— Стратегия Москвы на украинском направлении состоит в том, чтобы западные «партнеры» дали России зеленый свет для проведения такой акции. Правительство и Владимир Путин ждут, пока на Украине сложится ситуация, которую решить без России будет невозможно. Тогда будет достигнут новый компромисс, например, на базе возвращение на Украине ситуации до 2013 года, когда там имели доступ к политическому управлению и Россия, и Запад, которые поддерживали некий баланс.

В этом основной смысл последних статей, которые были написаны и Путиным, и Дмитрием Медведевым. У России есть достаточный потенциал для того, чтобы не допустить негативного сценария для себя на Украине (не будет вступления в НАТО). Россия готова применять все имеющиеся ресурсы, включая вооруженные силы.

А в остальном Россия готова ждать деградации экономики Украины до такой степени, когда всем станет понятно, что в нынешнем виде существование Украины невозможно. Тогда будет заключен некий компромисс о возврате в 2013 год.

Я не знаю, почему Азаров вдруг вспомнил, что Россия поставляет на Украину уголь и нефтепродукты как напрямую, так и через Белоруссию. Это известно всем давно. От нефтепродуктов Украину можно было отрезать еще много лет назад. Возможно, они что-то закупили бы в Европе, но это привело бы к серьезному социально-экономическому кризису.

Более того, в ответ на Керченскую провокацию [экс-президента Украины] Петра Порошенко можно было перекрыть доступ международных судов к портам в Одессе, Ильичевске или Бердянске. Это было бы просто и это позволило бы уронить экономику Украины, но этого сделало не было.

Россия остается крупнейшим поставщиком энергоресурсов на Украину. Если этого не будет, то это вызовет жесткую реакцию на Западе (а нам это не надо) и будет означать падение экономики Украины, которое отразится на России.

— Каким образом?

— Например, у российских границ могут появиться до трех миллионов беженцев, которые захотят переехать в РФ. И что с ними делать? Их придется принять, дать жилье и работу. А это большие деньги. Задача России — дождаться ситуации, при которой «труп врага проплывет мимо нас», а те же немцы, французы и итальянцы поняли, что Украина — это угроза всей Европе.

Николай Азаров: что же это за агрессор такой, который не допускает коллапса на Украине?
Николай Азаров: что же это за агрессор такой, который не допускает коллапса на Украине?
© РИА Новости, Александр Натрускин
Визит американского министра обороны на Украину — это способ давления на Россию. США нужно показать, что если Россия не пойдет на уступки по Китаю, кибербезопасности или ядерному сдерживанию, то на нее окажут давление. В реальности в Вашингтоне понимают, что Украина — это лишь несостоявшееся государство. И Москве важно не дать повесить себе на шею расходы по восстановлению Украины.

Если мы правильно понимаем тенденции развития Украины и украинских финансов, то через три-четыре года Украина должна обанкротиться. Владимир Зеленский сумел поссориться со всеми олигархами и с населением. Он даже поссорился с европейцами и американцами. Это фактор, который провоцирует кризис. Некоторые украинские политологи даже говорят, что кризис может состояться уже этой зимой, когда правительство просто не сможет обеспечить населению тепло и электричество по приемлемым ценам.

Поэтому чего суетиться? Нужно дождаться катастрофы на Украине и вместе с Европой и США договариваться о новом формате существовании Украины без Зеленского и неонацистов у власти. В этом состоит стратегия поведения России в отношении Украины. В рамках такой стратегии выжидания точно нет места для мер, связанных с экономической блокадой.

— А если мы не дождемся этого развала, и Украина нанесет еще какой-нибудь ущерб Донбассу или самой РФ?

— Угрозы [руководителя Офиса президента Украины] Алексея Арестовича о том, что они работают над собственной ракетной программой, — это ерунда. Строить ракеты — это не пирожки печь. Весь научный потенциал для разработки такого оружия давно потерян. А если же Украина каким-то чудом произведет ракеты и разместит их в Харькове с целью угрожать России, то это оружие будет уничтожено. Это совершенно понятно. Россия не допустит у Украины видов вооружения, которые будут ей угрожать.

Что касается Донбасса, то при помощи весенней концентрации войск Россия объяснила украинским властям, что в случае эскалации они получат полноценную войну. А втянуться в такую войну ей просто не дадут. На сегодняшний день серьезной военной угрозы Донбассу нет. Есть желание Зеленского нагнетать ситуацию (они похитили представителя ЛНР в СЦКК). Но Россия на такие мелкие укусы отвечать не будет.

Если Россия ответит слишком жестко, то ставится под удар вся игра, в ходе которой Россия пытается показать Западу, что Украина — это не актив, а проблема.

Если же через несколько лет выяснится, что так или иначе Украина стоит на ногах и получает достаточную помощь, то тогда возможны другие варианты, в том числе силовые. Ее даже не надо бомбить. При помощи кибервмешательства можно организовать посреди зимы массовое отключение электричества, и станет вопрос о капитуляции. Она изношена, и она и так работает с большими перегрузками.

— Вы сказали, что появление у российских границ беженцев из Украины станет проблемой. Разве нам не нужна квалифицированная русскоязычная рабочая сила для поддержки экономики?

— Конечно, нужна, но не в один момент. Если они будут переселяться в течение 5-10 лет по 500 тысяч в год, то это приемлемо в плане бюджета и создания рабочих мест. Но не одномоментно. Это проблема и для ее западных соседей. Если завтра Украина рухнет, то 5-10 млн беженцев окажутся у границ Венгрии, Польши или Словакии, то что они будут делать?

Проблема состоит в том, что никто не хочет брать Украину на содержание. Дела в украинской экономике настолько плохи, что она не представляет из себя ценного актива. Если бы венграм или полякам дали возможность забрать часть территории Украины, они бы взяли Закарпатье или окрестности Львова. Но Крым наглядно показал, чего стоит восстановление Украины. Россия вкладывает туда бешеные деньги каждый год, но там все равно куча проблем.

Даже если мы заберем весь Юго-Восток, то это тот же Крым, помноженный на 10 или на 15. Зачем это нужно России в сегодняшних условиях, совершенно непонятно. Они боятся, что Россия их оккупирует. Никто не придет и не оккупирует, потому что это никому не надо.

Поэтому все будут ждать и смотреть, как будет деградировать политический класс и экономика населения, и как оттуда будут уезжать люди. Но вмешиваться в это никто не будет, ни Запад, ни Россия. По подсчётам специалистов, на восстановление Украины требуется 200-300 млрд долларов. Лишних денег ни у кого нет и у Украины в этом смысле судьба незавидна.

Основная цель Майдана состояла в том, что Россия и Запад будут спорить за Украину и соревноваться в том, кто больше даст. Это была первая ошибка Киева. Вторая ошибка Киева состоит в том, что они думали, что русофобия — дорогой продукт, за который заплатит Запад. Но Запад оказался готов платить за русофобию гораздо меньше, а Украина не стала объектом, за который следовало бы бороться.

— Может ли Украина сама выбраться из этой ситуации и при каких условиях?

— У самой Украины нет шансов на стабилизацию. Для этого ей нужна контрреволюция, государственный переворот и приход к власти своего украинского Пиночета, который смог бы стабилизировать украинскую экономику и заставить ее работать: избавился бы от олигархов, ограничил бы влияние Запада на Украине и разбирался бы в финансах и внешней торговле. Без этого у украинской экономики и политики будущего нет.

Но в настоящее время приход к власти «жесткой руки» на Украине невозможен. Ему не дадут этого сделать ни внешние кураторы, ни местные олигархи. Эта анархия позволяет им грабить страну.

Константин Затулин: Украина не сможет устраивать провокации против Крыма, если Украин будет много
Константин Затулин: Украина не сможет устраивать провокации против Крыма, если Украин будет много
© РИА Новости, Нина Зотина
Я не вижу у Украины шансов самостоятельно выбраться из того болота, в которое она попала.

— Понятно, что содержать Украину дорого и накладно, но мы же не можем допустить, чтобы посреди Европы была черная дыра.

— Почему не можем? Огородить забором, поставить вышки по краям и все. У нас есть страны вроде Сомали. Во время гражданской войны «черной дырой» был Таджикистан. Таких примеров много.

Что ценного на Украине для России? Это рынок, и это люди с высокой производительностью труда. Рынок исчезает, потому что платежеспособность населения падает, а производить что-то и на востоке, и на западе Украины крайне проблематично. Экономический потенциал Украины сейчас в половину меньше от того, что было 10 лет назад.

В этих условия остаются только гуманитарные соображения. Мы не можем допустить, чтобы люди там друг друга убивали, чтобы там был бандитизм и каннибализм. Для этого нужны некие международные силы, которые будут следить за порядком на улицах городов. Но полностью брать ответственность за нее Россия не хочет и не будет, и в этом, повторюсь, главный смысл послания Путина и Медведева.

Я напомню, что когда у Путина спросили, что он обсуждал на встрече с [президентом США] Джо Байденом в Женеве, он сказал, что обсуждалась кибербезопасность и стабильность ядерных вооружений. Тема Украины на встрече в Женеве не обсуждалась. И для Москвы, и для Вашингтона эта тема далеко периферийная.

России и Западу нужно будет лишь обеспечить минимальный контроль над населением и территорией, больше интересов у них на Украине нет. А когда нет иных интересов, то Украина будет просто проваливаться. Главная ее проблема в том, что у нее нет проекта будущего, как они будут жить и развиваться. Поэтому остается ждать, пока страна окончательно дезинтегрируется. Судя по тому, что происходит с ее экономикой, этот процесс не за горами. Это вопрос нескольких лет.