Алексей Якубин: кто он
Алексей Якубин: кто он
© Facebook, Алексей Якубин
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) открыл производство по иску сопредседателя политсовета ОПЗЖ Виктора Медведчука к Украине. Он считает, что власть преследует его по политическим мотивам. Иск может быть рассмотрен «в ближайшее время в порядке приоритетного производства».

- Алексей, какова вероятность, что иск действительно рассмотрят? 

— Судя по той информации, которую мы имеем, его действительно могут рассмотреть относительно быстро. Тем более что иск основывается на различных процедурных нарушениях в контексте тех производств, которые власть открывала по Медведчуку. Я напомню, что, когда вводились внесудебные санкции по обвинению в финансировании терроризма, власть не предоставила никаких доказательств. Да и вообще Украина единственная страна мира, которая вводит такие санкции против своих граждан, которые никуда не бегут и остаются в стране. Но санкции действуют из серии «подчиняйся, а потом обжалуй».

То, что ЕСПЧ начал производство, — очень важный момент. Это будет дополнительно влиять на то, как дальше будут проходить судебные заседания по делу о государственной измене. Ключевая цель власти — максимально затянуть это дело. Ведь дело до сих пор не рассматривается по существу. Досудебная стадия переносится все дальше и дальше, и это используется властью в пиар-ключе, мол, смотрите, дело же идет, что-то происходит.

Поэтому если действительно произойдет достаточно быстрое рассмотрение дела, то это может повлиять на ситуацию. Тем более что в Украине действует примат международного права над национальным. И Украина одна из лидеров по числу исков, которые подавались в ЕСПЧ.

- Депутат Рады от ОПЗЖ Ренат Кузьмин считает, что если ЕСПЧ примет решение в пользу Медведчука, тогда это может стать основанием для отставки генпрокурора и начала импичмента президента. Насколько это реально?

— К сожалению, сейчас прописана настолько сложная процедура проведения импичмента, что это вряд ли возможно. Да, нынешняя власть приняла закон об импичменте, но они просто скопировали процедуры, которые прописаны в Конституции. Без некоего нового большинства в парламенте очень сложно представить, что его вообще можно организовать.

Если эта ситуация повлияет на большинство или поменяется состав парламента, возможны разные варианты. Но судя по той конфигурации, которая есть сейчас, без изменения политической ситуации в стране это маловероятно. Потому что там прописаны такие квалификационные уровни, что нужен и такой-то процент большинства, а потом еще такой-то процент большинства.

Процедуру импичмента в украинских условиях организовать невозможно. Она как бы есть, но она невыполнима.

- Как отсутствие Медведчука сказалось на перспективах ОПЗЖ в целом?

— Безусловно, домашний арест влияет на возможности Медведчука по ведению активной политической деятельности. Он же народный депутат, у него есть представительские функции, которые он выполнять не может. Это, кстати, один из мотивов для ЕСПЧ. Это одна из линий защиты, которая поднимает вопрос о том, чтобы пересмотреть домашний арест на досудебной стадии.

Ренат Кузьмин: Никакого «обнуления» Медведчука не будет
Ренат Кузьмин: Никакого «обнуления» Медведчука не будет
© Facebook, Ренат Кузьмин
Как это сказалось на ОПЗЖ? Недавно была КМИСовская социология о том, что ОПЗЖ — вторая по популярности партия в стране. Мне кажется, что власть рассчитывала путем досудебных санкций и закрытия телеканалов ударить и по Медведчуку, и по «Оппозиционной платформе», но вместо этого получился выстрел себе в ногу.

Власть рассчитывала, что суд над Медведчуком не будет занимать столько времени. Она рассчитывала, что Медведчук уедет из страны, а он никуда не уехал. И сейчас мы наблюдаем своеобразную импровизацию со стороны власти, и это уже играет против нее.

У власти нет какого-то плана, кроме как затянуть дело даже на стадии досудебного рассмотрения. Потому что если дело дойдет до рассмотрения по сути, то судя по тому, как вела себя сторона обвинения, видно, что у нее никаких доказательств нет. И она будет тянуть время насколько это возможно.

- И сколько она сможет затягивать время?

— Проблема в том, что судебная система так долго функционировать тоже не может. Например, Верховный суд отменил указ Зеленского по отстранению главы КС Тупицкого. Это уже первый прецедент. Начинается некая фронда внутри судебной системы. Грубо говоря, судьи не хотят быть участниками политических заказов.

Более того, история с Чаусом тоже будет влиять на судебную систему. Судьи смотрят на Чауса, который считался лояльным для всех режимов, и они не хотят себе такой судьбы. Они не хотят быть политическими исполнителями и следовать в фарватере власти. Я уже не говорю о том, что со стороны власти и так идет накал критики в адрес не до конца подконтрольной ей судебной системы.

Так вот власть не рассчитывала, что нахождение Медведчука под арестом затянется надолго, и теперь это уже играет против самой власти. Это воспринимается так, что у власти нет доказательств и что это просто попытка продолжать досудебную линию.

Ключевой момент состоит еще и в том, что власть таким образом свои проблемы не решает. Тарифная проблема никуда не исчезла, мирные переговоры по Донбассу сами видите, в каком состоянии. Если изначально СНБО и санкции рассматривались властью как некая политическая виагра для рейтинга, то сейчас эта виагра уже не работает.

Наоборот, действия власти в контексте «Оппоплатформы» общество воспринимает в духе «Ага, это и есть альтернатива, если против них применяют действия».

- Если суд все же примет решение в пользу Медведчука, какие возможны последствия?

— Для нынешней власти это будет продолжение эффекта домино по всем решениям, которые власть принимала в последние полгода (различные внесудебные санкции). Развал дела вполне возможен, учитывая процедурные моменты, в которых напутала сторона обвинения. Высока вероятность того, что начнется падение всех этих процессов, которые выстраивал Зеленский.