- Станислав, США вывели свои войска из Афганистана и собираются аналогичным образом поступить в отношении своих вооруженных подразделений, размещенных в Ираке. С чем связан этот вывод? Это новая американская политика или все останется по-прежнему: из этих стран вывели, а в другие — при случае, если надо — введут? Трампа ведь за намерение покинуть Афганистан обвиняли чуть ли не в государственной измене.

— Если нельзя добиться окончательной победы, то всегда можно объявить, что цели достигнуты, и с той или иной степенью торжественности вывести войска. Это не самая плохая тактика, особенно если вы можете себе её позволить. США могут.

Для американской политики, особенно последних десятилетий, вполне типичной является ситуация, когда действующего президента и его партию оппоненты критикуют за те или иные действия или намерения, а затем, когда вчерашняя оппозиция становится властью — в демократических странах такое бывает нередко, — то она начинает проводить более-менее ту же политику, которую ранее яростно критиковала.

Это относится что к вопросу о войсках в Ираке и Афганистане, что, например, к спорам о всеобщем медицинском страховании.

Американские военные, находящиеся вне страны, после вывода из Ирака вовсе не обязательно должны быть переброшены в какой-то другой далёкий от техасских степей регион — они вполне могут и вернуться домой.

- Американцы решили не чинить препятствий достройке «Северного потока – 2». Это результат договоренностей Байдена и Путина, а также Байдена и Меркель? Если да, то о чем они могли договориться?

— Представители американской администрации заявляют, что проект — это уже done deal, то есть практически завершённая история, которую санкционировать не имеет смысла. Вместе с тем, конечно, имеет место ещё и желание нормализовать отношения со своими немецкими союзникам, несколько подпорченные во время каденции Трампа.

Станислав Бышок: Почему Богомолов неправ в своих претензиях к Западу?
Станислав Бышок: Почему Богомолов неправ в своих претензиях к Западу?
© РИА Новости, Александр Натрускин

Иными словами, это не про Россию, это про евроатлантическую солидарность. Санкций против российской экономики и персоналий хватает, вопрос об их снятии, насколько можно судить, на встрече Путина и Байдена не обсуждался.

Мало кто говорит, что, собственно, строительство «Северного потока – 2» вовсе не означает, что по нему обязательно потечёт газ. Если у вас в округе есть несколько магазинов и открывается новый, вы вовсе не обязаны отовариваться в каком-то одном из них. У вас всегда есть выбор, который диктуется как соотношением цены и качества, так и другими обстоятельствами.

- Можно ли говорить о том, что примирение Германии и Америки при Байдене вновь возродило трансатлантическое единство? Ему больше ничего не угрожает или противоречия Европы и Америки преодолеть нельзя?

— Противоречия Евросоюза и США, что бы под ними ни подразумевалось, не носят критического характера — тем более в условиях подъёма незападных центров силы, прежде всего Китая.

Даже многократно высказываемая, в том числе президентом Макроном и канцлером Меркель, старая-новая идея о создании независимой от НАТО общеевропейской армии, если она будет реализована, конечно, вызовет бурные дискуссии, но эти споры окажутся в разы громче, чем сам проект. Собственно, НАТО — это и есть общеевропейская армия, ведь культурно и политически США — плоть от плоти Европы, и прежде всего Великобритании.

- Вы только что вернулись из США. Какова внутриполитическая атмосфера сегодня в Америке, споры сторонников Байдена и Трампа поутихли? Разрядка произошла? Будет ли найден консенсус?

— Трамп сегодня остаётся существенным фактором внутри Республиканской партии, но не в американской политике как таковой. Вашингтон и Нью-Йорк как были в целом чужды глобальному трампизму, так и остались, что проявляется даже на уровне туристических сувениров: никаких маек с Трампом, его статуэток или бейсболок Make America Great Again вы там днём с огнём не найдёте, а это тоже показатель.

Естественно, остались в Америке и трамписты, и те, кто считает, что выборы 2020 года были сфальсифицированы, но подобная точка зрения всё-таки тяготеет к маргинальности. Консенсус пока состоит в том, что Байден оказался вовсе не так плох — и в плане принятых решений, и в отношении здоровья, — как многие думали. Более того, в США прекрасные показатели по вакцинации от COVID-19.

Правда, есть и антиваксеры, которые как раз тяготеют к трампистскому лагерю, и пока в Вашингтоне нет понимания, что с ними делать, — не в политическом, а в чисто эпидемиологическом смысле слова.

- Есть ли у Трампа политическое будущее? Сможет ли он все-таки возвратиться во власть? Его сторонники как-то структурируются, собираются с силами?

— Одним из неоспоримых преимуществ Трампа-кандидата было активное использование им социальных сетей и обращение к собственному электорату напрямую. Это создавало у республиканских избирателей ощущение причастности, близости к своему кандидату, который казался таким доступным, понятным человеком, выражающим чаяния «глубинного народа». Сейчас же, когда в массовых соцсетях Трампа забанили, а его собственный социальный проект не взлетел, он потерял это своё преимущество.

Станислав Бышок: На риторику Байдена России не стоит обращать внимание
Станислав Бышок: На риторику Байдена России не стоит обращать внимание
© РИА Новости, Александр Натрускин

Высказывалась идея создания некоей «третьей» или трампистской партии, к которой могли бы присоединиться все недовольные политическим мейнстримом. На самом деле в США и так существует масса «третьих» партий. Правда, их ресурс весьма ограничен. Гипотетическое создание трампистской партии по факту привлекло бы туда не «всех» недовольных, но преимущественно недовольных республиканцев, тем самым подорвав саму республиканскую партию и, следовательно, укрепив позиции демократов, которые раскалываться не собираются.