Андрей Серенко: кто он
Андрей Серенко: кто он
© предоставлено Андреем Серенко
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Эскалация в Афганистане продолжается на фоне вывода войск НАТО и США, начатого в апреле. Изначально планировалось, что все зарубежные войска уйдут из республики к 1 мая, как это предполагало соглашение, подписанное в Катаре в феврале 2020 года. Позднее президент США Джо Байден заявил, что вывод американских войск планируется завершить к 11 сентября.

Глава МИД РФ России Сергей Лавров заявил, что вывод войск США из Афганистана означает признание Вашингтоном поражения в этой стране. Он допустил, что в случае нападения на Таджикистан данный вопрос станет «предметом рассмотрения в ОДКБ».

- Андрей, давайте начнем разговор с самого начала. Почему США вообще пошли в Афганистан?

— В ходе своего 20-летнего присутствия США эту цель несколько раз меняли. Пришли они с одной целью, а уходят с другой. Зашли они туда после атаки «Аль-Каиды» на Нью-Йорк 11 сентября 2001 года. Поскольку «Талибан» обеспечил укрытие Усаме бен Ладену и отказался его выдать, американцы объявили об операции возмездия по наказанию главного заказчика и организатора теракта.

То есть они ставили своей целью не столько свержение людоедского джихадистского режима талибов, а именно наказание «Аль-Каиды» и ее главаря за этот теракт. Если бы талибы выдали американцам Усаму, возможно, их режим существовал бы до сих пор, и никакого вторжения в эту страну не было.

Но случилось то, что случилось. Америка пришла, в течение нескольких месяцев раздавила «Талибан» при поддержке моджахедов «Северного альянса», выполнив таким образом свою первоначальную цель. Наказание произошло. Да, Усаму они не убили, но инфраструктуру «Аль-Каиды» разрушили, режим талибов, который поддерживал «Аль-Каиду», тоже был разрушен, их главари бежали в Пакистан. Бен Ладена убили девять лет спустя уже при Обаме, но в два этапа эта миссия выполнена была.

После этого американцы задумались над тем, что же им делать дальше, и они скорректировали цели своей миссии. По инициативе США прошла Боннская конференция, на которой фактически было принято решении заниматься государственным строительством Афганистана. Появилась Конституция, парламент, президент, правительство и другие атрибуты современного государства, которых не было у талибов.

- Удалось ли им это?

— Трудно сказать, были и плюсы, и минусы. Все эти атрибуты укрепили Афганистан и включили его в число цивилизованных стран, которым он не был при талибах, но попутно расцвели коррупция, криминал и наркобизнес, которым США не уделяли должного внимания, поскольку были заняты большой миссией построения цивилизованного Афганистана.

Андрей Грозин: Запад устроит провокации в Средней Азии, свалив все на Талибан*
Андрей Грозин: Запад устроит провокации в Средней Азии, свалив все на Талибан*
© РИА Новости, Александр Натрускин
Затем появилась третья миссия — уничтожение талибов, которые ожили после того, как американцы сместили фокус своего внимания с Афганистана на Ирак. Ошибкой американцев было не столько вторжение в Ирак, а то, что они решили, что с «Талибаном» уже покончено. Талибы воспользовались этой паузой, получили поддержку пакистанской разведки и пакистанской армии (а это главный залог успеха «Талибана»).

Произошла трансформация. Раньше он создавался как стихийное пуштунское и исламское движение в районе большого Кандагара (провинции Кандагар, Забуль и Гильменд, откуда родом все первые командиры талибов) в ответ на произвол полевых командиров бывших моджахедских формирований, которые вели войну с СССР, но потом главари талибов осели в пакистанских городах, там обустроились их семьи, занялись бизнесом, попав под контроль пакистанских спецслужб. «Талибан» из националистического и религиозного движения превратился в гибридные войска Пакистана.

Поэтому я бы не стал говорить о том, что сегодня «Талибан» имеет собственную политическую субъектность, потому что его лидеры полностью контролируются пакистанскими военными. Пакистан руками «Талибана» ведет войну против народа и правительства Афганистана. Их даже нельзя сравнить с «Хамасом» или «Хезболлой». Это именно, как сейчас модно говорить, один из гибридных родов войск Пакистана, ставящего целью превращение Афганистана в свою колонию, приведя к власти пропакистанское правительство и серьезно ограничив суверенитет Кабула.

- Вернемся к теме целей и задач. Почему же США выходят из Афганистана?

— Когда «Талибан» ожил после 2006 года, опираясь на поддержку пакистанской стороны, перед США возникла проблема нанесения военного поражения талибам. Началось увеличение сил НАТО и самих американцев. На момент иракской кампании численность коалиционных сил составляла всего около 3 или 4 тысяч человек, а в период апогея она достигала около 130 тысяч западных военнослужащих. И все же нанести военное поражение «Талибану» у них не получилось.

Причина этой неудачи та же, что и у советских войск в Афганистане в период борьбы с моджахедами, — это Пакистан. И советские войска в 1980-е, и натовские войска в нулевые и в десятые действовали исключительно на территории Афганистана, а «Талибан» имел разветвленную тыловую инфраструктуру в плане закупки оружия, вербовки боевиков и обучения молодых сторонников в медресе (где им промывали мозги соответствующим образом) на территории соседнего Пакистана, куда ни СССР, ни НАТО проникнуть не могли.

«Талибан» совершал набеги на афганскую территорию, пытаясь закрепиться в отдельных районах, используя своеобразную талибскую дипломатию (договоренности со старейшинами, контрабандистами, криминалом и отдельными племенами). Везде были свои нюансы. Мотив борьбы с оккупантами находился далеко не на первой позиции.

Если в 1980-е главным была борьба с «коммунистами-безбожниками» с севера, которые пришли захватить Афганистан, то в случае с американским присутствием главной была коммерческая составляющая. Джихад превратился в бизнес. Плюс талибы действовали по дорожной карте, которую им выдавали в Исламабаде и Равалпинди (там находится штаб командования пакистанской армии, это реальная столица этой страны). Недаром в Пакистане есть поговорка: «Есть страны, которые имеют армии, а у нас армия имеет страну». Пакистаном управляет военная верхушка и спецслужбы. Гражданские власти — придаток к этой силовой вертикали.

Таким образом, если цель американцев по наказанию талибов была выполнена на пятерку, создание афганского государства на «удовлетворительно», а местами даже на «хорошо», то с демонтажом и уничтожением «Талибана» я бы поставил им устойчивый «неуд». В том числе потому, что Пакистан вел двусмысленную политическую линию. Он демонстрировал готовность стать союзниками США и НАТО в борьбе с терроризмом, попутно зарабатывая на транзите через свою территорию, потому что нахождение западного контингента нуждалось в снабжении.

Кстати, на этом транзите неплохо заработала и наша страна. Россия в 2001 году поддержала позицию США по свержению талибов, одна из первых выразила солидарность после терактов 11 сентября, а президент Путин предложил всяческую поддержку в борьбе с терроризмом. Россия тогда предоставила свое наземное и воздушное пространство для того, чтобы доставлять грузы, необходимые для западной коалиции. Действовал железнодорожный маршрут через Ульяновск, который стал своеобразным хабом.

Потом действовала система воздушных перевозок, когда Россия и Украина создали компанию «Волга-Днепр», потому что под их контролем находились крупные качественные грузовые самолеты. У США и НАТО их не было в таком количестве. Происходила интенсивная переброска грузов, солдат и гражданского персонала. Киев и Москва солидарно заработали на этом хорошие деньги.

Зарабатывали все, и все было хорошо, пока американцы не стали уставать от этой войны. При Обаме стал возникать вопрос о том, что хорошо бы либо искать способы договориться с умеренной частью «Талибана» (тогда еще были такие иллюзии), либо начать вывод войск. Потому что к 2011 году было понятно, что уничтожить их не получается.

Американцы не дураки. Они понимали, что Пакистан играет в двойную игру, но чрезмерно давить на Исламабад они не решались. Там живет более 220 млн человек, страна обладает ядерным оружием. Тем более они зависели от Пакистана в части инфраструктуры снабжения. Когда вам нужно снабжать 100 тысяч человек всем необходимым, вы немножко по-другому ведете себя с транзитером.

По сути вывод войск из Афганистана занял больше 10 лет. В 2010 году впервые начались кулуарные переговоры с талибами при посредничестве арабов и немцев, которые первые вступили в диалог. После этого появился офис талибов в Дохе, целью которого было легализовать контакты США с «умеренным крылом» «Талибана». Переговорные процессы шли десять лет, американцы проводили политику кнута и пряника (то наращивая силы, то выводя).

Марс Сариев объяснил, почему РФ будет плохо после ухода США из Афганистана — видео
Марс Сариев объяснил, почему РФ будет плохо после ухода США из Афганистана — видео
©
Миссия ИСАФ (Международные силы содействия безопасности) превратилась в миссию «Решительная поддержка», целью которой была не столько прямая борьба с талибами, сколько обучение американских сил безопасности.

- Как вы оцениваете выполнение этой миссии?

— Эта миссия была выполнена на «тройку» или даже на «четверку». Американцы не смогли создать одинаково качественные рода войск и силовые министерства. Где-то сильные подразделения полиции, где-то слабые, в армии не все гладко. Но США и НАТО удалось создать так называемый афганский спецназ. Это блестящая военная единица. Задача по ее подготовке была выполнена на «отлично». Был создан 50-60-тысячный корпус, который является главной силой афганского правительства в борьбе с талибами. Талибы его боятся. Я считаю, что это самый сильный спецназ в регионе. Я не знаю насчет Пакистана и Ирана, но республики Центральной Азии точно ему в подметки не годятся. Пока центральноазиаты заняты обучением, афганский спецназ воюет 24 часа в сутки семь дней в неделю. Он получил реальную подготовку в ходе боев, и уровень мастерства постоянно совершенствуется.

Его бойцы фактически живут в самолете. Они выполняют роль одной большой пожарной команды, которая перебрасывается в самые опасные регионы и добивается там перелома. Но их усилий все равно маловато для противостояния с талибами. Это одна из причин, по которой «Талибан» демонстрирует значительные успехи, в частности, на севере страны. Коммандос на всех не хватает.

Резюмируя, скажу, что подготовка и вывод американских войск из Афганистана завершен. Эта цель выполнена даже на «пятерку». Ушли быстро. Талибы даже не допускали нападения на американские базы боевиков из других организаций, например, запрещенного в РФ ИГИЛ. Повторюсь, цели на разных этапах были разные, и они были выполнены с разной степенью успеха. Надо разбираться в каждом конкретном случае.

- Если этот вывод войск был плановый и если они худо-бедно обучили афганскую армию, почему сейчас это выглядит как откровенное бегство и оставление союзников на произвол судьбы?

— Уход США из Афганистана — это проект не афганский, а сугубо внутриамериканский. При Обаме предполагался более ответственный вывод войск на достаточно длительной перспективе. Трамп, который в отношении Америки разрушил очень многое, разрушил и отношения Америки с Афганистаном. И нынешней команде Байдена ничего другого не оставалось, кроме как продолжить этот курс, поскольку все и так было разрушено.

Кроме того, в американском общественном мнении был определенный запрос на прекращение войны, и власти США на этот запрос ориентировались. Американцы поставили перед фактом и бросили не только американских, но и натовских союзников. Потому что НАТО готовился к совершенно другой архитектуре своего присутствия в Афганистане и совершенно к другим срокам участия в этом проекте.

США просто всех поставили перед фактом. Это было связано с особенностями внутриполитического процесса в США, борьбой за голоса избирателей, жесткой конкуренцией между республиканцами и демократами, запросом американской элиты на свержение Трампа и так далее. Америка была занята своими внутренними делами, причем очень горячими. Им было плевать и на Афганистан, и на своих союзников.

Более того, не только Афганистан и НАТО стали заложниками этого внутриполитического кризиса, но и все страны региона, включая Россию и Китай.

- Вы много раз упомянули Пакистан. Не боится ли он, что этот хаос переползет к нему? Там же уже были попытки проникновения на территорию страны.

— Пакистан уверен в том, что он победил в этой войне. Дескать, как он победил Советский Союз руками моджахедов, так он победит Америку руками талибов. Пакистан уверен, что он банкует в этой комбинации. Мне сложно сказать, насколько эти пакистанские представления обоснованы. Сейчас ситуация отличается от 1980-х годов, когда Советский Союз входил в Афганистан, бросив в итоге своих союзников, как и американцы.

Вопрос заключается в том, бросили ли американцы своих союзников, или нет. Пока это интрига, потому что отличия сегодняшней ситуации от ситуации конца 80-х существенные. Во-первых, против советского присутствия в Афганистане и против кабульского режима, который поддерживала Москва, был фактически весь мир. Против нас воевали не только моджахеды. Против нас воевали арабские монархии, арабские бизнесмены, которые в итоге создали инфраструктуру современного джихада. Против нас воевали американцы, которые помогали моджахедам.

Против нас воевали и китайцы, которые помогали моджахедам деньгами, оружием и боеприпасами. Хотя у нас это не принято вспоминать, потому что Китай сейчас как бы наш большой друг. Но он внес не меньший вклад в борьбу с советским присутствием, чем американцы. Только Индия не была против СССР, потому что она традиционный союзник России и враг Пакистана. Все были против нас и против Кабула.

В нынешней ситуации против афганского правительства только Пакистан и талибы. Ни страны НАТО, ни страны региона, ни Китай, ни Америка, ни Евросоюз — никто не заинтересован в крушении институтов современного афганского государства и реванше талибов. Даже Пакистан хотел бы часть этих институтов сохранить, но под своим контролем.

Сейчас нет фронта заказчиков на разрушение Афганистана, как это было тогда. Сейчас никто не хочет покончить с этим режимом. Соответственно, этому режиму будут помогать. Во-первых, США объявили о намерении помогать афганскому правительству и афганской армии. Точно такое же намерение подтвердили страны НАТО, ЕС, Индия. Очень многие страны выступают в роли миротворцев, пытаясь примирить талибов и афганское правительство. Поэтому повторение событий конца 1980-х — начала 1990-х годов в Афганистане не будет.

- Некоторые американские аналитики предрекают падение режима через полгода-год. Так ли это?

— Конечно, афганская армия испытывает серьезный стресс после ухода большого партнера в лице американцев. Но, честно говоря, они уже и так год не воевали. На протяжении последних 10 месяцев афганская армия сама проводит 95% операций. Другое дело, что «Талибан» прибег к новой тактике, используя все дополнительные ресурсы и возможности, которые предоставил Пакистан.

Те наступления, которые талибы предприняли на севере, — это прямая военная агрессия со стороны Пакистана. В этом принимают участие тысячи пакистанских боевиков, но, по моим данным, они несут серьезные потери (от 10 до 15 тысяч за последние два месяца, это очень много). Идет вербовка пакистанских граждан в провинциях Пуштунистан, Белуджистан, Хайбер-Пахнутнхва. Пакистанские военные напрямую участвуют в боевых действиях. По данным афганской стороны, были уничтожены несколько сотен пакистанских солдат и десятки офицеров запаса, которые выполняли функции полевых командиров «Талибана».

То, что происходит в Афганистане, — не просто вторжение некоей национально-освободительной структуры. Это прямое вторжение гибридных армий Пакистана. Поэтому Афганистану и сложно, потому что его инфраструктура безопасности была заточена под совместное участие с коалицией. Сейчас им приходится действовать в одиночку под новым растущим прессингом. Талибы бросили все свои силы и резервы в Афганистан. Раньше они дозировано нападали на отдельные провинции, сейчас они пытаются вести себя как многочисленные и хорошо вооруженные подразделения регулярной армии под командованием пакистанских офицеров.

«Бегут как крысы». Военный эксперт рассказал о тяжелой ситуации, которая сложилась в Средней Азии
«Бегут как крысы». Военный эксперт рассказал о тяжелой ситуации, которая сложилась в Средней Азии
© РИА Новости, Михаил Воскресенский / Перейти в фотобанк
С этим биться сложнее. Далеко не во всех афганских уездах есть достаточное количество силовиков и полицейских. Но я считаю, что эта ситуация временная. Сейчас афганская система безопасности начинает меняться, и я думаю, что в ближайшие недели афганцы более серьезно начнут отвечать на эти атаки. Да, в последние 4-6 недель талибы захватили около 80 уездов. Но около 15 этих уездов отбили афганские силовики. Этот процесс будет продолжаться. Захват провинции Бадгис возле Центральной Азии не имеет особого значения, для Афганистана это глубокая дыра. Но с пропагандисткой точки зрения эпизод неприятный.

Скоро афганская армия ответит на него, и ответ будет неприятным и эффективным. Война в Афганистане только начинается. Сегодня она имеет все шансы из борьбы с терроризмом перерасти в войну отечественную. Афганцы сегодня воспринимают борьбу с «Талибаном» как борьбу с иноземным вторжением. Почти в 20 провинциях создается народное ополчение, туда вступают даже женщины, воевавшие еще с советской властью моджахеды, их сыновья и внуки. Граждане Афганистана самых разных национальностей готовы отстаивать свободу своей страны.

- Если «Талибан» все же победит, что будет с потоками наркотрафика?

— Я думаю, что талибы не победят. Я не вижу каких-то оснований для их успеха. То, что талибы якобы являются борцами с наркотрафиком, — это один из мифов, который запускают и используют в своей политической практике сами талибы. За все время своего существования «Талибан» боролся с наркотиками только в последние полгода перед своим крахом. Тогда они были озабочены международным признанием своего режима и пытались понравиться миру, имитируя борьбу с наркомафией.

Тогда они быстро покончили с некоторыми наркогруппами и смогли продемонстрировать некоторое снижение производства героина в этой стране. Но с самого начала своего существования талибы поднялись на наркотиках, которые остаются одной из главных статей дохода в талибском бюджете. Якобы борьба с наркомафией в конце 1990-х происходила не для искоренения наркобизнеса, а для перераспределения потоков под контроль талибов. И сейчас доход от героина составляет не менее 50% их дохода. Это сотни миллионов долларов.

«Талибан» не только не покончит с наркотиками. Он будет стремиться монополизировать этот рынок. «Талибан» — крупнейший в мире наркокартель по производству и сбыту наркотиков. Никаких иллюзий тут питать не стоит.

- Если сейчас небольшие отряды не талибов, а представителей других организаций под 200-300 человек будут пересекать границы Туркмении, Узбекистана и Таджикистана, смогут ли местные силы с ними справиться без помощи России?

— Смогут. Вообще я не очень верю, что какие-то группы боевиков начнут пересекать границу. Каких-то других групп боевиков, которых талибы не контролировали бы, вдоль границы нет. Если границу будут переходить какие-то незаконные вооруженные формирования, это в любом случае будут группы, которые в той или иной степени контролируются талибами. Сам «Талибан» такого вооруженного вторжения пока не планирует.

Игиловских групп сегодня в таком количестве не существует. Да, глава МИД Лавров заявлял о концентрации этих групп где-то на севере, но пока эту информацию никто не подтверждает. Есть не очень многочисленные группы игиловцев, которые действуют в провинции Парван или Хост, но их слишком мало. Их возможностей и сил хватает только для того, чтобы проводить снайперские атаки против отдельных военнослужащих афганской армии, минировать дороги или взрывать ЛЭП. Это все, на что они сегодня способны. Организовать вторжение даже несколько сотен человек в республики Центральной Азии ИГИЛ просто не способен.

- Вы едва ли не единственный из экспертов говорите о том, что нам не надо заигрывать с талибами и нужно оказать безоговорочную поддержку официальному Кабулу. Почему?

— Я считаю, что заигрывать с талибами — политическая ошибка. Мы таким образом повышаем уровень их политической легитимности. Заигрывая с ними, Россия не контролирует «Талибан». Их контролируют спецслужбы Пакистана. Возможно, Россия хотела бы через талибов подружиться с Пакистаном, но это не очень предсказуемая дружба.

Вся элита и военная верхушка Пакистана окончили учебные заведения США и Великобритании. Они ориентированы на сотрудничество с этими англосаксонскими государствами и их армиями. Да, сейчас происходит дрейф Пакистана в сторону Китая, но это не дрейф в сторону России.

В тех экстремистских медресе Пакистана, где воспитывают молодых радикалов, отношение к России предельно негативное. Там распространяются учебные пособия, в которых Россия описывается не просто как дикая страна, а страна, в которой доминируют животные нравы. Там рассказывают, что русские женятся на матерях и что это неверные, которые хуже животных.

Поэтому рассчитывать на то, что Россия через Пакистан сможет контролировать «Талибан», — большая иллюзия и большая ошибка. Мы пытаемся накачать силу, которую мы не контролируем. Самостоятельно мы «Талибан» контролировать не можем, потому что у нас нет для этого инфраструктуры и связей. Да, есть отдельные контакты наших спецслужб с их полевыми командирами на местах. Но у нас нет контроля над политическим руководством «Талибана».

Пакистан скажет только спасибо за эту накачку «Талибана». Он будет пользоваться этим ресурсом. И не факт, что этот ресурс не будет направлен против российских интересов при определенных условиях.

Кроме того, «Талибан» — это союзник «Аль-Каиды». Они скреплены не только финансами, присягами и «профессиональными» джихадистскими отношениями. Они породнились на уровне детей и внуков. Разорвать эту связь невозможно. «Талибан» был и останется террористической джихадистской организацией. Не надо придумывать иллюзий о том, что это некое пуштунское национальное движение. Это чушь собачья. Сегодня сами пуштуны выступают против этой организации. Это гибридный проект Пакистана, который при этом использует практики джихада.

Укрепляя этот проект, Москва рискует популяризировать этот джихадистский тренд среди российских мусульман. Не забывайте, что у талибов работает прекрасная пропагандистская служба на разных языках, в том числе на русском языке. И ведут ее выходцы из РФ, которые категорически ненавидят Россию. Из-за этого проекты «Талибана» рискуют появиться и на Северном Кавказе, и в Центральной Азии, и на Ближнем Востоке.

Талибский флаг сегодня развевается в разных местах. Два или три месяца назад в сирийском Идлибе происходил парад под талибским флагом, когда храм Святой Софии в Стамбуле переделали под мечеть. А когда было недавнее обострение израильско-палестинского конфликта и в ряде городов Европы проходили демонстрации в поддержку палестинцев, в Амстердаме участники акции проходили с талибским флагом. Флаг «Талибана» сегодня символизирует успешный джихад с кафирскими державами, такими как США, Китай и Россия.

«Талибан» сегодня опасен не только тем, что он может перебросить боевиков через границу. Это полбеды, их сразу же разбомбят. Проблема в том, что «Талибан» формирует новую моду на джихад, в том числе среди российских мусульман. Их пропагандисты запустили в сетях новый мем. Они считают себя новой мировой сверхдержавой, имея в виду, что поскольку они победили США, то они автоматически стали новой мировой сверхдержавой.

Афганский синдром. Бегство армии США или передача власти «Талибану»*?
Афганский синдром. Бегство армии США или передача власти «Талибану»*?
© AP, Rahmat Gul
С джихадом заигрывать нельзя, это всегда плохо кончится. Америка заигрывала с джихадом, поддерживая моджахедов в 80-х. Но на этой поддержке выросла «Аль-Каида», которая нанесла удар в самое сердце Америки. Я боюсь, что российское заигрывание может привести к тому, что нечто подобное произойдет у нас.

- Какую конкретно помощь мы должны оказать Кабулу?

— Российская политика в отношении Афганистана должна быть схожа с той, которая осуществляется в Сирии. Речь идет о поддержке официального правительства, сил безопасности, за исключением военного присутствия. Любое появление российского военного городка вызовет волну ненависти и негодования. Афганцы до сих пор не могут простить России время военной оккупации. Оно им дорого обошлось. По их данным, за время советского военного присутствия погибло до 1,5 млн афганских граждан, а еще около 5 млн стали беженцами.

При этом они готовы сотрудничать с Россией по всем остальным направлениям. Военное присутствием нам и самим не нужно, но поддержка афганских сил безопасности в части подготовки командиров и поставки военно-технического оборудования необходима. Победа «Талибана» России стратегически невыгодна, потому что она приведет к ослаблению наших позиций не только в Афганистане.

То, что талибы приезжают в Москву и пьют чай с российскими дипломатами, ничего не значит. Талибы исповедуют принцип пророка Мухаммеда о том, что война есть обман. Тем более можно обманывать неверных. Ни одному их слову верить нельзя. Меня поражают российские дипломаты, которые говорят, что якобы талибы не будут делать это и это, потому что они им так сказали. Ты даже не питай иллюзий, что они сдержат свое слово. Они будут говорить что угодно, лишь бы достичь своих целей. А когда они их достигнут, ты вообще не будешь знать, что они дальше сделают.

Да, «Талибан» пока не имеет амбиций по выходу за пределы Афганистана. Но я напомню 1990-е годы, когда они выпускали карты с Бухарой и Самаркандом как часть территорий нового исламского эмирата. Возможно, прошло время, и они изменились. А может, и не изменились. «Талибан» 90-х годов был хуторским, потому что он формировался в сельской местности. Сейчас это «Талибан», победивший Америку и ставший еще более популярным именно из-за некоторых американских и российских дипломатов.

«Талибан» уже является частью глобального джихада. Дело не в том, что он действует в пределах одного государства, а в том, что его бренд приобрел мировую известность. На него возникает мода, ему будут стремиться подражать. Даже если сами талибы не будут настаивать. Хотя в глубине души они будут очень довольны.

Я также напомню один любопытный нюанс. Когда при Путине Россия начала вторую войну на Кавказе в 2000 году, «Талибан» объявил войну России. В их официальной газете «Шариат» было написана заметка о начале войны с русскими за то, что они совершили «агрессию против чеченского народа». С тех пор Талибан эту войну, которую он объявил еще задолго до атаки на Нью-Йорк, не отменил.

- Резюмируя, ваш краткий прогноз о том, что произойдет в ближайшее время?

— Если президент Ашраф Гани и его команда подхватит стихийную народную реакцию по жесткому неприятию «Талибана», она может превратить ее в проект нового народного фронта, который консолидирует афганское общество и элиты вокруг защиты родины.

Да, вторжение талибов и уход американцев взбудоражили многих. Но любой вызов приносит не только проблемы, но и ресурс для их решения. Развитие событий в Афганистане зависит от того, как официальный Кабул истолкует эти сигналы. Сейчас время большого выбора. Многое зависит от президента Гани и его команды, представляющей новое поколение молодых афганцев, которые точно не хотят жить при талибах. Тем более что средний возраст граждан Афганистана — 25 лет. Это очень молодая страна.

В этом есть минусы, потому что джихад — «дело молодых, лекарство против морщин». Но когда молодежь много лет живет в условиях западной модернизации, а не архаической реакции, есть шанс, что у них что-то получится.