Павел Рудяков: кто он
Павел Рудяков: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
Об этом Рудяков рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Павел Николаевич, во время Майдана часть украинских граждан высоко ценила возможность ездить на заработки в Польшу, поскольку там платят хорошие по украинским меркам деньги. А как они к ним относятся теперь?

— Так же и относятся. Эти заработки — сфера бытовых отношений, связанных с материальным обеспечением семей. Она имеет очень мало отношения к политике символов, к майдану и вещам, которые говорятся из телевизора. У сербов есть пословица: «животом за хлебом». Вот так же поступают и наши люди. Тем более что Западная Украина, откуда едет основной массив заробитчанства, традиционно является депрессивным регионом и даже в советское время была дотационной.

Там не так много областей, в которых можно себя применить.

Поляки действительно создают хорошие условия, но не для всех. Там есть и хорошие условия, и средние, и плохие, и отвратительные. Тем не менее, Польша людей привлекает. Помимо всего прочего у Варшавы уже второй год действует специальная программа кабинета министров по привлечению до 2022 года на пять лет «восточных рабочих», под которыми преимущественно подразумеваются украинцы.

Эта тенденция сохраняется, Украина никаких рабочих мест людям не предлагает. Да, президент говорил о 190 тысячах рабочих мест по программе строительства дорог. Но, во-первых, это капля в море, а во-вторых, нужно разбираться, что это за рабочие места. Майдан — это красиво, но людям надо зарабатывать деньги, и они едут в Польшу.

- А насколько Польша заинтересована в том, чтобы ассимилировать этих трудовых мигрантов?

— Об ассимиляции, думаю, речь не идет. Но, как я уже сказал, у них действует программа кабинета министров по привлечению заробитчан.

Кроме того, Польша, Венгрия и Чехия на уровне своего национального законодательства расширили возможности трудоустройства по безвизу для наших граждан, а с 1 января 2020 года то же самое сделала Германия, где значительно лучше условия для гастарбайтеров. Поляки взбунтовались, полагая, что основной поток наших заробитчан пойдет в Германию. Они предприняли определенные меры, чтобы этого не допустить. Но некоторый отток все же пошел.

Польша действительно заинтересована в наших заробитчанах. По макроэкономическим показателям примерно 500 тысяч рабочих рук может дать 1% к росту ВВП. Соответственно, если у нас уйдет 500 тысяч рабочих рук, мы этот процент потеряем.

Кирилл Молчанов: При Порошенко воровали на армии, а при Зеленском начинают воровать на дорогах
Кирилл Молчанов: При Порошенко воровали на армии, а при Зеленском начинают воровать на дорогах
© Facebook, Кирилл Молчанов
Но мы все равно продолжаем оставаться донором людских ресурсов. Эта тенденция сохраняется вне зависимости от того, что мы говорим в телевизоре друг другу.

- Вы в прошлых интервью говорили, что весной на Украине возможен социальный бунт. Власть что-то делает для того, чтобы его предотвратить?

— Работа ведется, но она ведется в духе шоу-бизнеса, который теперь перенесен в сферу государственного управления и политических отношений. Власть несистемно работает в социальной сфере, но вместе с тем создает информационные ширмы для того, чтобы эту возможную активность граждан растворить и распихать по углам.

Один из этих шагов — активизация силовых структур по борьбе против фейков (ясное дело, что русских фейков) и «пятой колонны». В последнее время ряд наших министров и чиновников стали говорить, что заявления о том, что Украина является социально депрессивным государством, — это русский фейк. Вот он реальный уровень понимания ситуации. Они не признают очевидного, но навязывают свою позицию.

Уже начались показушные в духе КПСС форумы «Украина 30», где с каждым форумом все радостнее жить. Но для настоящего снятия социальной напряженности делается очень мало, потому что у правительства нет ресурсов. Они те же тарифы не хотят снижать, хотя могли бы. Правда, они анонсировали повышение пенсий (почти 7-8 млн человек получат по 200-300, 700-800 гривен), но это разовое повышение, которое не касается социально активной группы, способной выйти на массовые протесты.

Проблема состоит еще и в том, что у нас нет политической или профсоюзной силы, которая могла бы организовать людей, сформулировать требования и донести эти требования до правительства. Мы очень аморфное в этом смысле общество в последнее время.

- Сейчас очень много говорится о раскулачивании олигархов. Состоится ли оно и принесет ли пользу экономике?

— Это вряд ли принесет пользу экономике, потому что у нас экономика олигархическая. Если деолигархизировать экономику, то она просто разрушится в том виде, в котором она существует сейчас. В этом случае нужно будет выстраивать новую экономику, как американцы выстраивают у нас новую систему органов управления по борьбе с коррупцией и других сферах. Насколько я понимаю, работа против олигархов пошла. Но у нас остается очень туманное представление о том, кто такие олигархи.

У нас олигархами считают шестерку орлов, которые сформировались во времена позднего Кучмы (Коломойский, Ахметов, Пинчук, Фирташ и еще пара ребят). Но это «старые олигархи». А у нас за последние 5-7 лет появилась целая стая «новых олигархов» (Порошенко, Аваков, Яценюк). В этом списке также могли оказаться Пашинский и Луценко (который никогда не занимался бизнесом, но, будучи генпрокурором, активно продавал дела на сотни миллионов долларов и брал откаты). Кроме того, подтянулись двое-трое людей, которые занимаются агробизнесом.

Виталий Захарченко: Офицерская честь не определяется указами Зеленского
Виталий Захарченко: Офицерская честь не определяется указами Зеленского
© РИА Новости, Владимир Трефилов
США предъявляют требования деолигархизации ко всем таким странам, как наша, начиная с Балкан. Во всех остальных странах они этой цели добились. У нас, насколько я понимаю, те люди, которые ведут политику от имени Зеленского (он себя проявил как слабак), не уничтожают старых олигархов, но показательно пощипывают и предъявляют их американцам. Но параллельно с этим идет процесс усиления части новых олигархов.

Усиливается Порошенко (хоть он и не играет с Зеленским), Аваков продолжает набирать финансовые и другие возможности. Поэтому здесь речь идет не деолигархизации, а о переформатировании нашего олигархического ландшафта. Часть старых олигархов теряет свои позиции, а новые усиливаться не хотят, потому что боятся американцев.

- Чем закончится противостояние Зеленского и ОПЗЖ. Он сможет их окончательно выдавить из политики?

— Он додавит их до конца. Они рассыплются под его давлением и распадутся на пару частей. Они показали, что не были готовы к такой атаке. Правда, к таким шагам было трудно быть готовыми, потому что они противозаконные и диктаторские. У них нет ресурсов для того, чтобы сопротивляться, а каждая в отдельности часть ОПЗЖ нежизнеспособна. Это максимум 5-6% на любых выборах. Это маргинальные силы вроде Ляшко, Смешко и Гройсмана, которые нужны исключительно для массовки.