Об этом Сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич рассказал в интервью изданию Украина.ру

- Дмитрий, на место достройки «Северного потока — 2» уже выдвинулись суда, называются различные сроки завершения проекта — что-то завершат в мае, что-то в июле. Насколько эти сроки реалистичны с технической точки зрения?

— Вполне. На самом деле после получения всех разрешений преград для реализации, кроме погоды, нет. Нерест всех рыб там завершился, птицы, звери — все, кто там обитает на этом участке моря, довольны. Экологи что-то там пытались мутить, но это касается германского участка, а не датского.

Я думаю, что если работы начнутся, то в течение месяца они будут завершены. Я уже не знаю, какой форс-мажор должен случиться, его не должно быть в принципе.

- Вечером 4 февраля представитель Госдепартамента США Нед Прайс заявил, что газопроводы «Северный поток — 2» и вторая ветка «Турецкого потока» якобы несут угрозу трансатлантической безопасности. Там также прозвучало, что санкции — это еще не все, на что готовы США ради остановки проектов. Вот что они могут еще предпринять?

— Я не знаю. Пусть введут уже какие-нибудь окончательные и бесповоротные последние санкции — все эти заявления Госдепа просто детский сад. Все, что могли, они уже сделали.

«Северный поток – 2»: США торгуются с Германией о снятии санкций
«Северный поток – 2»: США торгуются с Германией о снятии санкций
© РИА Новости, Nord Stream 2 / Aксель Шмидт/ Paul Langrock
Ну, будут немцев пугать чем-то — у США больше нет в арсенале ничего.

Американцы долго чесали репу, пока на какой-то конференции на Украине им не подсказали, что нужно вводить санкции именно против конкретных судов, прокладывающих трубопроводы.

Компания Allseas отказалась от работы по «Северному потоку — 2» из-за санкций, и поначалу оказалось трудно найти суда для возобновления проекта, так как их практически нет для работы на таких глубинах и с трубами такого объема.

Идею таких санкций Штатам подбросили украинцы Вадим Гламаздин и Александр Харченко, но они до этого не сами додумались. Харченко проговорился, что на одной из конференций в Киеве присутствовал русский эксперт, не называя его фамилии. 

Скорее всего, это был Михаил Корчемкин, специалист по «Газпрому», он часто приезжал, я с ним лично знаком.

И они этой идеей воспользовались — такой механизм применить. И этот механизм в определенном смысле был действенным. Потом еще появились санкции против страховых компаний, но на этом все, я думаю, что возможности США уже исчерпаны.

- Кстати, насчет механизмов. На днях через немецкую прессу был запущен такой пробный шар насчет переговоров по «Северному потоку — 2», американцы якобы предлагали внедрить некий механизм, который позволит сразу остановить прокачку по трубопроводу…

— Читал. Это бред, это чушь! Это, во-первых, вмешательство в деятельность объектов инфраструктуры. Пустить какого-то мистера Джо с вентилем, который будет перекрывать трубу, — это нонсенс.

Представляете, какое там давление создается в этот момент на компрессорной станции, которая стоит на берегу? И что — авария, взрыв? Ну это бред.

Это опять попытка давить, выдумывать какие-то вещи, которых никогда не было в природе, абсурдные с точки зрения здравого смысла, международных отношений и практики контрактов на поставки ресурсов.

Это просто трындец, у меня другого слова нет.

- В этом предложении упоминалось, что этот блокирующий механизм может быть задействован, если через Украину будут слишком мало прокачивать российского газа. Почему такая трогательная забота США об Украине?

— Для них это политическая история. Они понимают, что Украина будет терять транзит, она уже теряет, потому что есть действующий контракт, там объемы зафиксированы, прокачка всего лишь 40 млрд кубов газа ежегодно.

В этом году будет больше, «Газпром» уже выкупает дополнительные мощности по январю и февралю, но украинский транзит неизбежно будет снижаться, это уже понятно всем, и на Украине тоже, поверьте.

Штатам это важно с политической точки зрения, для них это реноме, постоянно ж заявляют о поддержке Украины, и важно в том смысле, что это деньги, которые идут в экономику и бюджет Украины.

Дополнительная выручка от транзита идет сначала «Нафтогазу», потом оператору ГТС, потом они попадают в бюджет через механизм дивидендов, но так или иначе это деньги, которые остаются на Украине.

Поскольку транзит будет падать, денег будет меньше, с украинской экономикой будет все не так хорошо, и им нужно будет обращаться за помощью к Западу.

Поэтому есть еще такой меркантильный элемент этой истории — чем меньше денег будет от «Газпрома», тем больше денег в случае плохой ситуации в украинской экономике придется ссужать Украине.

А уже Киев набрал много кредитов — в основном Европа давала, но и Штаты тоже, и международные кредиторы. Эти долги нужно обслуживать и возвращать, и без денег «Газпрома» получить эти средства Западу будет труднее.

- Если совсем уж абстрагироваться от текущих реалий, то есть всего два варианта: либо газопроводы достраивают "Северный поток-2", либо не достраивают. Какие будут последствия в одном случае и во втором — для Европы, США, России и Украины?

— Сценарий, при котором «Северный поток — 2» и «Турецкий поток» не достраивают, я считаю крайне малореалистичным. Последствия этого — ну, компании, которые вложили туда деньги, понесут убытки.

Они инвестировали деньги с перспективой возврата, поскольку они являются акционерами самого проекта. Туда вложили деньги и французы, и датчане, и австрийцы — это будет удар по ним, по европейской индустрии.

«Северный поток – 2»: «Фортуна» возобновила работу, позиции США и Германии неизменны
«Северный поток – 2»: «Фортуна» возобновила работу, позиции США и Германии неизменны
© РИА Новости, Nord Stream 2 / Aксель Шмидт/ Paul Langrock
Также это будет удар по имиджу тех политиков и партий в этих странах, которые последовательно поддерживали проект.

ФРГ лишится стабильного источника дешевого газа — они ведь не просто так за этот проект боролись. Немцы также хотят быть крупным газовым хабом, это им выгодно с экономической точки зрения.

Экономически, конечно, остановка «Северного потока — 2» — это для них провал, и все, кто инвестировал туда миллиарды, это понимают.

Поэтому я думаю, что эта труба будет построена, и это куда более вероятно. Когда это произойдет, Украина будет терять транзит, но это давно уже было неизбежно.

Европа получит так нужный ей источник газа, немецкая экономика получит стимул для стабилизации и развития.

Однако это усложнит политическую ситуацию, потому что определенное противостояние будет иметь место.

Будут опять обвинения в каких-то пророссийских настроениях, бесконечная борьба с Москвой. Ухудшатся отношения Брюсселя и Берлина с Госдепом, так как газопровод станет перманентной проблемной точкой в отношениях США и Европы.

- А какие дивиденды получают США, если они остановят газопроводы, и что они теряют в случае реализации проектов?

— Был какой-то элемент в риторике Трампа насчет того, что если остановят «Северный поток — 2», то американские компании смогут нарастить поставки СПГ в Европу.

Но на фоне того, что поставки СПГ в Юго-Восточную Азию гораздо более приоритетны из-за высоких цен на газ в этом регионе, европейский рынок американцам уже не интересен.

Я все больше убеждаюсь, что борьба с «Северным потоком» — это политическая борьба с Москвой, которая закончится для Штатов неизбежным поражением.

Возможно, республиканцы воспрянут в каком-то сегменте, скажут, мол, мы вели борьбу, а Байден все проиграл.

С экономической же точки зрения для Штатов это ничтожное явление. Как показала практика, существенно нарастить поставки газа в Европу так, чтобы это повлияло на американскую индустрию газа, нереально.

Гораздо больше на нее влияет динамика мировых цен на газ: когда они растут, у газовых компаний США все классно, они поставляют газ куда угодно. Если цена падает, они вообще никуда газ не поставляют. От их поставок отказываются, и несут убытки трейдеры.

Американская индустрия убытков практически не несет, потому что большая часть контрактов подписана так, что их ответственность заканчивается на моменте отгрузки с терминала.

У них есть фиксированная цена хаба плюс 15% плюс маржа терминала, а все остальное — проблемы трейдера, который подписал контракт «бери или плати», и он вынужден продавать газ себе в убыток.

- То есть вопрос «Северного потока — 2» для США больше политический, чем экономический?

— С моей точки зрения, да. Много дискуссий было на эту тему, но я вам скажу: чем дальше, тем более это очевидно.

Политическое значение «Северного потока — 2»
Политическое значение «Северного потока — 2»
© РИА Новости, Илья Питалев / Перейти в фотобанк
Посмотрите долю поставок СПГ на европейский рынок. Почему она не растет мощными темпами, почему США поставляют СПГ в Юго-Восточную Азию? Почему они не отбивают у «Газпрома» долю рынка СПГ? Что им мешает?

Вместо этого они отбивают долю у других компаний в Юго-Восточной Азии, потому что там цена выше. И скорее всего и будет выше в дальнейшем.

А в Европе вряд ли цена будет высокой, поскольку тут присутствует трубопроводный газ, и не только российский — есть внутренняя добыча, и она значительная. Эти факторы никуда не исчезнут в ближайшие годы.