Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

В субботу, 21 ноября, в Грузии прошел второй тур парламентских выборов. Выборы состоялись в 17 из 30 мажоритарных округов — там, где кандидаты не смогли в первом туре набрать свыше 50% голосов.

В знак протеста против результатов выборов в первом туре оппозиция сняла своих кандидатов с голосования. При этом фамилии оппозиционных кандидатов остались в бюллетенях — по предварительным данным, они набрали от 5 до 12% голосов.

Кандидаты же от правящей партии «Грузинская мечта» победили во всех 17 мажоритарных округах.

- Арчил, оппозиционные политические партии отказываются от своих мандатов в парламенте. Получается, что в грузинском парламенте будет монобольшинство? Либо могут выборы вообще признать недействительными? Что это за политический маневр?

— Да, конечно, это не первый раз в истории Грузии, всего каких-то 12 лет назад было то же самое. Отказ от мандатов не упраздняет выборы, надо это понимать. Люди пошли на выборы, они проголосовали, они дали вам мандат, а входить в парламент или нет — это вам решать. Даже если выборы были легитимными, и все вошли, вы можете просто порезать свой партбилет и не войти в парламент.

Нужно понимать, что есть два способа не войти в парламент. Первый — это просто бойкот. То есть вы заявляете о том, что не войдете в парламент, поскольку считаете, что он не действителен, и не ходите на парламентские встречи. Но вы получаете свою зарплату, финансирование для партии, по сути живете на иждивении граждан. Такое мы видели в 2008 году.

Арчил Сихарулидзе: кто он
Арчил Сихарулидзе: кто он
© Sputnik /Vladimir Umikashvili
Есть второй метод, я считаю, более серьезный — это взять и отказаться. Просто официально уйти. В этом случае вы отказываетесь от всех парламентских привилегий. Пока что политическая оппозиция не заявляла об отказе. Я думаю, они не откажутся потому, что, как ни крути, абсолютно все международные партнеры заявили очень четко и понятно, что бойкот и отказ — это старая история.

Я приведу вам одну цитату. Впервые за всю историю Грузии Госдепартамент, который занимается грузинскими делами, очень открыто и прямо заявил следующее: «Мы смотрим этот фильм уже последние 20 лет».

То есть этим людям сказали, что нельзя уже 20 лет делать одно и то же, в частности, когда тебя не устраивают результаты — просто взять и уйти, и заявить о том, что страна рухнула и никакого политического будущего нет.

К сожалению, этим сейчас политическая оппозиция и занялась. Но на что они надеялись? Во-первых, на большой митинг массовый, который не состоялся по разным причинам, в том числе из-за пандемии. И второе — на поддержку международную. Они добились того, что потеряли любую поддержку с Запада, особенно после того, как Михаил Саакашвили, который реально является их лидером, назвал главу наблюдательной комиссии «агентом Кремля», после чего на него уже напали представители Европейского парламента.

Недавно в New Europe была опубликована статья шведского европарламентария, который заявил, что Михаил Саакашвили — это прошлое, и что с этим человеком идти в политическое будущее просто нельзя.

- У данного парламентского кризиса должны быть какие-то итоги и результаты, он должен чем-то завершиться. Не может же быть так, что оппозиция вчера сказала, что не участвует в работе парламента, а сегодня сказать, что передумала, — в любом случае, наверное, какие-то требования власти придется выполнить. Чем может закончиться этот кризис?

— Ну а почему она не может? Надо понимать одну вещь: когда мы говорим о политической оппозиции, там главная партия, которая по сути набрала 28% голосов, — это Единое национальное движение, революционная партия во главе с Михаилом Саакашвили, который с 2019 года заявляет о том, что он ни одни выборы не выиграл, а во всех выборах, которые он проиграл, выиграл Кремль.

Этому человеку абсолютно, простите за такое слово, наплевать на то, какой будет результат. Он признает только те выборы, в которых он выигрывает. И он не раз призывал на Facebook к революции, восстаниям, переворотам, ко многим вещам. Просто мы уже привыкли от этого человека слышать такие вещи. И представители его партии уже в прямом эфире заявили другим партиям, что именно благодаря их поддержке они вообще существуют.

Призрак «МихоМайдана». Что ждёт Грузию после выборов в парламент
Призрак «МихоМайдана». Что ждёт Грузию после выборов в парламент
© Sputnik / Перейти в фотобанк
К сожалению, воспринимать политическую оппозицию как что-то такое многопартийное — это, я думаю, просто преувеличение.

Я вам напомню, в 2008 году у нас был прецедент, когда Единое национальное движение выиграло парламентские выборы. Оппозиция не просто не вошла — она порезала свои мандаты и официально отказалась от мест, многие из них. В парламенте сидело только одно конституционное большинство и пара оппозиционеров. И все 4 года они управляли страной спокойно и тихо. И это те люди, которые сейчас заявляют о том, что монопартийность — это плохо.

А вот недавно, когда был спор о том, с какой избирательной системой мы должны пойти в будущее, вся оппозиция вообще отказалась входить. То есть они сделали то же самое — они не ходили в парламент, отказались голосовать за конституционные изменения, которые были поддержаны Западом. Но внезапно осознав, что они останутся «вне», они заявили о том, что они не могут оставить лидирующую партию одну, и они вошли. Вот так спокойно и мирно у нас в стране такие вещи происходят.

— Насколько, по-вашему, велико влияние парламента на политическую жизнь в стране?

— Официально парламент считается главным законодательным органом и не только. У нас же парламентская система управления, премьер-министр. Президент уже давно является общественником в основном, а парламент решает.

В нашей лидирующей партии, в «Грузинской мечте», есть человек очень влиятельный, такой, как Бидзина Иванишвили, который основал реально эту партию, является миллиардером, меценатом и т.д. Это человек, который имеет очень сильное влияние на партию, но не занимает какую-то официальную должность.

Многие в оппозиции, да и в гражданском обществе, недолюбливают его по разным причинам. Его называют олигархом, даже некоторые американские коллеги. Кстати, именно этим и вызвана их нелюбовь к нынешней власти.

Однако когда грузинский электорат идет на выборы, он понимает, что, голосуя за правящую партию, они отдают голос именно Иванишвили. И где-то миллион избирателей дали ему голос. Это значит, что это человек, олигарх он или нет, является самым легитимным человеком в нашей стране.

А так, безусловно, парламент решает абсолютно всё в нашей стране. Президентское правление закончилось в стране в 2012 году благодаря Михаилу Саакашвили и его конституционной реформе. С тех пор у нас решает всё парламент и премьер-министр.

На что надеется оппозиция? На то, что в марте-апреле будет хорошая погода, что вторая волна коронавируса отступит и они выйдут на улицы с массовыми митингами и заставят государство пойти на внеочередные выборы. Какое основное требование, которое правительство просто не может удовлетворить, иначе потеряет власть моментально? Это следующее: оппозиция войдет в парламент, но через год вновь устроит парламентские выборы.

Сихарулидзе: Запад не поддержит бойкот грузинской оппозиции
Сихарулидзе: Запад не поддержит бойкот грузинской оппозиции
Однако я и многие мои коллеги можем прямо сказать, что, во-первых, это окончательно сформирует в Грузии двухпартийную систему, потому что люди будут идти на выборы с очень четким пониманием того, что они опять голосуют за Михаила Саакашвили или за Бидзину Иванишвили. Это значит, что все маленькие партии, которые получили свои места, они просто исчезнут раз и навсегда.

И второе: и на внеочередных парламентских выборах снова выиграет «Грузинская мечта», и снова будет «опять двадцать пять». Однако мне кажется, что они все-таки войдут в любом случае, потому что мы это уже видели, все эти «20 лет», как говорил Госдепартамент.

Я был еще на тех митингах наблюдателем в 2008 году, когда оппозиция просто так на улице сидела четыре года, а правящая элита управляла государством, вносила изменения в конституционную реформу. И более того, она была довольна и сейчас заявляет о том, что это были очень хорошие четыре года стабильности и нормального управления.

- В Южной Осетии 23 ноября отмечают День мужества и народного единства. Это связано с событиями в 1989 году, когда грузинские националисты направились в Цхинвал. Как об этом дне вспоминают в Грузии и вспоминают ли вообще?

— Конечно, мы вспоминаем это чуточку по-другому, потому что для людей, проживающих, как мы называем, в Цхинвальском регионе, была большая трагедия, для нас — это трагедия грузинского масштаба, я имею в виду, что это очень плохой период времени в нашей истории, когда из-за бардака и беспредела мы наворотили много плохих вещей.

Чем события в Донбассе напоминают войну в Южной Осетии 2008 года
Чем события в Донбассе напоминают войну в Южной Осетии 2008 года
© РИА Новости, Андрей Архипов / Перейти в фотобанк
Это осознание у грузинского правительства есть. Но в Южной Осетии на это смотрят как на целенаправленную попытку подавления их культуры, самоидентичности. А в Грузии это воспринимают как очень плохой прецедент, когда грузинское общество не среагировало своевременно на национал-патриотические лозунги, а потом пожинало очень плохие плоды.

Да, мы об этом помним, мы об этом не раз заявляли на всех уровнях переговоров, Грузия заявляла, что это наша вина, но в то же самое время все политики, которые были в этом процессе, давно или скончались, или отсидели в тюрьме. Они все были наказаны своевременно. Поэтому я думаю, что грузинское общество с этим смирилось и признало свои ошибки.

Самое главное, чтобы в Южной Осетии люди тоже признали свои ошибки. Как говорят британцы, чтобы хлопать, нужно иметь две ладони.