Об этом один из лидеров "Гражданского согласия" Артем Агафонов рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Артем, сработал ли ультиматум Тихановской?

— Тотальной забастовки не было, массового блокирования всех дорог — тоже. И то, и другое звучало в ультиматуме Тихановской, но в реальности было точечным и особого влияния на экономические процессы не имело.

Что касается блокирования дорог, то это вообще довольно спорный инструмент, реакция общества на который чаще бывает негативной, чем положительной. Стоять в пробках и опаздывать мало кому нравится. В общем, что бы сейчас ни говорили оппозиционеры, заявленных целей ультиматум не достиг.

Владимир Груздев: Основа протеста в Белоруссии — средний класс, интеллигенция и студенты
Владимир Груздев: Основа протеста в Белоруссии — средний класс, интеллигенция и студенты
© vk.com, Груздзеў Уладзімір
- Удалась ли в таком случае оппозиции последняя воскресная акция?

- Данные противоречивые, но, если судить по картинке, на своем пике акция выглядела впечатляюще. О «сдувании» протестов речи точно не идет, уже два с половиной месяца оппозиция стабильно выводит на улицы как минимум десятки тысяч человек. Способность оппозиции так долго поддерживать прежде невиданную численность своих акций сама по себе дорогого стоит. 

Тревожно то, что протесты опять перестают быть мирными. Воскресная акция завершилась столкновениями протестующих с силовиками. Градус насилия растет с обеих сторон.

- Получит ли свое развитие забастовочное движение?

— Первые 3 дня забастовок особой массовости не показали. Студент, прогуливающий лекции, по сути вредит только себе. На функционировании экономики его прогулы никак не отражаются. А на промышленных гигантах забастовки хоть и были, но участие в них принимали десятки или, в лучшем случае, сотни работников. Производственный процесс не прекращался нигде. Поэтому на перспективу общенациональной стачки я смотрю скептически. Власть будет отвечать на забастовки массовыми увольнениями, а резерв оппозиции, которая обещала выплачивать уволенным забастовщикам компенсации, конечен и в масштабах страны невелик.

Что касается забастовки в моем вузе — не слышал. Я окончил Минский инновационный университет, он в новостях на этой неделе не фигурировал.

- У белорусских властей есть для оппозиции что-то конструктивное? 

— Думаю, во властных кабинетах немало сторонников политического урегулирования конфликта, начала диалога. Однако Беларусь — авторитарное государство, и последнее слово всегда за ее президентом, который и является главным и упертым сторонником жесткой линии. Такой уж у него психотип. Той же линии придерживаются и силовики. И противоречить никто из чиновников не решается. То, как он умеет расправляться с чиновничьей фрондой, Лукашенко уже продемонстрировал.

- Кто выходит на митинги оппозиции? Одни змагары?

— Такого количества типичных змагаров, которое выходит на митинги, в стране просто не существует. Привычные змагары за мову в вышиванках, пожалуй, составляют меньшинство среди протестующих. В целом народ на акции ходит довольно пестрый. Там есть и змагары, и те самые анархисты, и футбольные фанаты, которыми пугает МВД, и обычные граждане самых разных взглядов и уровня достатка.

Даже из числа пророссийских активистов в протестных акциях участвует немало людей. Все, что их объединяет, — неприятие Лукашенко и его методов правления, протест против насилия со стороны государства.

- Насколько серьезен идеологический раскол в белорусском обществе?

— Забавно, что некоторые змагары, которые сами по примеру украинских собратьев по отсутствию разума несколько лет искали в пророссийском лагере признаки несуществовавшего сепаратизма, сейчас сами же выступают с сепаратистскими идеями.

На самом деле идеологический раскол в белорусском обществе имеется, он достаточно глубок и может закончиться очень плохо. Но этот раскол не имеет настолько явного географического проявления, как это было на Украине. Да, Минск — самый оппозиционный, Витебск тяготеет к России, а в Гродно чувствуется польское влияние. Однако раскола на враждебные друг другу Запад и Восток в Беларуси нет и в помине.

Павел Гатилов: Белорусская власть действует методами братков 90-х
Павел Гатилов: Белорусская власть действует методами братков 90-х
© Facebook, Павел Гатилов

- Протестует ли белорусская провинция? 

— Протестует в основном Минск. Чувствуется протестная активность в Гродно. Уже в областных центрах всё значительно слабее. В райцентрах — в лучшем случае «цепочки солидарности» и развешивание флагов. Правда, в тех же райцентрах уже появились факты совсем уже радикальной протестной активности в виде поджогов транспорта или зданий силовых ведомств. Террористическая волна, на пороге которой мы стоим, тоже, вероятно, начнется с провинции.