Почти 7 лет Юлия Чичерина помогает Донбассу, в частности, поет для донецких бойцов на передовой, выступает с концератамиЮ, оказывает другую гуманитарную помощь, за что попала в Украине на сайт "Миротворец".

- Юлия, как и когда к вам пришла идея получить гражданство ДНР (до этого у вас уже было гражданство ЛНР)?

— Все практичные люди получают гражданство из-за меркантильного интереса, чтобы улучшить своё материальное положение, потеплее устроить детей, обеспечить себе старость, а у меня совсем другая история.

Чичерина: После смерти Захарченко Донбассу надо войти в состав России
Чичерина: После смерти Захарченко Донбассу надо войти в состав России
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк

В 17-м году я написала одновременно заявления на паспорт и в ЛНР, и в ДНР. В ЛНР мне выдали паспорт, в ДНР отказали, хотя мы с Александром Владимировичем Захарченко были друзьями. Паспорт тогда получил Джигурда. Не вместо меня, просто так совпало.

Так что мне пришлось подождать ещё 4 года. Этим летом я вновь написала заявление, но, чтобы не получить отказ, написала его напрямую главе ДНР, и Денис Владимирович не отказал. Пушилин — глава осаждённой республики. Я уважаю его и стараюсь помочь чем могу. Мы с Пушилиным соратники.

- Чем для вас является гражданство ДНР?

— Прежде всего это причастность к героическому народу Донбасса, у которого я учусь терпению, стойкости и воле к победе. Это большая награда и знак, что мои труды — сотни полевых концертов на позициях для поддержания боевого духа моих братьев, защищающих рубежи республик, — были замечены. Они были не напрасны.

Юлия Чичерина: Почему и как я стала гражданкой ДНР

- В 2018 году ФИФА запретила вам играть перед болельщиками чемпионата мира из-за вашей шефской помощи ДНР. Вам было обидно? Как вы тогда отреагировали на запрет? Вы по-прежнему считаете, что ФИФА — это «футболобандеровцы»?

— Не только ФИФА, но и почти все люди с «хорошими лицами» даже в России считают меня одиозной, но это плата за позицию. Идёт гибридная война за умы, и нельзя обижаться на противников, нужно работать по ним.

- Вы написали несколько песен, посвященных бойцам, защищающим Донбасс, и даже сняли на них клипы. Планируете сделать еще что-то подобное в ближайшее время?

— Песен у меня уже на целый альбом, планирую выпустить его под названием «Песни военных лет», донецкий военкор-режиссёр Макс Фадеев почти закончил фильм-концерт о моих выступлениях последних пяти лет на Донбассе.

Данил Милка, дирижёр и композитор Донецкой филармонии им. Прокофьева, сделал целую программу из моих песен для симфонического оркестра в уникальных аранжировках. Она постоянно растёт и развивается. Раз в полгода мы даём концерты в филармонии.

- Как сегодня складываются ваши взаимоотношения с СБУ? Напоминают ли они вам о себе? Продолжают обещать 5 лет за «покушение на территориальную целостность Украины»?

— Жду с нетерпением, когда эти эсбэушники выйдут на пенсию, и я сама им напомню об их преступлениях и о себе.

- Откуда в вас столько нонконформизма? Это нонконформизм рок-н-ролльщика или нонконформизм русского патриота?

— Сражаться за Русский мир, и Господь выбрал меня и моих соратников, и мы все готовы на многое.

- Скажите, почему русские рок-звезды вашей величины в отличие от вас не помогают, как и вы, Донбассу? Они что, безразличны, боятся санкций или настроены проукраински?

— Наш шоу-бизнес создан в 90-х для развлечения и развала СССР в основном выходцами из незалежной. Чтобы стать артистом первого эшелона, необходимо брать ярлык в Киеве, музыкальные фанатские сообщества кишат украинскими агентами. Они голосуют на радио, пишут отзывы в соцсетях, кого слушать, а кого предать забвению, и, конечно же, музыканты, люди тонкой душевной организации, очень боятся травли, и того, что их новые песни не будут брать на радио. А от этого напрямую зависит количество концертов и их стоимость. Они все за нас, просто выбирают мирскую славу и богатство, а не помощь и поддержку Донбассу.

«Доброе утро, Борисполь»: Чичерина опубликовала фото из закрытого для нее Киева
«Доброе утро, Борисполь»: Чичерина опубликовала фото из закрытого для нее Киева
© РИА Новости, Рамиль Ситдиков | Перейти в фотобанк

- Есть ли у вас какие-то дорогие вашему сердцу вещи, которые вы привезли из Донбасса и храните у себя дома? Если да, расскажите о них.

— У меня есть флаги и шевроны почти всех подразделений, памятные знаки, ордена и медали, но это лишь как память, и со всем этим я могу легко расстаться. Самое ценное для сердца — это мои друзья с Донбасса и погибшие герои, о которых я буду помнить всё оставшееся мне время.