«Я все ещё почти ничего не умею»: Навальный написал первый пост в Instagram после комы
«Я все ещё почти ничего не умею»: Навальный написал первый пост в Instagram после комы
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк
Российский оппозиционер Алексей Навальный сообщил, что после выхода из комы в берлинской клинике Charite дышит без посторонней помощи. Также СМИ сообщили о его намерении вернуться в Россию.

- Владимир Владимирович, как вы полагаете, удалось ли организаторам "отравления Навального" достичь своих целей?

— Для того чтобы понять, что за цель была, надо понять, кто организатор и ради чего они это делали. Сколько людей, столько и версий. Если это была попытка устранить Навального, как пытаются преподнести некоторые его сторонники, то она провалилась.

Если это была попытка, что более вероятно, устроить скандал, устроить раскрутку Навального и создать ситуацию для санкций против России, то на данном этапе это получается.

Теперь вопрос в том, как будет развиваться дальнейшее следствие, если оно вообще будет.

- Насколько эффективной была реакция российской стороны?

— Насколько я понимаю, Россия будет стоять на своем – что не было никакого умышленного отравления и что расследовать нечего по большому счету. Следствие ведь формально не начато.

Можно ли было в этой ситуации поступить иначе? Не знаю. Сейчас я слышу заявления о том, что его вообще не надо было отпускать в Германию. Но согласитесь, что если бы он, не дай Бог, умер в палате омской больницы, шуму еще было бы больше, и нас бы постоянно обвиняли в том, что мы якобы уморили великого оппозиционера.

В принципе, я думаю, что Россия должна постоянно задавать вопросы насчет обстоятельства расследований, которые ведутся сейчас в Германии, и требовать данные анализов.

Также нельзя забывать о деле Скрипалей, которое тоже объединено одним названием «Новичок».

- Как бы вы оценили дальнейшие политические перспективы Навального в случае его возвращения в Россию?

— Я слышал заявления о его намерении вернуться, но, честно говоря, я в этом не уверен. Одна из версий как раз заключалась в том, что это была операция по срочному изъятию агента.

В принципе на этой волне можно построить политическую карьеру, и пример Ющенко - очень показательный. Мы помним, что Ющенко по сути стал президентом на фоне истории с отравлением, которого, как теперь выяснилось, на самом деле не было.

Но кроме отравления надо же еще что-то иметь. У Ющенко, хочешь-не хочешь, рейтинг узнаваемости к тому времени был под 30%, а у Навального рейтинг узнаваемости как был в районе статистической погрешности, так, думаю, и остался.

- Если говорить о гневной реакции Меркель, то она искренняя, или она была вынуждена встроиться в этот поток?

— Реакция Меркель была истеричной. Но она поставлена в такие условия, когда на нее оказывают давление со всех сторон. Если говорить о том же «Северном потоке-2», то на нее давят даже представители ее партии, чего раньше не было. Если раньше против газопровода выступали некоторые представители некоторых других партий, то теперь мы видим разлад и раздрай внутри ее семейства. 

Ей, конечно, нужно как-то балансировать, сделав так, чтобы германский бизнес все же не пострадал. Так что она сейчас в очень тяжелом положении находится.

- А вообще, что показывает эта история? Может ли Россия все же сотрудничать с Европой даже по таким прагматическим вопросам, или они все же находятся под диктатом США или собственных предубеждений?

— Сотрудничать можно со всеми, даже с США. Заметьте, когда Европа (в первую очередь Германия) теряла от санкций, которые она была вынуждена ввести под давлением Америки, сами Штаты нарастили товарооборот с Российской Федерацией.

Можно и нужно пытаться договариваться, но, само собой, не путем уступок национальным интересам. В частности, в области юриспруденции. Мы не должны куда-то там выдавать своих граждан-свидетелей, как это требовалось в деле Скрипалей. В любом случае Россия не может прогибаться под чужую судебную систему и чужие судебные решения.

Я думаю, что Россия и Запад вступают в полосу постоянных потрясений, и эти потрясения будут идти по нарастающей. Сейчас дело Навального, потом последует какое-то решение относительно 50 млрд долларов по делу «ЮКОСа».

Если все-таки это решение будет подтверждено, то такие колоссальные суммы государство просто не имеет права выплачивать. Это будет означать по сути дела разрыв России и юридической системы Запада.

Повторюсь, что мы будем видеть еще много витков потрясений, и дело может закончиться новым периодом холодной войны.