- Сергей, Украина уже более сорока дней в режиме карантина. Как это ощущается, как люди это воспринимают?

— Основная часть населения это воспринимает как данность. Тут власть упирает на то, что это тема новая — коронавирус! А мало кто знает, что это такое. Поэтому основная масса населения занимает выжидательную позицию, то есть: маски, сидим дома, и так далее. В то же время, если вы проедете мимо какого-либо стадиона в Киеве, то увидите, что масса людей там гуляют, занимаются спортом…

Точно так же хорошо видно, что есть группа людей, думаю, это 10% или 15%, которые не носят масок, которые во всё это просто не верят. И это, можно предположить, в первую очередь, происходит потому, что агитация исходит от власти, к которой нет доверия. Соответственно, и угрозы эти воспринимаются как пустые.

- Может быть, эти люди просто не смогли купить маски, СМИ сообщали о дефиците?

— При необходимости маску можно и сшить самостоятельно. Сейчас уже маски появились в продаже, и оптовые цены на них, как говорят, падают. А в первые дни карантина их действительно не было. Собственно, вот почему такое отношение к власти — сначала всех обязали маски носить, в то же время никто не озаботился тем, где эти маски взять. В магазин без маски велено было не пускать, в то же время, магазин должен был обеспечить посетителя маской, но не обеспечивал. Были такие коллизии.

- Значит, можно действительно сделать вывод, что в условиях карантина и ограничительных мер доверие к власти падает?

— Падает. Стоит добавить, что проявились многие проблемы. Так, в стране существуют мощные традиции теневой экономики, и сейчас есть информация, что много баров работают, просто в закрытом режиме, только для своих. Работает таким образом малый бизнес, работают торговые точки, парикмахерские.

Поэтому можно сказать, что коронавирус дал стимул именно теневой экономике. И наоборот, тот бизнес, который работал открыто и честно, вот там сейчас не знают, что делать. Например, страховые компании, салоны красоты, фитнес-центры средней руки: поступлений нет, за офис платить надо, сотрудников содержать надо… Они теперь в такой ситуации. А люди хотели работать легально и верили, что это принесёт им какие-то бонусы. Получается, что наивно верили…

А теневики, естественно, выигрывают от этой всей ситуации. И, естественно, подталкивают к выводу, что этому государству доверять нельзя.

- Какими, на ваш взгляд, могут быть экономические последствия карантина? Как справится малый и средний бизнес в сфере обслуживания — все эти магазинчики, кафе, которые сейчас уже длительное время не работают?

— Все или очень многие переориентировались на доставку домой, это раз. Во-вторых, сфера услуг, она как быстро закрывается, так же быстро и открывается. Им на восстановление понадобится буквально несколько дней. Порог входа в этот бизнес не очень высокий, поэтому каких-то катастрофических последствий не будет.

- Это сфера услуг. А предприятия, которые вынуждены были остановиться? Многие ожидают последствий в виде роста безработицы…

— Действительно, если легально работающее предприятие останавливается, а мы видим, например, что ДТЭК остановила шахты в Днепропетровской области, то это, естественно, создаёт большие проблемы и на рынке труда, и с поступлениями в бюджет. Конечно, можно ожидать, что армия безработных пополнится. И упадёт стоимость рабочей силы по итогам всей этой коронавирусной истории. Потому что спрос будет значительно меньшим, чем предложение. Плюс ко всему, ещё и заробитчане вернулись, и многие уже не смогут получить работу за границей, откуда приехали.

- Как это повлияет на политическую ситуацию в стране?

— Скорее всего, никак не повлияет или повлияет в минимальной степени: вырастет запрос на популистов. Могут провозглашаться лозунги равенства и справедливости, и так далее, но… некому отстаивать эти лозунги. Профсоюзов, по факту, нет, они сегодня играют минимальную роль, они только восстанавливаются. Организованных структур нет. Миллионы рабочих рук, как и миллионы лишённых работы рук — они в неорганизованном состоянии пребывают. Соответственно, и влиять на политику они будут минимально — потому что для влияния не политическую повестку и политические решения нужна организованная сила.

Плюс уже сейчас есть запрос на политическую силу, которая будет оппонентом МВФ. МВФ и Всемирный банк (ВБ) в этой тяжелой ситуации выступают как истинные «стратегические партнеры», которые знают, что у Украины тяжелая ситуация, и выдвигают одно условия за другим — разрешите продажу земли, разрешите покупать её иностранцам, разрешите иностранцам покупать больше. Обратите внимание, как в начале апреля Всемирный банк «посоветовал» принять дополнительные законы — разрешить юридическим лицам покупать землю и «ослабить ограничения на общую площадь земельных участков». Гоп-стоп, мы подошли из МВФ…

- По данным социологов, партия Зеленского «Слуга народа» пока лидирует, но её рейтинг постепенно снижается. Куда могут перетекать голоса? Высказываются разные мнения, даже и такие, что часть избирателей «Слуги народа» могут вернуться под знамёна Порошенко.

— Никакого перетока разочаровавшихся в Зеленском к партии Порошенко нет, Порошенко и Зеленский в общественном сознании находятся на разных полюсах. Это точные данные, и те, кто рассказывает о подобном перетоке, скорее всего, отрабатывают заказ от Порошенко. Когда пошли эти фантастические «вбросы», я сразу связался с директором социологической компании «Рейтинг», которая проводила опрос, — и спросил, может ли такое быть. Он мне ответил: «Бугага!» Долго смеялся. Потом прямым текстом сказал, что перетоки (голосов — ред.) от Зеленского к Порошенко исключены. Это мнение социолога, который проводил опрос. Точка.

Разочарование, конечно, есть. Те, кто не голосовал за Зе-команду, у них раздражение и жесткий негатив в отношении всего происходящего. Среди многих из тех, кто голосовал — у них разочарование. Да, они будут переориентироваться, но каким образом? Переориентироваться будут по основным маркерам. На политической карте есть те, кто против войны, и те, кто за войну до победного конца, те, кто против МВФ и те, кто за МВФ, те, кто против продажи земли и те, кто за продажу земли… Список можно продолжить.

Те, кто за мир, — они, понятно, к Порошенко, к «Евросолидарности», к «Голосу», и так далее, переходить не будут. Кто из парламентских партий у нас определённо выступает за мир? «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ). К ней и будут переходить. Если появится в политике кто-то ещё, кто на деле подтвердит своё стремление к миру, то будут переходить и туда.

Но пока… Были попытки создания новых политсил вроде партии «Разумная сила», но по факту это был просто «распил» денег, все телодвижения закончились ничем — точно так же как у технических кандидатов Порошенко и тех, кто кампанию не вел. Шесть тысяч голосов — это ни о чем. Потому что всё просто «распилили», выдав тупые месседжи, которые просто не достучались до избирателя. Итак, перетоки будут по основным маркерам, по основным вопросам: мир, земля, МВФ, меры по выходу из кризиса…

Давайте возьмем маркер «кто за мир?» Тут на первом месте партия Медведчука, он с самого начала за мир, есть багаж достижений.

Земля. Здесь снова «Оппозиционная платформа», а следом «Батькивщина» Юлии Тимошенко — особенно в Центральной Украине они надеются очень сильно на переток. В этой теме также работает Аграрная партия, но они даже организационно очень слабые, постоянно какие-то разборки внутренние, к ним минимальный процент сторонников «Слуги народа» отойдёт. Понятное дело, популисты типа Ляшко (лидер «Радикальной партии». — Ред.) тоже будут на публику выступать против продажи земли. А к Порошенко, очень вряд ли, что хоть один голос перейдёт.

- Но как будто бы рейтинг партии Порошенко «Европейская солидарность» растёт?

— Порошенко, я тут цитирую социолога, который руководил опросом, подобрал голоса, условно, партий «Голос Сороса», «За Свободу». То есть, это радикально-националистический электорат, голоса тех, кто был за «придонную рыбу» Гриценко, и так далее. Это такой радикально настроенный избиратель. Вот так выстраиваются перетоки. Но, понятно, сейчас по этому поводу много манипуляций и «вбросов».

- Вероятно, в ближайшее время людей будут волновать вопросы работы, зарплаты, социальных гарантий. Но, как вы уже отметили, левых и левоцентристов, которые могли бы ответить на этот запрос, нет. Вероятно, оставшиеся «без хозяина» популярные лозунги и требования могут снова взять на вооружение правые, как это на Украине уже случалось?

— Лозунги можно взять на вооружение, но как быть с их реальным наполнением? Надо ведь понять и сформулировать запрос масс. Запрос будет на что: чтобы всем раздать по 100 долларов? Так это не запрос, это популизм. А запрос — это лозунг и конкретные механизмы его достижения. Например, в свете резкого скачка безработицы — прямо «горит», так нужен такой механизм, как цивилизованное регулирование рынка труда. Но каким образом — цивилизованное? Это как — надо вводить почасовую оплату труда, или же размер существующей минимальной зарплаты надо повышать? И каким образом её повышать? И как этого вообще добиться, если, например, в Национальном агентстве по предотвращению коррупции (НАПК) выплачивают сотни тысяч гривен руководству, в «Укрзализныци» то же самое, в Таможенной службе себе премии выписывают по 300 % к окладу? Естественно, все видят этот очень резкий контраст с минималкой.

Можно, конечно, играть на таких вещах, а можно предлагать конкретику. Кто будет предлагать конкретные меры? Их могут предлагать какие-то левоцентристские, левые силы — но их сейчас в стране действительно нет. А правые радикалы и либералы могут только играть на подобных лозунгах. Как два года назад была и у «зелёных» (соратников Зеленского — ред.) игра на лозунгах: «Придёт весна — сажать будем…». Я был уверен, что это о том, что будут сажать саженцы деревьев — и, как видите, оказался прав, потому что все потенциальные сидельцы радостно гуляют на свободе. А другие люди, видимо, подумали, что это будут сажать Порошенко с Пашинским. То есть, абстрактно: лозунг, имеющий пять вариантов расшифровки, на любой вкус.

- Но на избирателей это действует, как мы тогда увидели.

— Действует… Но тогда и не на кого обижаться, что так живём. Власть, особенно избираемая, — это отражение народа.

- Наконец, одна из новостей недели — это возвращение Саакашвили. На ваш взгляд, каковы причины его возвращения? И чего следует ожидать?

— Саакашвили — это старая песня про то, что «заграница нам поможет». Как видим, прошло без малого сто лет, а эта песня все равно находит своих поклонников. Давайте посмотрим контекст его появления. Во-первых, еще осенью была информация, что рычаги (управления) всё активнее берет в свои руки Госдепартамент, потому что оказалось, что «соросята» тупые и ни с чем не справляются. Перед Саакашвили поставили как минимум две ключевые задачи — это руководить группами «соросят», а также контролировать приватизацию. Плюс земля, конечно. Он и сам в одном из первых выступлений сразу же начал ссылаться на МВФ.

Не исключен и такой вариант, что его отправят на выборы, либо реанимировав его партию, либо создав новую. Но, на мой взгляд, теперь, чтобы «взлететь», понадобится в несколько раз больше усилий и денег, потому что и у самого Саакашвили имидж «с истекающим сроком годности», плюс негативный шлейф, который тянется за «соросятами». А в списке у Саакашвили будут иностранцы и сотрудники грантовых организаций — больше некого брать.

Впрочем, создаваемый им звуковой эффект будет помогать группам влияния проводить свои решения. Например, сразу после его приезда конкуренты наступили на интересы Хорошковского, начав передел на таможне, а также в налоговой. Если ещё вчера таможенный фрик Нефёдов вёл себя так, как будто ему сам чёрт не брат, то сейчас в один момент его отправили «на выход», и теперь — «плачет девочка в автомате…».

Другой вопрос, что Саакашвили не имеет серьезного управленческого опыта, потому что вся Грузия — меньше, чем Киев. Это шоумен, не более того. Если за его спиной не будут действовать профессиональные управленцы — это снова будет «политическая джигитовка», песни и пляски, танцы с кинжалами. А на выходе — ноль, как было во время его первого нашествия.

Наконец, «зелёные» не ожидали, что в годовщину первого тура пойдет такой шквал негатива, поэтому появление Саакашвили можно рассматривать и как попытку переломить эту негативную повестку. Мы видим, что голосов за его назначение так и не собрали пока. Поэтому, получит ли Саакашвили официальный статус — вопрос пока открытый.