- Сергей, на шествиях в День Победы в Киеве и в других городах Украины полиция и националисты задерживали людей с георгиевскими ленточками, с советской символикой, а за демонстрацию красного флага, как сообщается, заведено уголовное дело, человеку грозит реальный срок. В то же время в Житомире, где вы участвовали в праздничных мероприятиях, было море красных знамён. Как реагировали на это полиция и националисты?

— Я как журналист делал в Житомире репортажи для ряда киевских СМИ. Что могу отметить? В этом году было около пяти тысяч участников шествия, и потом многие люди несли и несли цветы к мемориалу. А националисты? Я насчитал два-три десятка представителей националистических групп, которые шли впереди общей колонны. Ещё человек пятнадцать приехали из другого города. Также я видел, что на площади раздавали листовки каких-то националистических организаций с призывами или предупреждениями отказаться от георгиевских лент и советских символов. Не знаю, куда эти листовки отнести, это провокация или просто предупреждение? Это вопрос к юристам.

- Судя по всему, эти предупреждения не возымели действия?

— Не возымели, красных флагов было много. Единственно, я заметил, что коммунистическая символика, серпы и молоты на них заклеили, хотя вряд ли это правильно делать в День Победы. Но, как бы то ни было, в целом настроение у людей было приподнятое, ощущение Победы буквально искрилось в воздухе, я бы сказал так: люди с радостью вышли на этот праздник.

- А в прежние годы?

— И раньше выходили тысячи людей. В этом году, может быть, даже чуть меньше их было. Я связываю это с тем, что многие уехали в поиске работы, а ветеранов стало меньше — время неумолимо. Но вот настроение стало более уверенным, стало больше сплочённости, люди стали дружнее и, может быть, более радостными.

- Может быть, это связано и с изменениями политическими? В стране избран новый президент, пусть он ещё и не вступил в должность. Какие в народе есть надежды в связи с этим?

— Надежды всегда есть. Люди ждут и какого-то политического потепления, и, конечно, надеются на то, что будет рост экономики. Люди хотят не только Польшу укреплять своим трудом, но иметь возможность вернуться домой, к семьям, и трудиться на благо своей страны, получая за это достойную зарплату. Это, наверное, одно из главных чаяний сейчас.

Победители против неонацистов. Как прошел День Победы на Украине
Победители против неонацистов. Как прошел День Победы на Украине
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

- Скоро парламентские выборы, а левый фланг в украинской политике тщательно зачищен. Есть надежды на возрождение левого движения?

— По этому поводу я заметил одну интересную вещь. В одном из интервью олигарх Игорь Коломойский, когда его спросили об идеологии партии «Слуга народа», сказал, что это партия, скорее, левоцентристская. Это меня удивило. Я так понимаю, что это реакция на настроения в обществе, а маятник уже пошёл в левую сторону — отсюда и изменения в риторике. Крупная буржуазия тоже левеет в кавычках. Обещают снизить тарифы, говорят о послаблениях мелкому и среднему бизнесу — в этом выражается эта левизна.

- Какие проблемы более всего беспокоят людей в украинской провинции?

— Прежде всего проблемы экономические. Условно говоря, холодильник беспокоит. И беспокоит то, что нет уверенности в завтрашнем дне. Тарифы беспокоят, потому что они просто зашкаливают. За трёхкомнатную квартиру платят до 4 тысяч гривен — это же ненормально, многим просто не под силу платить. Долги за услуги ЖКХ растут по всей стране. Это и объясняет рост левых настроений. Но, конечно, настоящим левым на олигархов рассчитывать не следует.

- Есть какие-то ожидания относительно смягчения ситуации в сфере свободы слова? В Житомире продолжается суд над журналистом Василием Муравицким, вся вина которого заключается в сотрудничестве с российским СМИ…

— Конечно, есть надежды на изменения и в этой сфере, многие надеются, что прекратятся политические преследования в связи со сменой власти. Хотя пока этого не отмечается. 15 мая будет год с момента ареста главного редактора агентства РИА Новости Украина Кирилла Вышинского, а он по-прежнему в СИЗО.

Я сегодня встречался с руководителем ветеранской организации, и он рассказал, что ветераны в своё время подавали иски в суд, требуя отмены переименования улиц в рамках декоммунизации. И подавали иск по поводу восстановления мемориальных досок героям Великой Отечественной войны. Относительно возврата старых названий улицам суд отказал, а дело о восстановлении мемориальных досок ветераны выиграли. Так вот, это было два года назад, но мэрия отказывается выполнять решение суда.

Как же так, решение суда есть — например, восстановить мемориальную доску в честь генерала Черняховского, который освобождал Житомир. А городская власть решение суда не выполняет.

«Из Украины в Россию»: Пикта о важности Дня Победы
«Из Украины в Россию»: Пикта о важности Дня Победы

Но такие требования — вернуть старые названия — раздаются по всей стране. Например, в Харькове требуют вернуть улицу маршала Жукова, и мэр города обещает это сделать.

- Тенденция?

— Да, это первые звоночки. Я думаю, такая тенденция скоро по всем городам наберёт силу. И часть старых названий будет восстановлена — может быть, не всё, но часть. Названия улиц будут восстановлены, мемориальные доски — будет определённый откат от политики декоммунизации, потому что это требование времени, это требование общества. А крупный капитал, который и управляет властью, отслеживает общественные настроения и соответственно реагирует в какой-то мере. Вот уже некоторые народные депутаты публично призывают к объективному расследованию трагедии 2 мая в Одессе. Думаю, ближе к выборам (парламента, назначенным по закону на октябрь 2019 год — Ред.) подобных заявлений будет больше.

- Но будет и сопротивление.

— Конечно. Но всё же ситуация меняется. Возвращаясь к празднованию в Житомире, хочу отметить, что изменился сам дух — люди чувствовали себя победителями, ощущали сплочённость. И выступления были достаточно смелыми, говорили о необходимости мира. В целом это демонстрация несогласия с той политикой, которая проводилась на Украине в последние пять лет. А представители власти выглядели, я бы сказал, растерянными — они видели эту массу людей, чувствовали это настроение и не знали, как на это реагировать, как себя вести.