Нацисты стразу же после прихода к власти в Германии начали проводить антиеврейскую политику. Уже в апреле 1933 года в немецком законе о гражданской службе появился «арийский параграф». Он предусматривал, что только люди «арийского» происхождения, не имеющие предков-евреев, могут работать в системе государственной службы, позднее «арийский» параграф был распространён и на сферу образования.

В соответствии с программой унификации (Gleichschaltung), под давлением нацистской партии многие негосударственные организации Германии также ввели «арийский параграф». Для подтверждения «арийского» происхождения и получения работы требовалось предоставить «арийский» сертификат. Таким образом, евреи были исключены из государственной системы здравоохранения, лишены государственных должностей, изгнаны из редакций и театров и отстранены от занятия сельским хозяйством. 

«Венский штрудель» сионизма и антисемитизма: от Теодора Герцля до Адольфа Гитлера
«Венский штрудель» сионизма и антисемитизма: от Теодора Герцля до Адольфа Гитлера
© commons.wikimedia.org,

Кульминацией этого процесса стало издание Нюрнбергских расовых законов 1935 года, целью которых было «окончательное отделение евреев от немецкого народа».

В предвоенные годы политика нацистов по отношению к евреям преследовала цель сделать Третий рейх «свободным от евреев» — путём усиливающихся репрессивных мер, которые убедили бы немецких евреев, что в Германии они лишены будущего, и заставили бы их покинуть страну.

В 1939-1941 годах связь между территориальными захватами, целями войны и политикой по отношению к евреям была сложной и изменчивой.

В результате военных побед под контролем Германии оказывались всё новые территории — и всё больше и больше евреев. Среди многочисленных целей, которых нацисты надеялись достичь в ходе войны, господствовало создание немецкого «жизненного пространства» на Востоке, что означало демографическую революцию — изменение структуры народонаселения Восточной Европы в соответствии с нацистскими расовыми принципами.

«Вычищение» евреев с аннексированных земель должно было стать прелюдией к их изгнанию с остальных территорий Третьего рейха, а затем и из всей контролируемой Германией Европы.

У нацистов было три плана переселения евреев: первый — в «Люблинскую резервацию» на территории Польши, второй — на Мадагаскар, и третий — в «арктические пустыни» Сибири. Однако нацисты под эвфемизмом «переселение» подразумевали изгнание, сопровождавшееся огромными — и предусмотренными — жертвами.

Как заявил один нацистский инспектор, осматривавший территорию предполагаемой Люблинской резервации: «Эта территория с ее крайне болотистой природой может… служить еврейской резервацией» и «привести к значительному сокращению еврейского населения».

Как отмечает американский историк Кристофер Браунинг, упомянутые схемы выселения евреев из Европы не были претворены в жизнь только потому, что они шли вразрез с другими нацистскими программами, и не вписывались в военно-экономический контекст Второй мировой войны.

По его мнению, каждый следующий провал не только усиливал разочарование и озлобление нацистских «демографических инженеров», но и приближал их к мысли, что, в конце концов, проще убить евреев, чем выселять их, способствовал привыканию к идее массового уничтожения евреев и укреплял всеобщую решимость приступить к нему.

Большинство западных ученых ныне согласны в том, что операция «Барбаросса» и война на уничтожение против СССР (Vernichtungskrieg) проложили дорогу для реализации «окончательного решения» на советской территории. Именно тут нацисты совершили решающий шаг в своих планах избавления от евреев — переход от идеи их выселения к идее систематического массового убийства.

Уже в конце июля 1941 года нацистские айнзацгруппы «С» и «D» начали переходить от селективных расстрелов взрослых мужчин к массовым убийствам еврейских женщин, детей и стариков. Вскоре целые города и районы были объявлены «свободными от евреев».

Мнения историков о том, как и когда было решено перейти ко второй фазе «окончательного решения», касавшейся евреев Европы, расходятся.

Однако уже в конце июля 1941 года Геринг уполномочил Гейдриха составить план «окончательного решения еврейского вопроса» на всей территории Европы, оказавшейся под немецким контролем — и это не могло быть сделано без решения Гитлера. При этом есть несколько ключевых событий, которые это подтверждают.

Так, 18 сентября 1941-го Гиммлер дал знать о полном отходе от прежней политики Гитлера — не допускать депортаций во время войны, и желании фюрера как можно скорее «очистить и освободить Рейх от евреев».

15 октября первый «юдентранспорт» отошел с территории Германии в Лодзь, а 18 октября Гиммлер и Гейдрих резко изменили еще один пункт политики Третьего рейха — запретили еврейскую эмиграцию. При этом всего за двенадцать дней — с 13 по 25 октября 1941-го — были разработаны планы строительства лагерей с газовыми камерами в польских городах Белжец, Хелмно и Освенцим (в лагере Аушвиц-Биркенау), а также в Риге, Могилеве и Собиборе.

К концу октября многие из чиновников нижнего звена в Берлине знали, что «в ближайшее время часть еврейских паразитов будет уничтожена специальными мерами». А 15 ноября 1941-го состоялась встреча Гиммлера с Рейхсминистром восточных оккупированных территорий Альфредом Розенбергом, который после неё заявил, что еврейский вопрос «может быть решён только путем биологического искоренения всего еврейства Европы».

Однако если в те дни нацисты лишь готовились к массовому уничтожению европейских евреев, значительная часть евреев советских уже была уже уничтожена, причём большинство жертв пришлось на территорию Украины.

По состоянию на июнь 1941 года в УССР проживало самое большое количество евреев на то время в Европе, и второе в мире (после США) — примерно 2,7-2,8 миллиона человек. Более миллиона из них было убито уже в июле-сентябре 1941 года.

Хотя самым известным местом казни является Бабий Яр в Киеве, где 19-30 сентября 1941-го было расстреляно почти 35 тысяч людей, больше всего евреев было убито на Галичине (Львовская область — более 300 тысяч, Ивано-Франковская и Тернопольская — более 130 тысяч в каждой).

Характерной особенность Холокоста на Украине было то, что больше 70% местных евреев погибло в результате расстрелов. Около 22% были вывезены в концлагеря на территории Польши, где и были уничтожены, а ещё 5 % умерло в гетто и лагерях от голода и болезней.

Как отмечает профессор Парижского университета Дельфин Бештель, погромы евреев произошли практически в каждом городе и деревне Галичине. Погромы отличались крайней жестокостью, евреев повсюду убивали хозяйственными инструментами — топорами, серпами и т. п. Иногда убивали только мужчин, но зачастую также женщин, стариков и детей. Волны насилия прокатились в конце июня и в течение июля 1941 года, иногда даже до вступления немецких войск, которые в половине случаев не участвовали в погромах.

При этом практически во всех случаях погромы были инициированы украинскими националистами.

Ныне накоплено множество задокументированных доказательств широкомасштабной координации между Третьим рейхом и украинскими националистами, их вооружёнными формированиями и рядовыми погромщиками.

Так, ещё перед немецким вторжением на Украину, структуры обеих действующих фракций ОУН* координировались напрямую из своих штабов в Берлине («мельниковцы») и Кракове («бандеровцы»). Штабы приняли решение о создании маршевых групп, которые должны были сопровождать немецкое вторжение на Украину, рекрутируя в свои ряды новых членов.

Кроме того, II Большой Сбор украинских националистов («бандеровцев») в мае 1941-го года постановил, что «Организация украинских националистов* борется с евреями как с опорой московско-большевистского режима, одновременно разъясняя народным массам, что Москва — это главный враг».

Нацисты были довольны результатами сотрудничества с украинскими националистами, в частности, рейхсляйтер Ганс Франк отмечал, что «поляки должны понять, что у них нет выбора кроме как быть преданными нам, а украинцы уже доказали свою верность».

Со стороны лидеров ОУН* немецкая политика геноцида полностью разделялась — стоит отметить заявления из автобиографии заместителя Степана Бандеры, Ярослава Стецько о том, что он «полностью поддерживает уничтожение евреев и заимствование немецких методов для уничтожения еврейства на Украине».

Хотя позже «бандеровцы» ссылались на так называемую «смену» политики ОУН по отношению к евреям осенью 1942 году (после того как большая часть преступлений против евреев была уже совершена в 1941-м). По решению І Военной Конференции ОУН*(б), состоявшейся в октябре 1942-го, евреев не следовало уничтожать, но нужно было «выселить их из Украины, дав им возможность вывезти кое-что из своего имущества».

Человеколюбие тут было ни при чём — по мнению лидеров украинских националистов, необходимо было считаться с евреями «из-за их сильного влияния в Англии и Америке».

Таким образом, когда 29 ноября 1941 года начальник Главного управления имперской безопасности (РСХА) Гейдрих разослал приглашения на конференцию для обсуждения наиболее быстрых и экономичных путей избавления Европы от еврейского населения, на территории Украины «еврейский вопрос» был уже практически решён.

Первоначально конференция была назначена на 9 декабря 1941 года, но затем была отложена до 20 января 1942-го из-за того, что 5 декабря началось контрнаступление Красной Армии под Москвой, а 7 декабря Япония напала на Пёрл-Харбор, и Гитлер объявил войну США.

Местом проведения конференции, в которой приняли участие 15 человек, Гейдрих избрал уютный особняк в живописном берлинском районе Ванзе (Wannsee). К началу конференции Гитлер уже принял принципиальное решение о целях и способах разрешения еврейского вопроса.

На конференции обсуждались вопросы технического характера. Одним из них была проблема смешанных еврейско-арийских браков — считать ли евреями людей, один из родителей которых еврей, а другой немец, и как поступать с теми, у кого еврейские дед или бабка. Решение по данному вопросу так и не было принято.

Руководитель «еврейского отдела» гестапо Адольф Эйхман, составлявший протокол конференции, сообщил присутствующим, что в соответствии с полученным ранее приказом Гитлера следует немедленно приступить к выселению евреев на территорию оккупированной Польши, где и были впоследствии построены большинство лагерей смерти.

В протоколе не упоминается о газовых камерах и крематориях, а говорится о «каторжных работах, на которых, надо надеяться, большинство умрут», а также о том, что нельзя оставлять в живых уцелевших, поскольку они будут ядром для возрождения еврейства.

Вниманию присутствующих был представлен список — статистическая оценка еврейского населения в каждой из европейских стран, всего 11 миллионов человек (в этом списке особо заслуживает внимания число евреев Албании — 200 человек, что свидетельствует о тотальности «окончательного решения еврейского вопроса»). Ни один из 11 миллионов евреев не должен был остаться в живых.

Поскольку решения Нюрнбергского трибунала закрепили число жертв Холокоста в 6 миллионов, то преступные решения Ванзейской конференции были реализованы более чем на 50%.

Каждый из участников Ванзейской конференции получил копию её протокола. В конце войны почти все они уничтожили свои копии, однако одна уцелевшая копия была найдена в 1947 году в архиве Министерства иностранных дел Германии. Дело в том, что её обладатель Мартин Лютер, во время конференции начальник отдела МИД Третьего рейха, в 1943-м был заключен в концлагерь и не смог уничтожить документ.

В 1961 году на легендарном суде в Иерусалиме Адольф Эйхман свидетельствовал, что после окончания официальной части конференции в неформальной обстановке за коньяком участники не стесняясь, без иносказаний обсуждали результаты заседания, и прямо говорили об уничтожении евреев.

При этом Эйхман оказался единственным участником Ванзейской конференции, которого казнили именно за организацию Холокоста. Статс-секретарь правительства Генерал-губернаторства Йозеф Бюлер был выдан Польше и казнён по приговору Верховного польского народного суда в Кракове 22 августа 1948 год. Командующий полицией безопасности и СД в Генерал-губернаторстве, оберфюрер СС Карл Эберхард Шёнгарт был казнён по приговору британского трибунала 16 мая 1946 года в Хамельне (Нижняя Саксония).

Несколько участников конференции погибли в ходе Второй мировой войны. Рейнгарда Гейдриха расстреляли британские диверсанты в мае 1942-го, статс-секретарь Имперского министерства юстиции Роланд Фрейслер погиб 3 февраля 1945 года во время американской бомбардировки Берлина, командующий полицией безопасности и СД Генерального комиссариата «Латвия», штурмбаннфюрер СС Рудольф Ланге — в бою в феврале 1945 года в Познани (Польша), статс-секретарь Имперского министерства восточных оккупированных территорий Альфред Мейер покончил жизнь самоубийством 11 апреля 1945 года в Хессиш-Ольдендорф (Нижняя Саксония), а упомянутый дипломат Мартин Лютер после выхода из концлагеря 12 мая 1945-го был застрелен на улицах Берлина.

Остальные отделались незначительными сроками заключения или вовсе не привлекались к ответственности.

К примеру, директор Партийной канцелярии НСДАП, оберфюрер СС Герхард Клопфер в 1949 году был признан судом «незначительно виновным», и до самой смерти в 1987-м работал советником по налогам и адвокатом в городе Ульм (ФРГ).