25 апреля в 1883 года в городе Бердянске Таврической губернии в семье местного многодетного купца Осипа Фирсова (всего у него родилось 14 детей) появился сын Афанасий. Предприниматель держал несколько магазинов, являлся владельцем восьми домов, так что он мог позволить дать своим детям пристойное образование.

День в истории. 4 марта: 150 лет назад на Лазурном берегу родился один из отцов советской танковой мощи
День в истории. 4 марта: 150 лет назад на Лазурном берегу родился один из отцов советской танковой мощи
© РИА Новости, Николай Козловский / Перейти в фотобанк

Афанасий закончил железнодорожное училище после чего отправился в Митвайд (Германия), где закончил своё среднее-специальное образование в технической школе. «Вышку» он получал в Швейцарии в политехническом институте Цюриха. Опыт первой работы молодой Фирсов приобрёл в той же стране в компании «Зульцер», занимавшейся выплавкой чугуна и стали, а также производством насосов и холодильного оборудования.

В то время подобное образование и опыт работы обеспечивали большое уважение в обществе и немалый достаток. Афанасий довольно рано женился на своей избраннице Людмиле Харитоновне Литвиненко. Уже в 1905 году у пары появился первенец — Олег, а через три года, второй сын — Игорь. Младшая дочь — Ольга, родилась в 1911-м.

В 1914 году началась Первая мировая война.

Фирсовы решили не отсиживаться за рубежом, когда Родина в опасности, и отправились домой, минуя воюющую Европу, кружным путём через Архангельск. Афанасий Осипович устроился работать на передовое предприятие отечественного машиностроения — Коломенский завод, где успешно трудился над созданием дизельных движителей для подводных лодок.

Весной 1916-го перешёл на завод «Теплоход» в Нижнем Новгороде — там строились минные заградители. Революцию и Гражданскую войну Фирсовы встретили в этом городе.

Афанасий Осипович с октября 1917 года в течении пяти трагичных для страны лет возглавлял в Нижнем губернское управление профобразования. Когда страна стала переходить на мирные рельсы и началось восстановление её промышленности, опыт и знания заслуженного инженера вновь стали востребованными.

Россия – родина слонов и танков
Россия – родина слонов и танков
© Public domain

Следующие пять лет — с 1922 года по 1927-й — он работал главным механиком на нижегородском заводе «Красная Этна», производившем крепёж и метизы, затем в 1927 году Фирсовы перебрались в Николаев, где отец семейства три года проработал на Николаевском судостроительном заводе им. Андре Марти.

К тому времени подрос и получил образование старший сын Олег, вслед за отцом он стал разрабатывать дизельные двигатели (таких специалистов в то время называли «дизелистами»). Затем семья отправилась в Ленинград, где мужская её часть устроилась на работу на завод «Русский дизель». Домочадцы Афанасия Осиповича так и остались жить в этом городе, но не он сам — ему судьба подготовила тяжелейшие испытания, благодаря которым, он и вошёл в мировую историю танкостроения.

В начале 30-х годов по СССР прокатилась первая волна репрессий среди военных и интеллигенции. Одной из её жертв стал Фирсов — за участие во «вредительской группе» его 23 июня 1930 года приговорили к заключению в исправительно-трудовом лагере (ИТЛ) сроком на 5 лет.

Однако страна испытывала жесточайший инженерный кадровый голод, отправлять подобного человека в Сибирь валить лес для неё было непозволительным расточительством. Поэтому 18 сентября 1931 года объединённая коллегия ОГПУ пересмотрела его дело № 101032 и заменила «лагеря» работой на Харьковском паровозном заводе им. Коминтерна (ХПЗ). Именно этому предприятию, вместе с легендарным челябинским Танкоградом в годы войны предстояло стать главным производителем советских танков.

Но в 1931-м году на это ещё не было и намёка. Наоборот, на заводе сложилась нездоровая обстановка, которая требует отдельного описания.

«Харьков темпам не изменил». Как создавался американский гигант сталинской индустриализации
«Харьков темпам не изменил». Как создавался американский гигант сталинской индустриализации
© РИА Новости, / Перейти в фотобанк

Будущий танковый профиль предприятия, которое до Революции выпускало вполне себе мирную продукцию, определил возникший на нём в 1912- году «тепловой отдел», два года спустя разросшийся в «тепловой цех» — в нём разрабатывали и производили так милые сердцу Афанасия Осиповича дизели.

В мае 1923 года на заводе начались работы по переделке под советские реалии купленного в Германии по лицензии гусеничного трактора «Ганомаг» WD-50.

В апреле следующего года эта работа успешно завершилась, получившаяся машина стала называться на советский лад — «Коммунаром». Её двигатель вместо бензина, с которым в молодой советской стране были огромные проблемы, работал на керосине. Увеличение габаритов силовой установки потребовало полностью перепроектировать всю конструкцию машины. По тоё же причине все детали, выполненные в оригинале из цветных металлов, заменили чугунными. Раму усилили, так как немцы проектировали свой трактор для эксплуатации в более щадящих условиях (более лёгкие грунты и опытные трактористы), чем те, что существовали в советских реалиях.

Так харьковские конструкторы получили первый опыт проектирования гусеничной техники.

Этот успех повлёк к получению на заводе в декабре 1927 года госзаказа на разработку первого в стране среднего танка собственной конструкции — Т-12. Тогда же на ХПЗ сформировали специализированную конструкторскую танковую группу, которую возглавил Иван Никанорович Алексенко — молодой и талантливый конструктор. Однако разработать танк значительно сложнее, чем трактор.

Испытания Т-12 начались только 2 апреля 1930 года и закончились полным провалом — танк прошёл по грунту всего 2 км, у него сломалась трансмиссия, а двигатель успел проработать 33 минуты.

Ноги от Кристи: как Харьков стал танковой кузницей
Ноги от Кристи: как Харьков стал танковой кузницей
© пресс-служба партии "Народный фронт"

Завод получил от заказчика уточняющие параметры машины, которая получила новый индекс — Т-24. На июльских испытаниях 1930 года, как раз, когда Фирсов «отдыхал» в ИТЛ, у танка загорелся двигатель, его спас механик-водитель Владимиров — единственный, кто не растерялся и погасил пожар.

В августе 1931 года ХПЗ получил заказ на производство первых 300 бронированных машин, но вскоре их выпуск остановили (всего харьковчане успели сделать 25 Т-24), что повлекло нешуточный конфликт.

Параллельно с разработкой на советских предприятиях танков собственной конструкций, которая шла очень медленно и с большими сложностями, советское руководство рассматривало целесообразность запуска лицензионного производства иностранных моделей. Предполагалось, что дешевле и быстрее использовать западный конструкторский опыт, чем набивать «шишки», приобретая собственный.

В капстранах бушевала «Великая депрессия», западные танковые компании испытывали огромные финансовые трудности, а потому лицензионную бронетехнику можно было прибрести даже у таких ярых противников СССР, как США и Англия.

В середине 1930 года, перебив сделку полякам, Советский Союз купил у американского инженера-предпринимателя Джона Уолтера Кристи два танка его конструкции «М1931» и права на их изготовление. Машины прибыли в СССР весной следующего года, но без башен и инженеров, необходимых для запуска производства. В результате сделка оказалась до конца незавершённой.

Американский «трактор» с харьковской пропиской
Американский «трактор» с харьковской пропиской
© the-legends.ru

В июне 1931 года ХПЗ получил госзаказ на разработку на базе полученных танковых шасси собственной машины — начались работы над созданием танка БТ (быстрого танка), который в феврале 1933 года получил индекс БТ-2.

Работа шла тяжело, со «скрипом». Долгое время танки, выехав за территорию завода, останавливались как вкопанные, не достигнув заводского свинарника. Этот злосчастный свинарник стал предметом насмешек и злых шуток, о нём не раз вспоминали на оперативных совещаниях у директора завода, в разговорах специалистов и даже в кабинетах Главного броневого управления Наркомата обороны СССР. Когда БТ, наконец, удалось благополучно миновать свинарник, на всех уровнях это восприняли, как знаменательное событие.

Программа производства 1931-го года оказалась сорванной — к 1 ноября вместо шести машин сделали только три, и то на ноябрьском параде один из танков загорелся, а два остальных из центра Харькова своим ходом до ХПЗ добраться не смогли.

Руководитель танкового КБ — Т2К — конструктор Алексеенко в знак протеста против отказа от Т-24 уволился. Руководителя работ над «американцем» военного инженера 2-го ранга Николая Михайловича Тоскина за срыв работ отозвали в Москву. Директор завода Иван Петрович Бондаренко хоть и продолжал работать, но обратился в Москву с официальным протестом.

В таких вот непростых условиях и прибыл Афанасий Осипович в Харьков. 6 декабря 1931 года он возглавил танковое конструкторское бюро… и работа пошла.

В 1932 году на ХПЗ было изготовлено 396, а в 1933 году — ещё 224 БТ-2. В 1932 году на базе старой модели конструкторы создали новый более совершенный танк — БТ-5. В 1935 году появился БТ-7. Эти машины, которые могли перемещаться и на гусеничном ходу (макс. скорость 50 км/ч), и на колёсном (70 км/ч), называли прыгающими танками. Разогнавшись и прыгнув с обрыва или специального трамплина танк мог пролететь по воздуху 20-30 метров. Абсолютный рекорд — 42 метра.

Конструктор Морозов: человек, чьи танки воюют на Донбассе
Конструктор Морозов: человек, чьи танки воюют на Донбассе
© btvtinfo.blogspot.com

Фактически с приходом Фирсова на ХПЗ начались работы над различными агрегатами и конструкторскими решениями, многие из которых позже органично вошли в конструкцию Т-34. Главным из них стал танковый дизель В-2, который в модернизированном виде до сих пор стоит на современнейших российских машинах Т-72 и Т-90 последних модификаций.

А началось всё в октябре 1932 года, когда ХПЗ получил заказ на изготовление 12-цилиндрового дизеля БД-2 («быстроходного дизеля») мощностью 400 л. с. при 1700 об/мин с удельным расходом топлива 180-190 г/л. с. в час в танковом и авиационном вариантах. Первый БД-2 харьковчане показали руководству страны в конце 1934 года, за что завод 27 марта 1935 года наградили орденом Ленина.

Главный конструктор ХПЗ по дизельному двигателю Константин Фёдорович Челпан утверждал, что значительный вклад в его разработку внёс именно Фирсов.

В своей рукописи «Воспоминание о танкостроителях и дизелестроителях» стоявший у истоков создания двигателя танка Т-34 Василий Никитич Васильев вспоминал:

«Официальная советская историография связывает создание знаменитого танка Т-34 исключительно с именем главного конструктора Михаила Кошкина, сменившего в декабре 1936 года репрессированного Афанасия Фирсова. Но основы для создания Т-34, его первичный технический облик, основные боевые характеристики были заложены ещё при Фирсове.

Уже в конце 1935 г. на столе главного конструктора лежали проработанные эскизы принципиально нового танка: противоснарядное бронирование с большими углами наклона, длинноствольная 76,2 мм пушка, дизельный двигатель В-2, масса до 30 т…

Ближайшими помощниками Фирсова в этих разработках были Александр Морозов и Михаил Таршинов. Такая же коллизия имела место и при создании знаменитого дизеля В-2, который до сих пор применяется на современных танках. Первопроходец — Константин Челпан, его преемник — Иван Трашутин».

Танковый марафон Михаила Кошкина
Танковый марафон Михаила Кошкина
© Public domain

В 1935 году проводились большие Киевские манёвры, которые выявили у танков БТ большое количество недочётов в работе. К лету 1936 года войска получили 687 новых танков БТ-7, на которые массово выходили из строя коробки передач. Представитель военной приёмки Автобронетанковго управления РККА на заводе № 183 (так стал к тому времени называться ХПЗ) прекратил приёмку готовых машин и в своём отчёте назвал БТ-7 (который потом отлично показал себя в Испании) «вредительским танком».

Ну а кто мог в первую очередь вредить советской власти? Конечно, купеческий сынок и бывший з/к Фирсов — летом 1936 года его отстранили от руководства КБ.

Тем не менее Афанасий Осипович продолжал бороться за танк, что фактически в его условиях превратилось в борьбу за жизнь. В короткие сроки была разработана и ушла в производство значительно более надёжная новая коробка передач.

Под руководством Фирсова её сконструировал Александр Александрович Морозов — будущий главный конструктор завода № 183 в самые тяжёлые и решающие для страны военные годы, создатель танков Т-34-85, Т-44, Т-54, Т-64 и других — абсолютный мировой рекордсмен по производству танков его конструкции. Всю свою жизнь Морозов считал Фирсова своим учителем.

Фирсов проектирует установку на БТ-7 огнемёта и дымовых приборов, лично встречает и вводит в курс дела нового руководителя танкового КБ Михаила Ильича Кошкина — официально признанного создателя танка Т-34…

День в истории. 19 декабря: Т-34 — рождение легенды
День в истории. 19 декабря: Т-34 — рождение легенды
© Public domain

Ничего не помогло. 14 марта 1937 года Афанасия Осиповича арестовали, как члена вредительской организации и военной коллегией Верховного Суда СССР 10 декабря того же года приговорили к высшей мере наказания с конфискацией имущества. Расстреляли заслуженного конструктора в тот же день. Место его захоронения неизвестно.

Спустя 20 лет 12 июля 1957 года Афанасия Осиповича реабилитировали за отсутствием состава преступления. До конца 1980-х годов имя Афанасия Осиповича в печати и исследовательских работах не упоминалось. Ситуация изменилась, начиная с 00-х, когда личность выдающегося инженера и его вклад в отечественное танкостроение получили широкую известность.

Но это было потом, а в конце 30-х после ареста Фирсова на заводе начался вал репрессий, вызванный тем, что медленно шла разработка новых машин, а уже имевшиеся ломались. То, что у рабочих пока была низкая дисциплина производства, а танки настолько сложные изделия, что быстро и без проблем их создавать практически невозможно, никто брать в расчёт не хотел.

Был расстрелян создатель дизеля В-2 К. Ф. Челпан. Вместе с ним НКВД арестовывало и рядовых конструкторов-«дизелистов»: заместителя Челпана И. Я. Трашутина (которому удалось избежать гибели — в феврале 1939 года его освободили), Г. И. Аптекмана, М. Б. Левитана, З. Б. Гуртового (этих специалистов расстреляли), главного инженера ХПЗ Ф. И. Ляща, главного металлурга А. М. Метанцева и многих других.

25 мая 1938 года очутился на нарах и вскоре был расстрелян директор ХПЗ И. П. Бондаренко. На 10 лет «присел» на нары первый разработчик прототипа Т-34 военинженер 3-го ранга А. Я. Дик.

Власти объявили официальным создателем танка Т-34 И. И. Кошкина. У учеников Фирсова было своё мнение о вкладе в создание танка Т-34 различных харьковских инженеров. Сменивший А. А. Морозова в 1953 году на должности генерального конструктора завода №183 в Нижнем Тагиле конструктор Леонид Николаевич Карцев вспоминал:

День в истории. 23 января: 75 лет назад был принят на вооружение самый знаменитый советский танк
День в истории. 23 января: 75 лет назад был принят на вооружение самый знаменитый советский танк
© РИА Новости, Николай Максимов / Перейти в фотобанк

«После…письма [с просьбой Карцева увековечить память о Кошкине — Прим. автора] в Нижний Тагил приехал корреспондент «Комсомольской правды»,… и опросил всех бывших харьковчан….После Нижнего Тагила корреспондент поехал в Харьков. Когда он пришел к Морозову, тот сказал ему: "Ни я, ни кто-либо из моих сотрудников ничего о Кошкине рассказать не можем"».

Но о Фирсове харьковчане тоже продолжали молчать.

По стопам Афанасия Осиповича пошёл его сын Олег. Он стал главным конструктором Ленинградского судостроительного завода, а в 60-х получил Государственную премию СССР. Младший сын Игорь в первые дни войны ушёл на фронт добровольцем и погиб. Дочь Ольга навсегда вписала свою фамилию и фамилию отца, от которой не отказалась после его ареста и не сменила после замужества, в историю Ленинграда. Она лично и бригада альпинистов под её руководством маскировала шпиль Адмиралтейства во время вражеских налётов. Половина альпинистов погибла.

Так созидательный дух Афанасия Осиповича передался и его ученикам, и детям, которые сделали для развития страны огромный вклад, который продолжает служить ей и оберегать её от внешних врагов до сих пор/