Лечить свой город вызвались местные жители — именно они составляют костяк рабочих бригад, занятых на ликвидации последствий боев.

Сергей, плотного телосложения мужчина средних лет, разбирает завалы в районе печально знаменитого Мариупольского драмтеатра в компании таких же волонтеров. Они работают каждый день по восемь часов — с девяти утра и до пяти вечера. Работают истово, не за страх, а за совесть — никто из его бригады не отлынивает, не ищет возможности лишний раз уйти на перекур.

«Мы очень хотим восстановить свой родной город», — говорит Сергей и улыбается. Он не унывает, хотя поводов для расстройства хватает — по его словам, в городе с февраля нет ни электричества, ни воды, ни связи. Последняя, впрочем, уже появляется — сам Сергей успел получить sim-карту «Феникс».

Семья Сергея осталась в Левобережном районе — он с 3 марта не видел ни мать, ни отца, не сестру. Попасть туда он не может — прямой проход на левый берег закрыт, но связаться с родными все же три дня назад удалось. Причина, по которой мужчина так бодр, понятна — вся его родня жива.
До войны Сергей собирал мебель, и, видимо, был весьма выдающимся специалистом в своем ремесле — по его словам, в месяц он зарабатывал до 50 тысяч гривен. Видно, что работать руками ему привычно и в охотку. Не чужд он и строительного дела — о перспективах восстановления города Сергей рассуждает с видом заправского инженера.

«Бесстыдно прикрывались населением»: чилийский корреспондент о Мариуполе
«Бесстыдно прикрывались населением»: чилийский корреспондент о Мариуполе
© предоставлено Г.Дубовым
«Нет, драмтеатр восстановить не получится», — в отрицательном жесте машет рукой Сергей. — «Он же горел — значит, арматура перекалена, она стала хрупкой. На ней уже ничего держаться не будет, только под снос. А вот если только снаряд попал и кладку разворотил, то это ничего, восстановить можно».

Пока что, впрочем, волонтерам не до восстановления зданий — разобрать бы хоть обломки. Возле драмтеатра за последнюю неделю из под завалов они откопали одиннадцать мертвых людей. Не из подвалов — людей просто придавило обвалившейся стеной. По поводу того, кем они были, среди работяг мнения разделились — одни говорят, что все они были мирными жителями, другие — что среди них были и украинские военные.

Тела эти, к сожалению, явно не последние — воздух вокруг драмтеатра пропитан запахом мертвечины. Яркое солнце, которое озаряет своим горячим светом здание, не только радует и вызывает детскую радость от наступления долгожданной весны, но и несет людям беду. Наступившая в городе жара неизбежно ускоряет процесс разложения до сих пор не прибранных тел, что грозит пережившим городские мариупольцам новой напастью — эпидемией. Поэтому найти и похоронить погибших в здании драмтеатра и рядом с ним нужно как можно быстрее. На помощь людям приходит техника — строительный трактор широкой пастью своего ковша загребает сразу несколько центнеров обломков и ссыпает их в кузов подъехавшего грузовика.

Еще одно свидетельство того, что город оживает — стихийная торговля, буйными цветами вспыхнувшая на проспекте Металлургов.

На импровизированных прилавках, выставлены те немногие предметы, что мариупольцы могут предложить на продажу. Одна женщина до февраля торговала на рынке печеньем и сладостями, и ей удалось припрятать с десяток ящиков. Сейчас она свое печенье, заботливо взвешенное и расфасованное по целлофановым пакетам, предлагает немногочисленным покупателям. Рядом с ней молодой парень предлагают потенциальным покупателям довольно пестрый набор — две бутылки водки, четыре батона колбасы двух видов, сосиски для жарки на костре, семечки, влажные салфетки. Примечательно, что сосиски — из ДНР, производства Енакиевского мясокомбината.

Завод «Азовсталь» в Мариуполе останется в прошлом - мэр
Завод «Азовсталь» в Мариуполе останется в прошлом - мэр
© скриншот видео "news-front.info"
Торговля идет плохо — наличных денег у горожан практически нет, а те, что были — уже в большинстве своем потрачены. Вся надежда на волонтеров — вскоре они начнут получать зарплату, и тогда экономика города сможет выйти из комы. Пока что же здесь лучшую предпринимательскую жилку демонстрируют Анна и Елена, две женщины-соседки — они, исхитрившись, на последние деньги купили муки и напекли во дворе своего дома пирожков. Елена, чуть постарше, работала раньше кондитером — поэтому даже в таких условиях задумка удалась. «Как-то надо зарабатывать. Без денег мы не проживем», — говорит она, — «Но вряд ли долго так получится. Сейчас пойдет уже конкуренция: тут пирожки, там пирожки».

Мужчина лет сорока по имени Александр не торгует — он пришел с торгующим соседом просто за компанию. В завязавшемся разговоре он высказывает дельное предложение — военным союзных сил следовало бы выпустить специальную инструкцию для мирных жителей, оставшихся в городах, где идут бои.

«Людям нужно знать, как себя вести при обстрелах, как передвигаться, где набирать воду и как выживать в целом», — Александр вздыхает, — «Будут бои и в других городах. Хочу чтобы людей погибло как можно меньше».