А параллельно в Париже состоялись 8-часовые переговоры советников глав государств — участников так называемого «нормандского формата» по переговорам о мире в Донбассе по «Минских соглашениям — 2» («Минску-2»).

Вывод из всего этого можно сделать пока что один: США (и НАТО вслед за ними, разумеется) взяли-таки курс на забалтывание российских предложений в бесконечных переговорах, что они сами назвали «дипломатическим путем». Госсекретарь США Энтони Блинкен именно это назвал причиной того, что США не хотят публиковать свой ответ — чтобы не помешать работать дипломатии. «Мы не опубликуем документ, потому что считаем, что дипломатия имеет большие шансы на успех, если мы оставим место для конфиденциальных переговоров. Мы надеемся и ожидаем, что Россия разделяет наши взгляды и отнесется к нашим предложениям серьезно», — сказал он.

Владимир Скачко: кто он
Владимир Скачко: кто он
© https://vesti-ukr.com/

В России же самую резкую оценку высказал первый зампред комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров: «Откровенно говоря, они идут на прямую конфронтацию. Их ответ нас удовлетворить не может, они собрали все в кучу — свои фантазии, претензии. Мы не примем такой ответ».

Более умеренный вице-спикер Совфеда Константин Косачев на переговоры согласен: «Есть темы для разговоров с США. НАТО с их ответом, копирующим ответ США, не актуальна. Украина, неоднократно помянутая, тем не менее курит в сторонке: не релевантна». Зампредседателя комитета Госдумы по делам СНГ Казбек Тайсаев заявил, что этого забалтывания от США он и ждал: «Все, что просили в предложениях о гарантиях безопасности, в свое время Запад давал на это гарантии, обещания. И ничего не выполнил. Поэтому, думаю, в этом ничего нового с вами не увидим и не услышим».

Но все они сошлись в одном — что делать, решать тому российскому руководству, кто за это и отвечает по Конституции. То есть президенту Владимиру Путину. С этим согласен и глава МИД России Сергей Лавров. По его словам, после получения письменного ответа США МИД и другие ведомства подготовят президенту Путину свои предложения о дальнейших шагах. И буду зависеть они — и предложения, и рекомендации, и шаги — от содержания американо-натовского ответа.

А понятно пока только одно. У России к США и НАТО было три главных требования: не расширять Альянс на Украину, вернуть военную инфраструктуру НАТО на уровень 1997 года и не военно осваивать территории у границ России, размещая там ударные ракетные комплексы с минимальным подлетным временем ракет к Москве.

Из всей словесной завесы, которую повесили над процессом в основном американцы и натовцы, уже понятно, что безусловно выполнять США и НАТО готовы лишь третий пункт — о неразмещении ракетных комплексов. Это то, о чем ранее говорили источники в Белом доме: в ответе США на российские предложения будут изложены области, в которых Вашингтон согласен сотрудничать с Москвой. А именно — в контроле над стратегическими наступательными вооружениями, в прозрачности в отношениях вооруженных сил между государствами, в снижении рисков эскалации через создание каналов связи между военными ведомствами и вопросах размещения ракетных систем большой дальности.

«Это новый прорыв», продолжение следует. Чем завершились переговоры «нормандской четвёрки»
«Это новый прорыв», продолжение следует. Чем завершились переговоры «нормандской четвёрки»
© РИА Новости, Доминик Бутен / Перейти в фотобанк

Первые два вопроса — нерасширение НАТО на Украину и сокращение натовской инфраструктуры — получили отрицательный ответ. Вашингтон и Брюссель однозначно выступили за сохранение принципа открытых дверей в НАТО: кто хочет, тот и может вступить. Насчет же инфраструктуры вообще получен красноречивый ответ: и США, и еврочлены НАТО не только продолжают напичкивать Украину оружием, но и говорят о переброске дополнительных войск к восточным границам Европы — в Польшу, Болгарию, Венгрию, Румынию, не говоря уже о странах Прибалтики.

Компромиссным же решением, по мнению США, мог и при согласии России может стать лишь перевод указанных переговоров о стратстабильности в так называемый украинский формат. Когда вопросы стратегической стабильности и новой архитектуры евробезопасности и безопасности России сведутся к установлению мира в Украине по «Минску-2», что однозначно выгодно России, ибо может превратить Украину если и не в лояльное к ней государство, то уж точно нейтральное и внеблоковое. А подкрепить это США и НАТО могут даже мораторием на вступление Украины в Альянс. Под видом того, что она не готова к такому шагу, ибо не соответствует критериям даже для получения ПДЧ — плана действий по членству. Слова об этом — это аванс-завлекалочка для России.

Михаил Погребинский о том, почему глава ЦРУ Бернс не имел отношения к провокации с «оппозиционным правительством»
Михаил Погребинский о том, почему глава ЦРУ Бернс не имел отношения к провокации с «оппозиционным правительством»
© РИА Новости, Михаил Воскресенский

А чтобы Россия была посговорчивее, коллективный Запад начал действовать двумя путями. Одной рукой начал толкать Украину на войну с Россией, организовав и распиарив всю эту психозно-истерическую кампанию о «российском вторжении». Другой — решил заставить киевские власти если и не выполнить, то хотя бы правдоподобно имитировать выполнение «Минска-2». Для чего и решили реанимировать «нормандский формат».

Россия согласилась на это, потому что в Москве, похоже, прекрасно понимают, что США, НАТО и в меньшей степени ЕС все это время готовили Украину для выполнения двух главных задач — либо военного тарана-провокатора для втягивания России в войну, либо разваленного и раздолбанного кризисами «подарка» России после «Минска-2». И в обоих случаях с похожей задачей — чтобы отвлечь ее ресурсы на восстановление Украины и затормозить или вообще нивелировать усилия по сближению с Китаем.

А сейчас на Западе, походу, решили действовать параллельно: чтобы поднять ставки, толкать Украину на войну в Донбассе, угрожая «вторжением», и чтобы завлечь на переговоры, заставлять киевский режим Владимира Зеленского типа соглашаться выполнять «Минск-2».

По «войне с Россией» пока все ясно — Россия не хочет на нее идти, а Киев боится в нее ввязываться, прекрасно понимая, чем и как плачевно и позорно это для него закончится. А чтобы Россию все же не обвинили в эскалации войны в Донбассе, Москва пошла на указанные парижские переговоры советников о деэскалации и «Минске-2» в режиме «норманди».

И если украинский, не побоюсь этого слова, советник, он же глава офиса президента (ОПУ) Андрей Ермак был краток и сказал только, что Киев будет готов предметно обо всем говорить через две недели, то представитель России и замглавы Администрации президента Дмитрий Козак был поречистее. И обозначил, как минимум, четыре «прорыва»:

а) согласие на перемирие в Донбассе, что, как говорят, привело к сокращению там взаимных обстрелов;

б) согласие на то, что «Минск-2» не соблюдался, но альтернативы ему нет, и Киев готов об этом говорить, о чем свидетельствует тот факт, что режим Зеленского вроде бы отозвал свой же скандальный закон о переходном периоде, который ставил крест на документе о мире;

в) Киев попросил две недели на внутриукраинские консультации по поводу прямых переговоров с лидерами или представителями ЛДНР, как и предписывает «Минск-2». Москва согласилась подождать эти две недели;

г) стороны согласились, что на встречу советников «норманди» через две недели в Берлине должен быть подготовлен согласованны документ о пошаговом выполнении «Минска-2», который надо передать в Трехстороннюю контактную группу (ТКГ) для предметного обсуждения и выполнения.

Николай Злобин: США, НАТО и ЕС серьезно готовятся к войне с Россией
Николай Злобин: США, НАТО и ЕС серьезно готовятся к войне с Россией
© РИА Новости, Нина Зотина

Итак, пошло время этих двух недель, после которых многое может проясниться. Например, будет ли мир в Донбассе и как он будет достигнут.

Но это, повторяю, только частично удовлетворяет запросы и требования России, изложенные в документах 17 декабря прошлого года. И чтобы стимулировать Запад к их предметному рассмотрению, а не забалтыванию, Россия, похоже, готовит свои аргументы.

Военные и военно-технические, как и обозначили президент Путин и его ближайшие соратники. Среди самого заметного:
— призывы признать ЛДНР в Донбассе и заключить с ними военные союзы;
— призывы партии «Единая Россия» начать поставки оружия в ЛДНР;
— разговоры-переговоры в телефонном режиме Путина с президентами Кубы, Венесуэлы и Никарагуа о сотрудничестве, но все подозревают, что о возможности создания там каких-либо российских военных баз (пресловутый «РосКВН»);
— расширение военно-морского патрулирования мировых океанов, в том числе, вблизи американских берегов.

Я повторяю, это только из последнего и заметного. А мы ведь не знаем, в каком точно состоянии разработка новейших видов вооружения и перевооружение ими российской армии, а также где это «новье» дислоцировано и куда нацелено. А есть же еще такой аргумент, как «молчание Путина» и неумение прогнозировать его шаги, что бросает в дрожь не одного западного политика.

Даже замгоссекретаря США Венди Шерман призналась: «Я не знаю, что в голове президента Путина. Есть только один человек, который знает это, и это президент Путин. Я подозреваю, что даже люди, окружающие его, не знают, что он в конце концов сделает. Я думаю, они знают планы организации готовности военных, планы использования военных, но я подозреваю, что президент имеет в уме также другие планы».

Ну а Украина при таких раскладах действительно, как заметил сенатор Косачев, «курит в сторонке, не релевантна». Перед режимом Зеленского действительно встал непростой выбор: либо окончательное превращение в орудие Запада и сгорание в огне войны с Россией, либо выполнение «Минска-2». Второй вариант дает хоть призрачный шанс сохранения у власти и возможности бороться за нее в замиренной стране. А война однозначно закончится крахом не только для постмайданных политиков, но и для страны.