В знак протеста или за улучшение жизни?

Шахта «Червоноградская» — государственное открытое акционерное общество, которое входит в Производственное объединение Государственное коммунальное хозяйство «Львовуголь». Зарплату горнякам не платят уже 3 месяца, и на сегодняшний день государство задолжало более 236 млн гривен. По словам замглавы профсоюзной организации шахты Павла Голоты, деньги руководство в который раз обещало выплатить 3 декабря и в который раз нарушило обещание:

«В пятницу сказали, что документов нет. В понедельник, 6 декабря, сказали, что денег уже нет. "Центрэнерго" не рассчитывается за поставку угля. А сегодня это единственная шахта ГП "Львовуголь", выполняющая план».

Павел Волков. Кто он
Павел Волков. Кто он
© Павел Волков/Facebook

Помощник генерального директора ГП «Львовуголь» Владимир Вовк заявил, что деньги на выплату зарплаты горнякам за ноябрь до сих пор не поступили на счета казначейства, но на следующий день, 8 декабря, на сайте предприятия появилось такое сообщение:

«На счет ГП "Львовуголь" в Казначействе поступили средства по бюджетной программе "Реструктуризация угольной отрасли" на выплату 38% заработной платы за ноябрь 2021 года промышленно-производственному персоналу. Средства поступают на личные счета работников».

38% за ноябрь. А остальное? Зарплата за август, кстати, согласно отчетам предприятия, пришла только 1 ноября, а оплата за больничные листы и молоко за июнь 2021 — в середине октября. В таких условиях весьма специфически на той же странице новостей «Львовугля» смотрится сообщение с официозными стенаниями о трагедии голода 30-х гг., который украинская госпропаганда называет Голодомором.

8 декабря непонятно на какие средства живущие шахтеры 1-й смены четырех шахт поддержали коллег и отказались спускаться в забой. Они провели собрание на центральной площади Червонограда и отправились в Сокаль пикетировать администрацию предприятия. Группа горняков шахты «Лесная» перекрыла дорогу Р-15 недалеко от Сосновки. Кстати, непонятно зачем и кому они этим действием хотят создать неудобства. Проезжающим мимо Сосновки гражданам? Руководству шахты от этого ни жарко ни холодно.

Львовские шахтеры из-за долгов по зарплате перекрыли дороги
Львовские шахтеры из-за долгов по зарплате перекрыли дороги
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Сценарий адекватных действий рабочим, по идее, должны были бы подсказать профсоюзные лидеры, но они (неплохо себя чувствующие в существующей системе депутаты парламентских партий) зациклены на идее-фикс «протестов». «Уже больше суток в знак протеста остаются под землей 38 горняков "Центрэнерго"», — пишет у себя в Facebook профсоюзный босс и по совместительству нардеп от «Батькивщины» Михаил Волынец. Нет, не «в знак протеста» остаются под землей шахтеры, а для того, чтобы начальство не загнало в шахту другую смену, чтобы прекратилась добыча угля и деньги перестали течь в карманы собственников. Только страх потерять деньги, а никакой не протест, может вынудить работодателя выполнить требования рабочих.
Впрочем, к середине дня в шахте осталось 32 человека. Шестерых подняли на поверхность из-за ухудшения состояния здоровья.

Одна часть шахтеров сидит в забое, другая — пикетирует руководство предприятия, чтобы медийно подсветить событие, иметь возможность передавать информацию общественности — это действенная схема. Но игра в «кто кого пересидит» непроста. Сидеть в кабинете гораздо легче и безопаснее, чем под землей. Особенно когда требования шахтеров, прямо скажем, не опасны.
Наемному работнику платят зарплату, рабу и крепостному — нет.

«На государственных шахтах предприятий угольной промышленности задолженность по зарплате в стране достигла отметки в 2 млрд 340 млн. А на 1 января следующего года эта задолженность достигнет более 2,5 млрд гривен. Зарплата не выплачивается еще начиная с 2014-2015 годов», — сказал Волынец журналистам. Однако он почему-то не подсказал шахтерам, какие требования выставить государству как собственнику предприятия, кроме «отдайте наши деньги».

Всех шахтеров в экскурсоводы и блогеры. К чему приведет отказ Украины от угля
Всех шахтеров в экскурсоводы и блогеры. К чему приведет отказ Украины от угля
© РИА Новости, Игорь Маслов / Перейти в фотобанк

Суммы долга говорят о том, что горняки годами работают почти бесплатно. Но ведь при капитализме и рыночной экономике, к которым так стремились украинские «патриоты», внеэкономического принуждения к труду не существует. В смысле, нет зависимых слоев населения. Нет рабов, которые, в случае отказа трудиться, будут по закону убиты, нет крепостных крестьян, которые, в случае отказа трудиться, будут по закону выпороты и отправлены на каторгу. Капиталистический работник лично свободен, а труд осуществляется по договору двух сторон — рабочий продает собственнику предприятия на определенное время свою рабочую силу и получает за это определенную в трудовом договоре сумму денег.

Мало того, законодательство буржуазного государства предусматривает наказание для капиталиста, который не выплачивает зарплату или задерживает ее. Ст. 175 Уголовного кодекса Украины гласит, что безосновательно не выплативший деньги своим работникам субъект предпринимательской деятельности в зависимости от обстоятельств может отправиться за решетку на срок до 5 лет. Безосновательно — значит, при наличии объективной возможности заплатить, т. е. при наличии денег.

Совсем недавно пресс-служба «Львовугля» жаловалась на поставщика электроэнергии, который пригрозил прекратить электроснабжение шахт, если предприятие не заплатит за потребленную энергию. И предприятие заплатило — нашло где-то деньги. Но если деньги есть, закон требует сначала расплатиться с работниками. Согласно ч. 5 ст. 97 КЗоТ и ч. 5 ст. 15 Закона Украины «Об оплате труда», оплата труда работников осуществляется в первоочередном порядке, а все другие платежи осуществляются собственником или уполномоченным им органом после выполнения обязательств по оплате труда. При этом ч. 5 ст. 24 Закона предусмотрено, что своевременность и объемы выплаты заработной платы работникам не могут быть поставлены в зависимость от осуществления других платежей и их очередности.

Ахметов не может рассчитаться со «Сбербанком» за свои российские шахты
Ахметов не может рассчитаться со «Сбербанком» за свои российские шахты
© скриншот с видео "Канали Футбол 1,2,3"

Таким образом, помимо сидения в забое и пикетов есть все основания инициировать уголовное производство против руководства шахты. У нардепа Волынца, который как зацикленный твердит о «протестах» и подает заведомо непринимаемые Верховной Радой законопроекты, нет доступа к хорошим юристам?

Весной-осенью этого года, когда горняки еще одной шахты «Львовугля» — «Степной» — угрожали приостановкой работы из-за больших задолженностей по зарплате, Волынец публично заявлял, что отсутствие денег — результат совместных противоправных действий ГП «Львовуголь» и «Центрэнерго». Якобы «Центрэнерго» сознательно занижало цену угля на 300 гривен на тонне, а еще 300 гривен оседали на связанной с Коломойским фирме-прокладке «Укруглеобогащение Групп». В итоге энергетическая компания просто не рассчиталась с шахтами за отгруженную продукцию, а фирма-прокладка заработала больше 300 млн гривен. То есть с одной стороны «Центрэнерго» отмывает государственные деньги и не передает их госшахтам, с другой — покупает уголь за границей.

Не пахнет ли госизменой, хоть и Путина в этой схеме вроде как нет? Если нардеп Волынец владеет такой информацией, где уголовные дела? На несчастной «Степной», в техническое развитие которой не вкладывается ни копейки, в 2017-ом году взорвался метан, что унесло жизни 11 шахтеров. Но ее снова запустили, потому что руководству очень нужны деньги. С тех пор ежедневно рискующим своими жизнями горнякам должны порядка 400 млн гривен. А Волынец продолжает призывать к «протестам».

Единство Галичины с Донбассом

Тем временем на шахтах подконтрольной Украине части Донбасса ситуация ничем не лучше, и в этом смысле Украина действительно едина — «бандеровцев» и «ватников» государство на пару с олигархами грабит совершенно одинаково. В начале декабря 90 шахтеров шахты «Алмазная» в Доброполье спустились под землю до осуществления выплат. После переговоров они вышли на поверхность и, естественно, тут же проиграли. Пока они были внизу, им обещали все выплатить, но как только поднялись — заплатили лишь часть и не всем.

Это урок — верить на слово нельзя ни в коем случае. Недовольные «кидаловом» работники решили снова действовать — отказались приступать к работе водители грузовиков и машинисты бульдозеров автобазы «Добропольеуголь — добыча», 3-я и 4-я смены горномонтажников отказались спускаться в шахту, и даже охранная служба шахты «Алмазной» отказалась выполнять свои обязанности. До чего надо было довести предприятие, если взбунтовались даже наемные силовые структуры, которые по своему смыслу должны подавлять рабочих в интересах работодателя. Донбасские шахтеры и их родственники пишут в соцсетях, что на «Мирноградугле» зарплаты не платят 3 месяца, а на «Южнодонбасской 1» больничные не отдают аж с октября 2020. Везде одно и то же.

Каждый раз уходить под землю, чтобы заплатили то, что и так положено — действие явно избыточное. Это замкнутый круг. Руководство привезет деньги, шахтеры выйдут, и снова им месяцами не будут платить до следующего их коллективного отказа работать. А инфляция обесценивает зарплаты, которые они получают раз в несколько месяцев после самых настоящих боев. Если все так плохо, что наконец-то появляется понимание о необходимости коллективных действий и на эти действия даже находятся силы, то уж и требовать надо что-то серьезное, а не и так по закону причитающиеся рабочим крохи.

Буржуазное украинское государство никогда не обещало облагодетельствовать шахтеров и других трудящихся. Не с этой целью оно создавалось.

Тем не менее законы позволяют улучшать свое положение. Прежде всего, они позволяют заключать коллективный трудовой договор, в котором можно прописать все что угодно — от ежегодного повышения реального содержания зарплаты (не индексации, а реального содержания, т. е. индексации на процент инфляции плюс какой-то процент сверх того) до уменьшения рабочего дня и удлинения отпусков.

От чего зависит содержание колдоговора? Только от результатов борьбы. Системной забастовочной борьбы, а не спорадических метаний вроде спуска в забой до выдачи зарплаты. Забастовка — это не просто остановка работы, которую при желании можно трактовать как нарушение трудовой дисциплины, а юридическая процедура, прописанная в Трудовом кодексе. История показывает, что ничем, кроме забастовки, заставить собственника подписать хороший коллективный договор невозможно. Да, пройти ее нелегко, но ведь буржуазное законодательство и не должно упрощать шахтерам жизнь. Оно просто позволяет законным способом бороться за улучшение жизни. Разве этого мало?