Левые

О России - без любви, об Украине - без страсти. Предвыборные программы ведущих немецких партий
О России - без любви, об Украине - без страсти. Предвыборные программы ведущих немецких партий
© AP, Michael Sohn
Так, Левая партия не критикует Москву, Россия в программе упоминается исключительно в контексте необходимости избежать новой холодной войны. Die Linke (официальное название политической организации) критикует политику официального Берлина на восточном направлении. «США и ЕС пытаются навязать свое превосходство России и Китаю (…). В стратегических документах НАТО и ЕС Россия и Китай имеют образы врага, что мы отвергаем», — провозглашает программный документ.

И дальше — практически в традициях уже не существующей Германской демократической республики (ГДР): «В 80-ю годовщину начала хищнической и истребительной войны фашистского вермахта на Востоке мы подтверждаем России и другим странам бывшего Советского Союза наши обязательства: нет фашизму, нет войне с немецкой земли!»

Помимо лозунгов в духе «за все хорошее» есть и предложения, которые касаются актуальной повестки в отношениях между коллективным Западом и Кремлем. В частности, Левые предлагают Берлину выступить за перезаключение договора о запрещении ракет средней дальности между США и Россией. И чуть ли ни вступить в Организацию договора коллективной безопасности (ОДКБ) — в партии требуют роспуска НАТО и замены Альянса системой коллективной безопасности с участием Москвы.

В программе осуждаются и антироссийские санкции. В целом, подход к России в нынешней программе Левых в принципе такой же, как и 4 года назад, только тогда была, пусть небольшая, критика в отношении Москвы — за войну с террором в Сирии (Левые против вооруженных конфликтов вообще). Кроме того, необходимость разрядки тогда обосновывалась на другом примере с упоминанием Украины.

«НАТО расширяет сферу своего влияния на Западной границе России, — писали Die Linke. — Вступление в НАТО других стран, таких как Грузия, Украина или Македония, еще больше усилит напряженность (…) Вместо этого в центре Европы, на Украине, идет ожесточенная война. Санкции и контрсанкции определяют картину отношений между ЕС и Россией». Партия может войти во власть, если коалиция примет левый формат, то есть будет включать также Социал-демократическую партию Германии (СДПГ) и «Зеленых». Тогда, судя по рейтингам, Die Linke будут в ней самым младшим партнером. Но вероятность такого союза очень невелика.

«Альтернатива»

Владимир Сергиенко: В Германии никто не видит Украину в Евросоюзе
Владимир Сергиенко: В Германии никто не видит Украину в Евросоюзе
© Facebook, Сергей Каревский
У «Альтернативы для Германии» (АдГ), которую зачастую и не всегда с должным основанием относят к крайне правым, подход в отношении Москвы схож с Левыми. Россию АдГ, правда, упоминает пореже, но зато это единственная партия, которая в своей программе открыто поддержала «Северный Поток-2». В остальном предложения такие же как у Die Linke: «В интересах Германии и Европы интегрировать Россию в общую структуру безопасности. Мы выступаем за возобновление регулярных дискуссий в рамках Совета Россия-НАТО (..). АдГ выступает за отмену санкций ЕС и расширение экономических отношений с Россией».

Однако для всех партий, которые, согласно соцопросам войдут в бундестаг, АдГ является изгоем, и коалиция с ней исключается.

Свободные демократы

Более вероятно вхождение в блок победителей Партии свободных демократов (СвДПГ). При этом теоретически возможны три варианта: 1) с христианскими демократами (ХДС) и «Зелеными», 2) с СДПГ и «Зелеными» и 3) с ХДС и социал-демократами. Но для последнего варианта нужно, чтобы нынешние участники действующей коалиции согласились продолжать сотрудничество, да еще и набрали меньше половины мест в Бундестаге — тогда им потребуется СвДПГ как союзник. Но судя, по опросам, правящие партии возьмут больше половины кресел в парламенте.

Свободные демократы стоят почти на такой же антироссийской позиции, как и «Зеленые», что хорошо видно по отношению к «Северному потоку-2».

«Необходимо учитывать интересы Украины как страны-транзитера энергоносителей. Мы призываем к мораторию на продолжение строительства «Северного потока — 2» до тех пор, пока российское руководство не даст гарантии независимого и всестороннего расследования дела Навального и улучшения ситуации с правами человека», — увязали в СвДПГ политические вопросы с экономическими.

В партии выступают за санкции против Москвы, отрицают результаты референдумы о воссоединении Крыма с Россией, возлагают ответственность за насилие на юго-востоке Украины на Кремль. «Поддержка Россией таких диктаторов, как Александр Лукашенко или Башар Асад, ставит под угрозу международную безопасность, равно как и контролируемые Кремлем кампании дезинформации и хакерские атаки в Европе», — продолжают список обвинений Свободные демократы.

Вместе с тем СвДПГ признает, что диалог между Москвой и Берлином возможен, но при определенных условиях: «Россия по-прежнему тесно связана с Германией и Европой в человеческом, культурном и экономическом плане (…). Мы придерживаемся цели восстановления доверия. Мы также хотим упростить поездки для гражданского общества, упростив получение визы. Однако российское правительство должно сначала вернуться к верховенству закона и соблюдению гражданских прав и международного права».

В 2017-м раздел о России у Свободных демократов назывался точно так же, и его содержание принципиально не отличалось от нынешнего, и относительно конфликта в Донбассе так же не упоминались Минские соглашения. Но формулировки сейчас еще резче, а российская тема затронута подробней, хотя объем программы сократился более чем вдвое.

Четыре года назад в этом документе был и подраздел о странах Восточного Партнерства, где требовалось продвигать демократию и экономические трансформации в этих странах, но о перспективе их членства в ЕС речь не шла. А ведь в программе 2013, когда партия шла на выборы как член правящей коалиции (ее тогдашний лидер Гвидо Вестервелле был министром иностранных дел), говорилось: «У Украины есть долгосрочные шансы на присоединение к Евросоюзу, если она будет последовательно проводить курс модернизации в ближайшие годы и постоянно работать в соответствии со стандартами ЕС».

Сейчас же о странах Восточного Партнерства свободные демократы вообще ничего не записали. Для Киева это, наверно, компенсируется прямым призывом сохранить транзитный потенциал Украины. Но все же из программ очевидно, что в Берлине не готовы говорить о перспективе членства бывшей УССР в ЕС. Исключение — «Зеленые», которые, однако, в случае прихода в правительство будут считаться здесь как с партнерами по коалиции, так и с настроениями во всем Евросоюзе, уставшем от расширения.

Программы и практика

Конечно, правомерно ставить вопрос, насколько программные положения партий отражают будущую политику, и здесь интересную информацию к размышлению дает опыт восьмилетней давности. В 2013 все программы ведущих партий, кроме Левой (АдГ тогда не существовало), были несравненно мягче в отношении России. Даже Свободные демократы, которые и тогда допускали больше других критики в ее адрес (по нынешним меркам вегетарианской), утверждали, что мир в Европе может быть только с Россией, а не против России. У «Зеленых» же Москва упоминалась лишь в контексте того, что «после окончания блокового противостояния НАТО нужно изменить свои задачи. Это может быть успешным только при вовлечении России и всех стран Восточной Европы».

В программе же ХДС в 2013 был даже подраздел «Добрососедские отношения с Россией». Но самое интересное то, что тогда в программе партии канцлера Ангелы Меркель ничего не говорилось об Украине и странах Восточного Партнерства, хотя к моменту утверждения программы уже предполагалось, что Киев в ноябре 2013 подпишет соглашение об ассоциации с ЕС. Это умолчание теоретически давало основания для далеко идущих выводов. Но вот через два месяца начался Майдан, и его поддержка Берлином и лично ее канцлером, как и поддержка установившегося с февраля 2014 режима, были очевидны. Самая кровавая фаза противостояния в Киеве началась 18 февраля с похода активистов на Верховную Раду на следующий день после встречи Меркель с Яценюком и Кличко. Реальная политика и партийные документы ничего общего не имели. А декларация настроя на сотрудничество с Россией сейчас кажется маскировкой будущей конфронтации по украинскому вопросу.

Так что отсутствие Украины в программах отдельных мейнстримных партий никак не означает отказа от готовности поддерживать Киев в Донбассе и в других формах противостояния с Россией. А с другой стороны, явное ужесточение формулировок в отношении России по сравнению с прошлыми и тем более позапрошлыми выборами почти не дает надежд на то, что позиция Берлина в отношении Москвы изменится в лучшую сторону.

Противостояние продолжится

Рар рассказал о том, какой канцлер Германии улучшит отношения с РФ
Рар рассказал о том, какой канцлер Германии улучшит отношения с РФ
© AP, Michael Probst
Кто бы ни оказался у власти в Берлине, скорей всего речь пойдет о сохранении и вероятном развитии управляемого противостояния с Россией, но вот степень этой конфронтации немало зависит от того, окажется ли в будущей коалиции кто-либо из двух явно русофобских партий (Зеленые и СвДПГ). Конечно, Германия исторически имеет очень большой товарооборот с Россией, но опыт последних лет показал, что в данном случае надо перестать надеяться на то, что экономические связи станут архимедовым рычагом, который изменит ситуацию. Да, теоретически в интересах Германии сотрудничество с Россией (тот же «Северный Поток-2»), однако интересы этой страны определяют не российские блогеры и политобозреватели, которые говорят о выгодах такого сотрудничества, а германская элита.

Да, «Северный поток-2» удалось достроить. Но достаточно глянуть германскую прессу — критика в адрес этого проекта явно преобладает, тогда как о его выгодах можно прочитать лишь в читательских письмах, которые публикуют для баланса мнений. А европарламентарии от Германии неизменно голосовали за резолюции с осуждением «Северного потока-2». В частности, уже 15 сентября этого года они явным большинством (56 «за», 25 «против», 8 воздержались) поддержали рекомендации руководству ЕС по отношениям с Россией, где призывается «немедленно остановить» строительство этого газопровода, а в случае достройки не использовать его.

Интересен партийный расклад. За резолюцию в полном составе голосовали все присутствовавшие на заседании депутаты, избранные по спискам «Зеленых» (18 человек), ХСС (5) и СвдПГ (5). Так же единодушны, но против нее были все 4 европарламентария от Левой партии. Из 11 депутатов, прошедших по списку АдГ, 9 были против и 1 воздержался. Еще один поддержал резолюцию, но он к моменту голосования уже вышел из этой партии. Из 8 депутатов, избранных в ЕП от 6 мелких немецких партий, которые не имеют шансов попасть в бундестаг, поддержали резолюцию 6. А вот у главных партий не было единодушия. Члены ХДС достаточно массово голосовали за резолюцию (19 депутатов), но по 2 парламентария были против и воздержались. А вот из 15 участвовавших в заседании социал-демократов 9 были против, а поддержали документ только 2.

Хотя раньше депутаты от СДПГ всегда поддерживали антироссийские резолюции, хотя и не единогласно. И даже такое голосование в Европарламенте создает определенный оптимизм. Хотя, может, оно связано не с переменой настроений в отношении России, а со взыгравшим национальным самолюбием. Ведь обидно для немцев выглядят слова документа, который предложили поддержать в Страсбурге: «разделяющее ЕС решение некоторых стран строить «Северный поток-2» несовместимо с ценностями солидарности и доверия Европейского Союза».