Как это было в Боснии. Почему события в Сребренице важны для России и Украины
Как это было в Боснии. Почему события в Сребренице важны для России и Украины
© AP, Amel Emric
Два постоянных члена Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, Россия и Китай, 14 июля направили остальным членам СБ ООН проект резолюции о ликвидации аппарата Верховного представителя по Боснии и Герцеговине (БиГ), сообщают СМИ этой балканской страны. Согласно документу, этот орган должен полностью прекратить своё существование в 2022 году.

Формальная обязанность Верховного представителя по БиГ — следить за исполнением Дейтонских мирных соглашений 1995 года, положивших конец гражданской войне в этой бывшей югославской республике, длившейся в 1992-1995-м. По мнению инициаторов резолюции, в услугах международного надсмотрщика страна более не нуждается, так как три государствообразующих народа БиГ — сербы, бошняки и хорваты — достигли достаточного прогресса в реализации мирных соглашений.

Вместе с тем резолюция поддерживает назначение на пост Верховного представителя немецкого политика Кристиана Шмидта, который должен приступить к исполнению обязанностей 1 августа 2021 года, сменив австрийского дипломата Валентина Инцко, проработавшего на этом посту более 12 лет. Однако если проект резолюции России и Китая будет поддержан на заседании Совета Безопасности ООН, Шмидт сложит с себя полномочия 31 июля 2022 года, а аппарат Верховного представителя будет упразднён.

Примечательно, что это предложение появилось всего через несколько дней после очередной годовщины событий в Сребренице, что вызвало всплеск интереса к ситуации в Боснии и Герцеговине. Не исключено, что российско-китайский проект резолюции также призван спутать карты Ангеле Меркель и Джо Байдену, ведь в ходе визита канцлера Германии в Вашингтон было анонсировано обсуждение, в том числе, «укрепления евроатлантических устремлений стран Западных Балкан». Напомню, Босния и Герцеговина, наряду с Сербией, одна из немногих стран региона, которая не планирует вступать в НАТО.

Сребреница: сербы плохие, мусульмане хорошие, Америка на коне
Сребреница: сербы плохие, мусульмане хорошие, Америка на коне
© REUTERS, Dado Ruvic
Процесс евроатлантической интеграции Боснии и Герцеговины блокирует одна из двух составляющих этой страны — Республика Сербская. Такая возможность у этого образования есть благодаря тому, что Дейтонские соглашения предусматривают сложную систему власти в БиГ, учитывающую интересы трех государствообразующих народов — мусульман-бошняков, сербов и хорватов.

Формально Босния и Герцеговина состоит из двух частей (энтитетов) — Федерации Боснии и Герцеговины (мусульмано-хорватской, 51% территории) и Республики Сербской (49%). По сути, это союз двух самостоятельных территориальных образований, имеющих весьма различные внешнеполитические ориентации. Над ними стоят коллективный Президиум (трёх его членов избирают, соответственно, мусульманская, хорватская и сербская общины) и парламент, который формируется по тому же принципу. Для принятия решения необходимо не просто большинство голосов, а согласие политиков, представляющих все три государствообразующих народа. Таким образом, хотя мусульмане и хорваты двумя руками за вступление БиГ в НАТО, сербского «вето» на подобное решение достаточно для сохранения статус-кво: сотрудничаем, но не вступаем.

Собственно, подобный сценарий подразумевался и во время подписания вторых Минских соглашений, ведь конституционная реформа на Украине, широкая децентрализация в этой стране и особый статус Донбасса должны были привести к большему влиянию региональных элит на внешнеполитические решения. Однако, к сожалению, ни Минск-1, ни Минск-2 не привели даже к тому, что обеспечил Дейтон уже в первые недели своей реализации: полному и всеобъемлющему прекращению огня и постепенному разоружению армий всех сторон гражданской войны.

Всё дело в том, что в Боснии и Герцеговине мир был достигнут в первую очередь благодаря внешним игрокам. Однако в 1995-м США принуждали к нему не только сербов, но и мусульман с хорватами, и Россия этот процесс поддерживала. Ныне же Вашингтон откровенно ставит на военное решение конфликта на Донбассе, накачивая украинские вооружённые формирования оружием и усиливая их своими инструкторами.

Пропагандисты киевского режима часто приводят Боснию и Герцеговину как отрицательный пример того, во что может превратиться Украина в случае полной реализации Минских соглашений — не только военной, но и политической их части. Мол, мы вынуждены будем заседать в одном парламенте с теми, против кого воевали, а они получат де-факто независимость! Однако сторонники «войны до победного конца» не хотят признать тот факт, что амнистия, отдельные парламенты и собственная полиция, самостоятельность ранее мятежных регионов в принятии большинства решений, а также регулярная неспособность властных структур на общегосударственном уровне к компромиссу — это тот самый «худой мир», который лучше любой «хорошей войны».

Сукоб на Днепре. Как переселение черногорцев спровоцировало превращение Новой Себрии в Новороссию
Сукоб на Днепре. Как переселение черногорцев спровоцировало превращение Новой Себрии в Новороссию
© Пая Йованович
Собственно, именно для урегулирования неизбежных внутренних противоречий в Дейтонских соглашениях, в отличие от Минских, и была введена должность Верховного представителя. Однако его практически неограниченные полномочия (право отменять и принимать законы, отправлять в отставку и назначать любого чиновника и т.п.) далеко не всегда использовались во благо. Классический пример: Дейтонские соглашения предусматривали, что община Брчко должна быть разделена между Республикой Сербской и Федерацией БиГ в ходе арбитража, но в 1999 году под давлением тогдашнего Верховного представителя по БиГ Карлоса Вестендорпа был создан отдельный Округ Брчко. Эта территория получила почти такие же права, как и два энтитета БиГ, вот только высшее должностное лицо тут не избирают граждане, а назначает опять же Верховный представитель. Ныне же мусульмане требуют предоставить особый статус ещё и общине Сребреница, фактически оторвав её от Республики Сербской.

В целом стоит отметить, что подавляющее большинство единоличных решений Верховного представителя по БиГ имело антисербскую направленность. Но главное — само наличие никем не избираемого чиновника с подобными полномочиями привело к тому, что местные политики, независимо от национальной принадлежности, так и не научились брать на себя полную ответственность не только за свою часть БиГ, но и за государство в целом.

Правда, похоже, это вполне устраивает Вашингтон. 15 июля посольство США в Сараево распространило заявление, в котором поддержало «ключевую роль Верховного представителя в реализации гражданских аспектов Дейтонских соглашений». В посольстве отметили, что ликвидация этой должности зависит не от времени, а от выполнения «определённых критериев функциональности и стабильности, необходимых также для европейской перспективы БиГ».

При определённой схожести ситуации с Украиной в Боснии и Герцеговине США всё же вынуждены договариваться и с европейскими партнёрами, и с Россией. Невозможно представить, чтобы Верховный представитель по БиГ был отправлен в отставку после общения с чиновником Госдепа, как это произошло с главой МВД Аваковым на Украине. Поэтому даже если упомянутый проект резолюции СБ ООН и будет отвергнут, это станет лишь очередным шагом в развитии событий — в БиГ в частности и на Балканах в целом.

Однако недавняя статья президента России Владимира Путина относительно Украины продемонстрировала, что в Москве не собираются мириться со всевластием Вашингтона на берегах Днепра и вопрос куда шире условного «Округа Донбасс». Так что вариант превращения нынешней Украины в союз «Республики Новороссия» и «малороссийско-галицкой федерации» не стоит сбрасывать со счетов.