Есть большой соблазн сделать какие-то выводы по сравнению с парламентскими выборами прошлого года, и мы этому соблазну поддадимся.    

Начнём, впрочем, с нескольких обстоятельств, которые заставляют с осторожностью относиться к прямому сопоставлению результатов парламентских и местных выборов.

Во-первых, у избирателей на тех и других разная мотивация. Жители уездного города N могут всем сердцем поддерживать политику партии А, но увидев, кого эта партия предлагает на пост мэра, проголосовать за политическую силу строго противоположного направления. Введение пропорциональной системы это противоречие несколько сгладило, но не убрало.

Политолог Золотарев объяснил, что показали местные выборы на Украине
Политолог Золотарев объяснил, что показали местные выборы на Украине
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Во-вторых, в местных выборах активно принимают участие политические партии, которые общенациональными являются только формально. Вообще украинское законодательство не предполагает существования региональных партий, но ничто не мешает зарегистрировать общенациональную партию, реально имеющую поддержку только в одном регионе.

Кроме того, есть партии, опирающиеся на народных депутатов — мажоритарщиков, такие как «За будущее», по сути также имеющие региональный статус.

В-третьих, на местных выборах явка в принципе ниже, чем на общенациональных, а на текущих был поставлен своеобразный антирекорд — 36,9%. При этом явка на парламентских выборах 2019 года — 49,8%. Таким образом, часть избирателей тех или иных партий могла вообще не прийти на избирательные участки.

1. «Слуга народа», несмотря на определённые опасения, всё же смогла занять первое место — на выборах депутатов областных советов и киевского горсовета её агрегированный результат составил 14,5%.

Это почти в три раза меньше, чем на прошлогодних выборах, когда партия получила 43,2% голосов. Если же считать в абсолютных числах, то результат партии снизился в 4,5 раза — с 6,3 млн до 1,4 млн.

Катастрофическое снижение доверия к партии в первую очередь было обусловлено пониманием, что никакой партии, по сути-то, нет. В первую очередь — на региональном уровне. И уже в меньшей степени — невыполненностью предвыборных обещаний Владимира Зеленского (его рейтинг сохраняется примерно на уровне первого тура президентских выборов).

2. Второе место сумела всё же занять «Европейская солидарность», получившая в сумме 13,7%.

Партия существенно улучшила свой результат по сравнению с парламентскими выборами в процентном отношении (тогда было 8,1%). В абсолютных цифрах результат партии вырос незначительно — с 1,2 до 1,3 млн.

Рост поддержки партии Петра Порошенко был обусловлен его последовательной линией по разоблачению «антинационального курса» нынешнего руководства страны. Собственно, нынешний курс от прошлого не отличается ничем, но Порошенко удалось создать у «патриотического» сегмента избирателей впечатление, что Зеленский делает что-то не то, а Порошенко его поправляет, за что и подвергается преследованиям. Впрочем, повторимся, эффект этой пропаганды нельзя счесть значительным.

3. На третьем месте оказалась «Оппозиционная платформа» с результатом 12,5%.

Партия заметно потеряла в поддержке и в процентном (было 13%) и в абсолютном (с 1,9 до 1,2 млн) отношении.

Политика партии была правильной, но по сравнению с прошлыми выборами выросла конкуренция — вместо «Оппозиционного блока» появилось множество региональных партий именно в базовых регионах ОПЗЖ. Избиратели высказывали претензии и по отношению к кадровой политике партии: резоны Виктора Медведчука по включению в партию людей вроде Игоря Райнина понятны — он преодолевает постмайданный раскол страны, но на рейтингах партии это вряд ли отражается положительно.

4. На четвёртом месте оказалась новая партия «За будущее» с результатом 8,6%. В абсолютных числах — 0,84 млн.

Партия связана с Игорем Коломойским, но главное не это, а то, что в регионах её представляют влиятельные политики и бизнесмены, имеющие свои собственные клиентелы. Продвижение партийного авторитета через неформальные структуры оказалось зачастую эффективнее, чем через формальные. В «Слуге народа», кстати, отказались от возможности предоставить депутатам-мажоритарщикам участвовать в формировании списков на местах (соображения там, правда, были неэлекторальные — мажоритарщики небезосновательно рассматриваются как ресурс внутрипартийной оппозиции).

5. Юлия Тимошенко показала, что её рано списывать со счетов — «Батькивщина» всё же вошла в число «призёров» этих выборов с результатом 8,5%.

По сравнению с парламентскими выборами процентный результат партии улучшился (было 8,2%), но вот в абсолютных значениях произошло резкое снижение поддержки — с 1,2 до 0,8 млн человек.

Местные выборы стали шагом к феодализации Украины - Теплов
Местные выборы стали шагом к феодализации Украины - Теплов
© Facebook, Виталий Теплов

Ключевых проблем Тимошенко по-прежнему две:

Во-первых, в результате трёхкратного поражения на президентских выборах она приобрела стойкий имидж «электоральной неудачницы», что исключает существенные успехи.

Во-вторых, она так и не смогла вписаться в новую повестку дня.

6. Остальные общенациональные партии никаких особенных успехов не продемонстрировали:

— «Свобода» — 3,3% (было — 2,15%);

— Радикальная партия Олега Ляшко — 2,4% (4%);

— «Сила и честь» — 2,4% (3,8%);

— «Голос» — 1,7% (5,8%);

— Партия Шария — 1,4% (2,2%).

«Свобода» и «Голос» де-факто стали региональными партиями, но всё ещё претендуют на общенациональную роль.

От СиЧ и ПШ выступили довольно слабо, несмотря на многообещающую социологию (правда, группа «Рейтинг» больше 2–3% им и не давла). Причём от СиЧ этого можно было ожидать: эта партия, так же как и предшествовавший ей партийный проект Анатолия Гриценко, показывает хорошую социологию, но плохие выборы. А вот слабый результат ПШ объяснить трудно. Возможно, всё дело в фальсификациях, но у этого проекта наверняка есть какие-то собственные глубинные недостатки.

7. Региональные партии.

Это не новое явление для Украины, но именно на этих выборах с особым успехом выступили партии, либо представляющие один регион и одного лидера (именные блоки харьковского мэра Геннадия Кернеса и днепропетровского экс-губернатора Александра Вилкула), либо «зонтичные» структуры, представляющие в каждом регионе отдельного лидера и слабо связанные внутри («Пропозиция»).

Местные выборы разбили Украину на 25 отдельных зон - Кость Бондаренко
Местные выборы разбили Украину на 25 отдельных зон - Кость Бондаренко
© РИА Новости, Нина Зотина
Подлинная результативность региональных проектов остаётся непонятной — на этих выборах были созданы уникальные возможности для фальсификаций и не воспользоваться ими могли только святые. В то же время предвыборная социология показывала, что доверие к этим политическим силам довольно высокое.

Результаты «зонтичных» структур особого восторга не вызывают:

— «Наш край» — 3,9%

— «Пропозиция — 2,2%;

— УДАР — 2%;

— «Победа Пальчевского» — 0,8%.

Но партии эти создавались (во всяком случае — применительно к нынешним выборам) для хорошего результата не по стране в целом, а там, где нужно. И там, где нужно, они сработали как надо. Например, на выборах в Днепропетровский горсовет «Пропозиция» получила 29% голосов, а на выборах Киевсовета УДАР получил 20% и т.п.

Что же касается чисто региональных проектов, изначально ориентированных на один регион, то они в сумме набрали 22%. Таким образом, победителем местных выборов 2020 года правильнее было бы назвать именно эти проекты.

Святослав Вышинский: Местные феодалы на Украине будут использовать «штыки» киевских элит
Святослав Вышинский: Местные феодалы на Украине будут использовать «штыки» киевских элит
© Facebook, Святослав Вишинський
Правда, стоящие за ними региональные элиты разрознены и не имеют общей программы и общего партийного представительства. Впрочем, если говорить о программе, то некоторые подвижки есть. Например, Кернес и мэр Одессы Труханов существенно сдвинулись «вправо» (сторонниками «пророссийского курса» их уже не считают), с другой стороны, мэр Днепропетровска Филатов сейчас мало напоминает «Бориса-вешателя» 2014 года (справедливости ради надо сказать, что он уже тогда был фактическим сторонником федерализации, хотя и не использовал это слово). 

Выводы:

1. В случае проведения досрочных парламентских выборов общенациональные партии получат лучшие результаты за счёт перераспределения голосов, поданных за региональные политические проекты. В первую очередь в выигрыше окажутся СН и ОПЗЖ, в меньшей степени — ЕС.

2. Актуален вопрос относительно представительства региональных элит на центральном уровне. Пока что лидирует тут действующая власть, которая уже договорилась с рядом элитных групп.