С самого начала распада социалистического блока в Восточной Европе Польша взяла курс на интеграцию в ЕС и НАТО. К России отношение тамошних элит было подозрительно-опасливое в связи с возможным возвращением её влияния на регион.

С течением времени Польша окрепла, в 1999 году вступила в НАТО, однако в том же году Белоруссия и Россия образовали Союзное государство. Этот факт в Варшаве восприняли как усиление Москвы в Белоруссии и де-факто наличие «опасного» соседа. Прибалтика, Белоруссия и Украина в идеале для польской геополитики должны выполнять роль «санитарного кордона» между Польшей и Россией, а значит, быть либо на стороне Запада, либо как минимум нейтральными государствами.

Польская «мягкая сила» два последних десятилетия была направлена на максимальное отдаление восточных соседей от России. Особенно усердно велась работа на белорусском направлении, потому что республика взяла курс на Восток.

За эти годы Польша создала и финансировала с помощью правительственных программ НКО и СМИ, работающих для белорусов, в том числе известный телеканал «Белсат». Контент таких медиа не только резко оппозиционный по отношению к действующей власти, но и националистический. Работа по отдалению белорусов от России ведется не столько на политическом, сколько на культурном поприще. Например, через дискредитацию общерусских культурных кодов и традиций.

Важно отметить, что многие пропольские СМИ для белорусской аудитории пользуются довольно высокой популярностью, находятся в лидерах информационных медиа, которые читают белорусы в интернете.

Ищенко объяснил, почему Польша не отстанет от Белоруссии и доведет дело до конца
Ищенко объяснил, почему Польша не отстанет от Белоруссии и доведет дело до конца
© РИА Новости, Нина Зотина

С момента вступления в ЕС в 2004 году поляки потратили около 140 миллионов евро на продвижение своей «мягкой силы» в Белоруссии.

Параллельно с этим польское руководство всегда активно сотрудничало с националистической и прозападной оппозицией. Создавало хорошие условия для притока граждан из Белоруссии, например через программу Калиновского, позволяющую белорусской молодежи бесплатно обучаться в польских вузах. В последние годы Польша стала одним из самых популярных мест для обучения белорусских студентов. Их число с 2012 по 2018 год выросло с чуть более 2 тысяч человек до 8 тысяч.

Постоянно растет число и уехавших в Польшу из Белоруссии граждан. Так, количество приглашений от польских работодателей для белорусов по упрощенной схеме трудоустройства за последние пять лет выросло примерно в 12 раз. По данным польского Управления по делам иностранцев, счет идет на десятки тысяч приезжих из Белоруссии в год. Это второе место после Украины. Значительно упрощает переезд карта поляка — ее получили уже почти 140 тысяч белорусов.

Так или иначе, к началу текущего политического кризиса влияние Польши в Белоруссии было очень велико, и тенденция вела к его укреплению.

Польша и белорусский политический кризис

Существенное влияние Польши на то, что происходит в Белоруссии, значительно усилилось в августе 2020 года после известных событий.

Самым важным, что сделала Варшава, можно считать предоставление возможности популярным белорусским блогерам организовывать и координировать акции протеста, составлять и распространять планы забастовок, бойкотов и прочих инструментов давления на Минск. Причем делают они это с территории Польши, находясь под защитой от уголовной ответственности со стороны белорусской власти. Речь идет, например, о том же «Нехта».

Варшава, пожалуй, самый активный союзник белорусской оппозиции на международной арене. Премьер Матеуш Моравецкий назвал Светлану Тихановскую «пани президентом», что стало полунамеком на венесуэльский сценарий и появление «восточноевропейского Гуайдо». При этом пообещал, что Польша будет продвигать на уровне Евросоюза принятие «плана Маршалла» для Белоруссии, благодаря которому новая демократическая власть может получить помощь от Запада на реформы.

Участие польского правительства выражается в поддержке не только оппозиционных политиков, но и белорусских граждан, которые протестуют и испытали из-за этого какие-то лишения — аресты, увольнения или отчисления из университетов. Так, 14 августа польский премьер заявил, что Варшава выделит более 13 миллионов долларов на различные программы, связанные с Белоруссией, которые будут направлены на помощь пострадавшим в ходе протестов. Некоторые программы направлены на стипендии для отчисленных студентов, которых примут польские вузы, а также на выдачу бесплатных гуманитарных виз для белорусов.

Задействована в финансовой помощи не только власть. Есть еще фонд «Солидарность с Белоруссией», который создал независимый польский профсоюз с целью финансовой помощи. Организация сразу внесла туда около 225 тысяч евро.

Ищенко о главном: Польша пойдет по пути Белоруссии?
Ищенко о главном: Польша пойдет по пути Белоруссии?
© Скриншот с эфира программы издания Украина.ру

С одной стороны, этим самым Польша реализует собственный интерес по привлечению новых мигрантов — республике нужны новые работники. С другой — повышает собственный имидж в Белоруссии, формирует образ помощника для пострадавших за протестную активность граждан.

Регулярно польский фактор звучит и от другой стороны конфликта — белорусской власти. Так, Александр Лукашенко в последнее время неоднократно указывал на опасность, которая может исходить от Варшавы. Так, в конце августа он говорил, что «если Белоруссия распадется, то Гродненская область отойдет Польше. Они об этом уже в открытую говорят, спят и видят». Затем Лукашенко заявил, что Варшава хотела в Белоруссии устроить мятеж: «Они хотели у нас революцию устроить, даже не революцию, а мятеж, а получили сами».

С учетом вышеописанной поддержки со стороны Польши белорусской оппозиции и протестующих граждан в Минске воспринимают Варшаву одним из главных факторов политического кризиса. Но без внутреннего фактора — социального напряжения, кризиса доверия к избирательной системе и официальным результатам выборов — блогеры из-за границы не смогли бы организовать столь многочисленные протесты. Они взяли на себя лишь роль координаторов общественной активности в условиях отсутствия лидеров, которые находились бы в Белоруссии и при этом на свободе.

Так что, хотя польская сторона заинтересована в победе белорусской оппозиции, сегодня она может влиять на ситуацию лишь косвенно, используя информационный, организационный, дипломатический и финансовый ресурсы.

Троеморье и путь «из варяг в греки»

Геополитические интересы Польши в Белоруссии не ограничиваются фактором «буфера» от России.

Варшава заинтересована в переориентации Минска на закупку не российских, а альтернативных энергоносителей, которые проходят транзитом через территорию Польши. В ответ на российский «Северный поток — 2» Варшава активно продвигает свой проект «Балтийская труба», который будет пролегать опять же через территорию Польши и свяжет норвежский газ с остальной Европой. Перспектива не из легких и не из быстрых, но рано или поздно Польша наверняка будет пытаться продвигать энергоносители из альтернативных источников в Белоруссию.

В рамках Троеморья, где Польша де-факто лидер, есть проект Балто-Черноморского водного пути, который может связать речные системы Польши, Белоруссии и Украины на месте исторического пути «из варяг в греки».

Любопытно, что потенциально индустриально развитая Польша могла бы стать покупателем энергии с Белорусской АЭС. Обращает на себя внимание и довольно сдержанная реакция Польши на резкую позицию Литвы, хотя станция расположена в считаных десятках километров и от польской границы. Пока такому сотрудничеству препятствует политическая конъюнктура, однако в случае смены власти в Белоруссии позиция Брюсселя, Варшавы и Вильнюса в отношении БелАЭС может стать гораздо мягче.

Как и многие страны Европы, Польша переживает демографический кризис — рождаемость в республике одна из самых низких в регионе, при этом есть тенденция эмиграции молодежи в страны Западной Европы. Республике нужны новые граждане, но особенно рабочие руки и обслуживающий персонал. После Евромайдана на Украине Польша приняла огромное число мигрантов из этой страны. Поэтому любое сближение с Минском в сторону ослабления или отмены визового режима, а также тяжелое постреформенное время в случае смены политического режима могут привести к увеличению и без того растущего потока миграции из Белоруссии. К тому же появится новый аргумент для несговорчивого Брюсселя, когда будет обсуждаться вопрос принятия беженцев из стран Ближнего Востока и Африки.
Белоруссия для Польши выступает очень важным объектом в международных отношениях, и главная схватка за влияние в республике еще впереди.