Акции оппозиции в выходные, жестко разогнанные силовиками (по некоторым данным, было задержано до 1000 человек), были приурочены именно к месту гибели Романа — Площади Перемен, как называют двор в одном из спальных микрорайонов Минска.

Богдан Безпалько: Смерть белорусского оппозиционера – плохой знак для Лукашенко
Богдан Безпалько: Смерть белорусского оппозиционера – плохой знак для Лукашенко
© РИА Новости, Нина Зотина
Бондаренко не первый погибший в ходе протестов. 9—11 августа от пуль или избиений ушли из жизни три человека: 34-летний Александр Тарайковский в Минске, 43-летний Геннадий Шутов в Бресте и 25-летний Александр Вихор в Гомеле. Однако во всех этих случаях речь шла о применении оружия сотрудниками силовых ведомств (МВД или армейского спецназа), то есть людьми, которые в принципе по закону имеют право носить и применять оружие и спецсредства. Другой вопрос — было бы оправданным применение силы и оружия в данных случаях?

Вопрос, увы, риторический, потому за прошедшие три с лишним месяца ни одна из этих смертей так и не расследована. Хотя, например, в справке о смерти Шутова указано «повреждение (головы. — Авт.) в результате выстрела из ручного огнестрельного оружия с неопределенными намерениями», а у Вихора — переломы ребер, грудины и отек мозга.

Но вот Бондаренко погиб от действий не силовиков, пусть даже переодетых в гражданское сотрудников Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК), которые, начиная с сентября, регулярно участвуют в разгоне маршей оппозиции в Минске. Официальные лица Белоруссии дружно заявляют, что напавшие на Бондаренко во дворе его дома и умело избивавшие парня (кстати, бывшего спецназовца, умевшего постоять за себя) спортивного вида мужчины в балаклавах не являются сотрудниками каких-либо силовых ведомств.

Сообщение пресс-службы МВД, опубликованное днем 12 ноября в ее Telegram-канале: «Некоторые граждане с целью доведения до окружающих своего личного мнения по поводу своей политической позиции вывешивают, рисуют, наклеивают негосударственную символику на фасадах зданий, городских конструкциях, личных автомобилях и т.п. Другие неравнодушные граждане пытаются восстановить порядок и не допускать нарушений правил благоустройства». Чуть ранее то же сообщение было размещено на странице «Минская милиция» в Facebook.

Вот версия Следственного комитета, опубликованная утром 13 ноября в его Telegram-канале: «По данным следствия, 11 ноября в милицию поступило сообщение о том, что во дворе дома на улице Червякова в Минске произошла драка между агрессивно настроенными местными жителями, вешающими ленты, и лицами, их снимающими. Прибывшие на место сотрудники милиции обнаружили мужчину с телесными повреждениями…»

Белоруссия: пятница, 13-е. Как Беломайдан получил сакральную жертву
Белоруссия: пятница, 13-е. Как Беломайдан получил сакральную жертву
© Sputnik | Перейти в фотобанк
Наконец, как обычно, самое интересное заявление сделал днем 13 ноября в ходе общения с журналистами Александр Лукашенко.

«В этих дворах одни вывешивали эти флаги и эти ленточки, а вторые ходили и срезали, кто это не приемлет. Мы в последнее время создали дружины, их, по-моему, около 500 в Минске только, и они тоже ходили и срезали эти флаги, — рассказал президент. — В одном из дворов, как мне доложили, они пришли срезать флаги. А те, кто там живет и эти ленточки вывешивал (на заборах, спортивных площадках), выскочили из домов. И потасовки были. Но в данном случае, как мне доложили, завязалась драка, притом драка серьезная. И кто-то (это ж в милиции все есть) из протестующих позвонил «карателям» в милицию. Выехал усиленный наряд милиции. Когда они подъехали, как обычно, все разбежались. А этот (Роман Бондаренко. — Авт.) то ли травмирован был, то ли что…»

То есть «неравнодушные граждане» (МВД) — это такой эвфемизм для «дружинников»? Или наоборот? Потому что добровольные дружины находятся в ведении МВД, и очень странно, что пресс-служба ведомства 12 ноября не знала, что участники драки являются членами этого официального формирования по поддержанию общественного порядка.

Не менее удивительно и то, что мы видим на уже опубликованных многочисленных видеозаписях событий, произошедших в ночь с 11 на 12 ноября во дворе между домами 58, 60 и 62 по улице Червякова и домами 1 и 3 по Сморговскому тракту, которые после появления здесь мурала с «диджеями перемен» называют Площадью Перемен.

Никаких нарукавных повязок, которые обязаны носить дружинники, у появившихся во дворе мужчин крепкого телосложения и спортивной наружности мы не видим. Напомню, что ст. 15 Закона Республики Беларусь от 26 июня 2003 года № 214-З  «Об участии граждан в охране правопорядка» гласит: «При выполнении функций по участию в охране правопорядка член добровольной дружины обязан иметь при себе и предъявлять по требованию граждан удостоверение, отличительный нагрудный знак или нарукавную эмблему (повязку) с символикой добровольной дружины». О необходимости наличия такой повязки знает каждый, ходивший в дружину в советское время или в наши дни.

Далее, важный момент, который опять-таки знает любой ходивший в дружину. Дружинники не имеют права не то что задерживать, а даже проверять документы, а лишь оказывать содействие сотрудникам милиции, с которым вместе проводят патрулирование или стоят в оцеплении на охране порядка на массовых акциях.

Процитирую полностью ст. 7 упомянутого закона: «Индивидуальное участие граждан в охране правопорядка может осуществляться в виде: сообщения правоохранительным органам, органам и подразделениям по чрезвычайным ситуациям, органам пограничной службы Республики Беларусь о ставших им известными фактах готовящихся, совершаемых или совершенных правонарушений, причинах и условиях, способствующих их совершению; оказания содействия правоохранительным органам, органам и подразделениям по чрезвычайным ситуациям, органам пограничной службы Республики Беларусь в работе по профилактике и пресечению правонарушений; пропаганды правовых знаний, способствующих предупреждению правонарушений».

Здесь же, как следует из официальных сообщений МВД и Следственного комитета, сотрудники милиции узнали о «рейде» тех самых «дружинников» из звонка местных жителей, а не сопровождали их (точнее, дружинники должны были сопровождать их).

Ст. 18 того же закона предусматривает: «При применении физической силы член добровольной дружины обязан… в зависимости от характера и степени общественной опасности правонарушения и лиц, его совершающих, стремиться к тому, чтобы вред, причиненный при устранении опасности, был минимальным».

Как увидим далее, ничего подобного не было — Бондаренко сразу начали максимально жестко бить.

Равно как и соблюдения другого пункта той же статьи: «Обеспечить оказание доврачебной помощи лицам, получившим телесные повреждения в результате применения физической силы». На другой видеозаписи мы видим, как сбитого с ног Бондаренко те же люди в спортивной одежде хватают и тащат в микроавтобус.

Можно теоретически предположить, что «доврачебную помощь» Бондаренко затем оказали в микроавтобусе. Однако, во-первых, тряска людям с травмами мозга противопоказана, да и первую помощь оказывают всегда на месте событий. Во-вторых, никаких указаний на оказание какой-либо доврачебной помощи в опубликованных медицинских выписках нет. При том что Бондаренко увезли с Площади Перемен в одиннадцатом часу вечера, в больницу его доставили в 00:05 и уже в коме.

Вот как очевидцы описали журналистам сайта TUT.by произошедшее в ночь с 11 на 12 ноября во дворе их дома: «Между человеком в балаклаве и неизвестным парнем завязалась какая-то словесная перепалка, Рома в ней не участвовал, он стоял рядом и слушал. Потом он что-то сказал, и человек в балаклаве спросил: «Ты чего борзый такой?» Оттолкнул Рому ближе к муралу, он пытался увернуться, но неизвестный схватил его и со всей силы отбросил к горке на площадке. Он сильно ударился головой».

И далее, по их словам, «Рому стали мутузить уже двое». Все это, кстати, есть на видео.

Первая жертва «дружинников». Кто и как убил в Минске Романа Бондаренко

Кстати говоря, возникает вот какой вопрос. Из свидетельств близких Романа известно, что в 2014 году он проходил срочную службу в войсковой части 3214, то есть в бригаде спецназа МВД, расквартированной в микрорайоне Уручье под Минском. Попал он туда по состоянию здоровья, сестра описывает его по возвращении со срочной службы как «накачанного».

Кстати говоря, служба в части спецназа подразумевает и идеологическую проверку перед направлением туда, и идеологическую обработку в ходе службы. Так что не похож Бондаренко на того карикатурного «змагара», алкоголика и хулигана, какими изображают протестующих на государственных телеканалах Белоруссии.

Что, кстати, не помешало Следственному комитету заявить, что «минчанин был осмотрен медиками, после чего госпитализирован в учреждение здравоохранения, где при первичном осмотре наряду с телесными повреждениями у него диагностирована алкогольная интоксикация». Затем это повторил Лукашенко: «Травмирован был… В нетрезвом состоянии. Это признано. Заключение сегодня представил Следственный комитет. Они выложили это все. Он был пьяным».

Правда, журналисты уже опубликовали копию выписки Бондаренко из приемной больницы скорой медицинской помощи (проверив, дежурил ли указанный в документе врач в то время), где четко указано: «Этанол в крови 0% от 12.11.2020». Есть и скриншоты выписки из баз.

Но это — элемент официальной мифологии. Я уже приводил заявления, например, главы МВД Юрия Караева на пролукашенковском митинге 16 августа по поводу протестующих: «А здесь были (на акциях протеста. — Авт.) судимые, наркоманы, пьяные…» 27 октября об этом же заявил и Лукашенко, рассказывая про разгон накануне марша оппозиции: «Толпа пьяная, обезумевшая, проколотая наркотиками, прокуренная и пропитая, сотни человек…» Доказательств, правда, так и не представлено.

Первая жертва «дружинников». Кто и как убил в Минске Романа Бондаренко

Так что все просто: раз оппозиционеры — значит, пьяницы и наркоманы. Все до одного.

Но гораздо интересней этой мифологии реальность. Я сильно сомневаюсь, что рядовые сотрудники МВД обладают настолько мощной спортивной подготовкой, чтобы одним-двумя бросками «вырубить» парня, недавно служившего в спецназе. То есть речь явно идет о каких-то профессиональных спортсменах, причем отнюдь не из МВД.

Журналисты TUT.by опубликовали 13 ноября присланные им читателями фотографии, где человек в такой же бежевой кофте с надетой поверх нее безрукавкой запечатлен на похожей акции по срезанию бело-красно-белых лент у ЖК «Мегаполис» в Минске, произошедшей в ночь 18 на 19 октября. И вот на этой фотографии на кофте на плече можно разглядеть какую-то символику.

США потребовали наказать виновных в смерти белорусского оппозиционера
США потребовали наказать виновных в смерти белорусского оппозиционера
© CC0, Pixabay
Блогер Антон Мотолько 14 ноября сопоставил это изображение с символикой Shock Team, выдаваемой бойцам минского клуба тайского бокса Shock Gym. Хозяином клуба является Дмитрий Шакута, в 2000—2011 годах 11 раз выигрывавший чемпионаты мира по тайскому боксу среди профессионалов.

«Серые костюмы Shock Team, собственно, есть только у основных бойцов спортивной команды Шакуты. Такие не купишь, их лимитированное количество, всего пара штук», — утверждают источники Мотолько.

В свою очередь, TUT.by в опубликованной в тот же день статье отмечает: «Этот человек в сером спортивном костюме и безрукавке (участвовавший в избиении Бондаренко. — Авт.) очень похож на чемпиона мира по тайскому боксу и кикбоксингу Дмитрия Шакуту. Люди, знакомые с ним по миру единоборств, говорят, что голос на видео, глаза над маской и та часть лица, которую она не скрывает, очень похожи на голос и лицо Шакуты».

Первая жертва «дружинников». Кто и как убил в Минске Романа Бондаренко

В пользу версии о том, что знаменитый спортсмен может входить в состав неких «дружин», действующих против оппозиции, косвенно говорит, например, то, что Шакута ранее участвовал в автопробегах в поддержку Лукашенко. И не только лично участвовал, а, например, открыто агитировал на такую акцию 8 ноября. Ранее, в июле этого года, Шакута прославился тем, что вызвал на бой ресторатора Вадима Прокопьева, предложившего Лукашенко встретиться на боксерском ринге.

Сам Шакута отказался что-либо комментировать журналистам. Да, в принципе, не так уж существенно, кто именно из спортсменов входит в «дружины» с непонятным статусом, присвоившие себе право избивать жителей Минска оппозиционных взглядов.

Подобная деятельность прямо противоречит закону, регулирующему деятельность добровольных дружин, и подрывает монополию власти на насилие. О чем я предупреждал в статье, опубликованной 30 октября на «Украине.ру» и посвященной призывам Лукашенко формировать «дружины» из бывших военных, давая им оружие: «Судя по всему, государство в Белоруссии вскоре утратит монополию на насилие, которая перейдет к вооруженным «общественным формированиям». Парадоксально, что инициатива этого исходит как раз от представителей государства».

Ничем другим, кроме как убийствами мирных граждан, деятельность подобных формирований нигде не заканчивается. Просто потому, что они присваивают себе право и судить, и карать, основываясь не на законе, а лишь на своем «революционном (или, например, контрреволюционном, как у «эскадронов смерти» в диктаторских режимах Латинской Америки) правосознании».