Самый свежий пример — появившаяся вечером 12 ноября информация об аресте 32-летнего Николая Дедка, широко известного как Микола.

Дедок — одна из наиболее известных и авторитетных фигур в анархистском движении Белоруссии. Как рассказывал он три года назад в комментарии TUT.by, к анархистам он примкнул еще в 2003 году.

В октябре 2006 году Дедок вышел в онлайн. Telegram тогда не было, и он завел в Живом Журнале блог под ником «mikola_a», первая же публикация в котором была посвящена рабочей забастовке на стеклозаводе «Неман» в Гродненской области. «В Беларуси забастовка рабочих — довольно редкое явление, — писал тогда Дедок. — Обычно происходит раз — два в год, и очень быстро сходит на нет после обещаний начальства». Основные рабочие выступления, как я рассказывал  ранее на «Украине.ру», были разгромлены Лукашенко еще в 1995 — 1999 годах.

Организационно Дедок примыкал к крупнейшему анархистскому объединению «Автономное действие», активному как в России, так и в Белоруссии и других постсоветских странах, а затем — к «Революционному действию», выделившемуся в 2010 году из минской группы «Автономного действия».

При этом вплоть до ареста в сентябре 2010 года — его пустили по известному тогда «делу анархистов», подсудимые по которому получили от 3 до 8 лет, конкретно Дедок 4,5 года по части статьи Уголовного кодекса Республики Беларусь («Хулиганство, совершенное повторно, либо группой лиц, либо связанное с сопротивлением лицу, пресекающему хулиганские действия, либо сопряженное с причинением менее тяжкого телесного повреждения (злостное хулиганство)») — его имя нигде не упоминалось, он подписывал статьи на анархистских ресурсах просто как «Мiкола» и в целом жил «на шифре», дабы не подвергаться атакам идеологических оппонентов из неонацистского лагеря.

Нападения на анархистов со стороны неонацистов (скинхедов, футбольных фанатов, остатков белорусского РНЕ) в то время еще происходили. Например, в начале ноября 2006 года Дедок подробно описывал подобные события в Гомеле. Но, по его словам, в целом к этому времени уличная война в основном сошла на нет, по мере ослабления того и другого молодежного движения: «Нацики не приходят накрывать афа-канцы (концерты. — Авт.) уже давным-давно… Как правильно сказал один товарищ там на канце: "В Минске уже давно нету реальных наци, т.к. черных у нас никто уже не накрывает. Нету расистов — есть только анти-антифа"».

Немалую роль к этому времени сыграли и репрессии силовиков. По словам моих источников в левом движении Белоруссии, к 2006 году власти практически разгромили ультраправых. Но не из-за абстрактных антифашистских мотивов, а по причине того, что неонацистское движение Белоруссии было тесно связано с российским. С Москвой у Лукашенко тогда уже испортились отношения, так что белорусских скинхедов и футбольных фанатов рассматривали как потенциальную «пятую колонну» России.

Сейчас, как сообщается, Микола также действовал на нелегальном положении. «Активист анархического движения Николай Дедок жил в подполье последние 3 месяца. Он сознательно принял решение остаться в Беларуси и тут принимать участие в революции против диктатуры», — отмечается в публикации, размещенной  13 ноября в анархистском Telegram-канале «АЧК Беларусь» (АЧК это «Анархистский Черный Крест», у анархистов такой вместо обычного Красного Креста). По данным Telegram-канала, задержанному инкриминируется статья 342 Уголовного кодекса Республики Беларусь («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них»).

Под черным флагом. Кто стал острием протестов в Белоруссии?

О конкретных причинах задержания Дедка можно лишь догадываться.

Такой причиной могло стать интервью с ним, опубликованное 11 ноября Белорусской редакцией Радио «Свобода». При том, что, назвав просто уличные шествия в целом бесполезным («Мне кажется, что исключительно хождения по воскресеньям на марши с плакатиками в руках не могут свергнуть режим… У нас не демократическая страна, где сто тысяч вышло на улицу — и премьер тут же подал в отставку. Такие акции, будь они даже массовыми, сами по себе не могут демонтировать режим»), Дедок высказался и против насильственных действий («Мы боремся не против определённых материальных объектов, а за ликвидацию определённого типа политических отношений — авторитаризма. Невозможно сжечь отсутствие честных выборов и закидать «коктейлями Молотова» бесправие»).

Дело в том, как мне рассказывали участники протестного движения, власти Белоруссии вообще как-то особенно нервно реагируют на интервью. Видимо, у силовиков интервьюируемые оппозиционные активисты сразу же квалифицируются как «лидеры протеста».

Есть и другая версия, изложенная 12 ноября на «АЧК Беларусь»: «Сегодня, 12 ноября, задержан анархист Николай Дедок. Судя по сообщениям мусорских каналов, ему вменяют в вину грубое нарушение общественного порядка (ст. 342) посредством администрирования (Telegram. — Авт.) каналов "Микола" и "Прамень"».

Под черным флагом. Кто стал острием протестов в Белоруссии?

«Хотя менты и заявляют, что Дедок являлся администратором этого канала, к реальности это заявление ничего общего не имеет, — в свою очередь, заявлялось вечером 12 ноября в публикации на «Прамене», популярном оппозиционном анархистском Telegram-канале с более чем 10 тыс. подписчиков. — Этот канал находится все еще под контролем беларуских анархистов, а активисты ГУБОПиКа уже получают…лей за то, что не смогли захватить "Прамень"».

До Дедка была задержана еще одна законспирированная группа анархистов с большим стажем. Процитирую заявление спикера Государственного пограничного комитета Антона Бычковского: «28 октября вблизи украинской границы в районе населенного пункта Забозье Ельского района маневренной группой Мозырского пограничного отряда блокирована и задержана группа радикально настроенных лиц из четырех сторонников анархистского движения. У задержанных обнаружены две единицы огнестрельного оружия с боеприпасами, боевая ручная граната, травматический пистолет и патроны к нему, холодное оружие и баллончики с перцовым газом, форма и рюкзаки военного образца, палатки, саперная лопата, топор, фонари. Кроме того, при себе они имели ноутбуки и планшеты, GPS-трекеры, видеорегистраторы, фотокамеру, флеш-накопители, СИМ-карту украинского сотового оператора, средства радиосвязи с гарнитурами скрытого ношения, другую специальную экипировку и снаряжение, продукты питания, банковские карты и денежные средства в различных валютах».

Именно этой группе приписывали нападение 28 октября на здание ГАИ в Мозыре, а также поджоги поздним вечером 21 октября здания Государственного комитета судебных экспертиз и автомашин у районной прокуратуры в Солигорске (Минская область).

Как писал о задержанных сам Дедок: «Игорь Олиневич, Дмитрий Дубовский, Дмитрий Резанович и Сергей Романов — четверо беларуских анархистов, живших в Украине. Они вооружились и вернулись на родину, чтобы присоединиться к революции. После нелегального пересечения границы три недели группа жила в лесу… Всех четверых я знаю лично. Это достойные и убежденные парни, определившиеся со своим путём в жизни. Трое из четверых ранее отсидели в Беларуси по политическим статьям, Дубовский же 10 лет находился в розыске… Это парни, которые твёрдо верят в иллегалистские способы борьбы с режимом».

Стоит отметить, что украинское отделение «Революционного действия» являлось наиболее радикальной фракцией местного антифашистского движения, делавшей ставку прежде всего на силовое противостояние с ультраправыми. В частности, именно ее участники напали  2 мая 2018 года в Киеве на участника АТО Дмитрия Иващенко (Вербича), избив его прямо на улице ножами и молотками.

То есть, обвинения-то в «фашизме» в адрес реальных уличных борцов с ним — глупее глупого. Впрочем, механизмы государственной пропаганды Белоруссии не слишком изощрены. Например, 15 марта 2017 года, телеканал «Беларусь 1» выдал в адрес участвовавших в массовых социальных протестах активистов левых организаций такой перл: «Жители города были шокированы поведением анархических групп. Подобные действия напомнили шествия нацистов». А какие именно действия «напомнили»? То, что люди скандировали направленные против власти лозунги. Подобное конъюнктурное использование в постсоветских странах термина «фашисты» по поводу любых недовольных местным царьком, увы, очень сильно дискредитировало и этот термин, и всю антифашистскую риторику…

Причем, задержания Дедка и группы лесных диверсантов — лишь вершина айсберга. Так, 20 октября «Анархический Черный Крест Беларусь» опубликовал на своем сайте сводку известных ему задержаний анархистов с конца сентября, в которую были включены 11 фамилий. В основном, задержанные — участники протестных маршей, которых выследили по оперативным съемкам МВД.

Тем не менее, сейчас колонны анархистов регулярно присутствуют на протестных маршах в Минске — при том, что никакой неонацистской символики ни силовики, ни государственные массмедиа Белоруссии там так и не смогли обнаружить. Отчеты об этих колоннах вместе с видеозаписями публикуются, например, на интернет-ресурсах уже упомянутого «Праменя». Например, подробно  рассказывается о том, что «4 октября анархисты Минска приняли активное участие в Марше протеста». 11 октября «около 30 анархистов с самбой присоединилось сегодня к маршу в Минске», 18 октября «на марше партизан анархисты группой в 20 человек приняли активное участие в протесте».

Да, это немного, но это крепкий костяк убежденных активистов, не боящихся выделяться со своей символикой. Как-то особенно многочисленны анархистские колонны в Белоруссии и раньше не были, 100 человек на марше было рекордом.

В итоге, 1 ноября телеканал «Беларусь 1» даже выпустил репортаж с обеспокоенностью по поводу участия анархистов в протестах, присутствие которых рассматривается как «сценарий радикализации». Кстати, это может быть одной из причин усиления репрессий. При этом, задерживая одного за другим убежденных левых антифашистов, белорусские силовики продолжают делать вид, что ведут таким образом борьбу с фашизмом…