Издание Украина.ру публикует размышления Евгении Гринберг.

Мягко, но сильно

В 2020 году мир вошел в новую полосу нестабильности. В разных точках планеты продолжаются войны, политические противостояния ожесточаются и перерастают в уличные столкновения, а пандемия коронавируса добавляет человечеству проблем и повышает тревожность.

На этом фоне растёт общий уровень напряжения в мире. Политологи все чаще говорят, что разрядка может случиться в виде прямых столкновений и военных конфликтов между странами. То есть все вновь может решиться грубой силой. 

Однако есть альтернатива. Пока пушки, к счастью, молчат, а политики еще способны договариваться, на первый план выходит «мягкая сила». 

Что общего между морской свинкой и Россотрудничеством. Обращение к Примакову
Что общего между морской свинкой и Россотрудничеством. Обращение к Примакову
© Public domain

Впервые это понятие ввёл в конце XX века американский профессор Джозеф Най. Под «мягкой силой» он подразумевал способность добиваться желаемых результатов на основе добровольного участия, привлекательности, взаимного расположения, симпатии — в отличие от «жёсткой власти», которая подразумевает принуждение. 

Проецируя понятие на международную политику, Най имел в виду такие инструменты влияния, как язык, культура, народная дипломатия.

Россотрудничество есть, а эффективности нет

Украина.ру уже поднимала проблему российской «мягкой силы». Опрошенные изданием эксперты констатировали, что в прежние времена Москва допустила просчёты при продвижении своего имиджа за рубежом, но сейчас наступает момент, когда она может завоевать расположение стран ближнего и дальнего зарубежья.

Русскоязычная диаспора щедрыми горстями разбросана по всему миру. Среди носителей русского языка есть приверженцы различных политических систем и взглядов. Зачастую единственное, что их объединяет, — это любовь к России, понимание того, что против неё ведётся интенсивная информационная война. И желание этой войне противостоять. 

Однако нередко люди, пытающиеся защитить Россию и выступить на её стороне, натыкаются на откровенное равнодушие официальных инстанций России за рубежом. Остаётся недоумение: им что, совершенно всё равно?

Автор этих строк лично сталкивалась с подобным. Проблема осложняется тем, что часто решившиеся действовать без поддержки официальных инстанций рискует своей репутацией и, не побоюсь этого слова, безопасностью. 

Кого пугает «Русский мир»? Украина стала «Анти-Россией»
Кого пугает «Русский мир»? Украина стала «Анти-Россией»
© Пресс-служба фонда «Русский мир»

Наука и культура без политики невозможны

Формально проводником «мягкой силы» России за рубежом должно быть Россотрудничество. Ключевое здесь — «должно быть». К сожалению, Россотрудничество раз за разом принципиально отказывается поддерживать актуальный нарратив российской политики.

Для примера возьмем вопрос Донбасса. Россия посылала один за другим гуманитарные конвои в регион. Гражданские активисты разных стран, русскоязычные и не только, устраивали митинги, демонстрации, пикеты и собирали гуманитарную помощь в поддержку восставшего против украинского госпереворота Донбасса. 

В Дании, например, первый пикет напротив украинского посольства был проведён чисто датской организацией Tid til Fred, с которой мы начали сотрудничать позже. 

А что же работники Россотрудничества? Они в большинстве своём отказывались проводить на своих площадках выставки, встречи и любые другие мероприятия, посвященные этой тематике. Аргументировали тем, что должны заниматься только наукой и культурой.

"Русские Центры" — для русофобов?!

Зачастую позиция локальных отделений Россотрудничества зависит от позиции и установки руководителя отделения.

Да, «Русский Центр» — это центр науки и культуры. Но реально ни то, ни другое не может существовать вне политического контекста.

Получается, что наиболее активная, пассионарная пророссийская часть русского зарубежья и местные активисты оказываются без помощи и поддержки единственной российской организации, которая эту помощь могла бы оказать.

«Главный элемент «мягкой силы» России – Владимир Путин» — политолог Межуев
«Главный элемент «мягкой силы» России – Владимир Путин» — политолог Межуев
© Скриншот из видео Украина.ру

Нужно признать: «Русские Центры» люди знают. У них есть помещения и ресурсы. Однако использование этих ресурсов, мягко говоря, не всегда оптимально. Редких мероприятий в неудобное время, когда большинство людей работает, — явно недостаточно.

Отсюда и растут слухи о злоупотреблениях и «нецелевом расходовании средств» зарубежными российскими организациями. 

Опять же из личного опыта знаю, что крайне непросто — а порой и невозможно — договориться, чтобы РЦ выделил помещение для мероприятия. Зато откровенным русофобам, работникам государственных антироссийских институтов и служб, удаётся забронировать залы. 

Из-за обозначенных выше проблем многие неформальные сообщества диаспоры принципиально не хотят работать с российскими организациями. И особенно с Россотрудничеством.

Россотрудничество: новая версия

Назрел вопрос: не пришло ли время изменить концепцию самого Россотрудничества?

Не пора ли вспомнить советские времена, когда общества дружбы с Советским Союзом были горнилом политических активистов разных стран? Когда удобная для СССР политическая повестка собирала многотысячные демонстрации, а идеологически близкие политики диктовали свои условия в парламентах? 

Подобная обновлённая концепция Россотрудничества могла бы стать ответом на ожидания людей по всему миру. 

Вассерман описал, как Россия должна использовать «мягкую силу»
Вассерман описал, как Россия должна использовать «мягкую силу»
© РИА Новости, Нина Зотина | Перейти в фотобанк

Ведь задач и планов — громадьё. 

Например:

  1. Создание информационно-обучающих программ, развенчание разного рода фальшивых новостей (фейков) о России;
  2. Создание и финансирование местных информационных ресурсов
  3. Проведение регулярных политических встреч, конференций, «круглых столов» в онлайн- и оффлайн-форматах — с участием местных и приезжих из России участников.  

Ведь мы можем показать западным коммунистам, что в России тоже есть коммунисты, критикующие российский капитализм. 

Мы должны познакомить западных консерваторов с российским консервативным сегментом. 

Западные сторонники рынка и либертарианства должны иметь возможность вести диалог с русскими коллегами — может быть, тогда россияне увидят, что на Западе — не рай земной, идеализировать его не нужно.  

Россотрудничество способно стать мощнейшим информационно-координационным ресурсом именно за счёт привязки к локальным сообществам разных стран. По сути, это уникальная организация на мировом уровне. Ведь какая ещё интернациональная организация обладает столь разветвлённой сетью интернациональных контактов во всех сегментах обществ?

Разумеется, расширение форматов работы потребует ресурсов, времени, сил, контактов и координации. Но игра стоит свеч. Уверена, инициативу поддержат множество «зарубежных» русских. Автор этих строк тоже готова работать в этом направлении, максимально вложить свой опыт и знания.