Города станут памятниками

Хорватское издание Advance продолжает тему постпандемических изменений, которые ждут мир. По мнению автора Марко К, эти изменения, возможно, не «оригинальны» и их вероятность всегда существовала.

Западные СМИ о том, как американские медиа делают США великими, Россию – агрессивной, а Китай – источником зла
Западные СМИ о том, как американские медиа делают США великими, Россию – агрессивной, а Китай – источником зла
© AP, Kathy Willens

Первое и главное, что принесла с собой пандемия, это тотальный онлайн. В онлайн ушло образование, большая часть офисной деятельности, торговля и общепит. «Многие вещи уже постепенно переносились в виртуальное пространство, — пишет автор, — но после коронавирусного удара в онлайне вдруг оказалось все». А если что-то уже случилось, обратного пути, как правило, просто не бывает. Этот глобальный исход в онлайн может привести к серьезным изменениям физического пространства и радикальной смене образа жизни. Скорее всего нас ждет внутренняя миграция населения из крупных городов в места, более близкие к природе.

Изменения на рынке труда, а точнее безработица и снижение доходов, приведет к тому, что города станут непомерно дорогими для жителей. Города стремительно теряют свои преимущества как источники доходов и работы. Этот процесс уже идет. За последние десять лет, как утверждает демограф Уильям Фрей из Брукингского института, рост больших городов замедлился вдвое.

Города покидают две группы населения — старшее поколение и миллениалы. «Для них все меньше работы, и все чаще им приходится сталкиваться с тем фактом, что постоянная работа — миф, в котором, возможно, жили их родители, но не они сами», — пишет автор.

Понятно, что это сильно повлияет на структуру городов. Площади станут шире, парков больше, как и непроезжих зон, город в целом станет зеленее. «Нет, города не исчезнут, но городов, какими мы их знали, уже больше не будет, — считает автор. — Пандемии всегда меняли облик городов. Потом население возвращалось ради работы. Теперь в этом нет необходимости, по крайней мере, для многих. Поэтому мы увидим «город будущего», возможно, гораздо раньше, чем предполагали. Это необязательно плохо, и более того, если акцент будет делаться на охрану здоровья горожан, постпандемический город может стать более благоприятным местом для жизни, по крайней мере, для тех, кто решит в нем остаться».

Западные СМИ: опасная для Штатов Украина, слишком сильная Германия и молодежь, которая хочет веселиться
Западные СМИ: опасная для Штатов Украина, слишком сильная Германия и молодежь, которая хочет веселиться
© REUTERS, Borja Suarez

Цирк уехал и вряд ли вернется

Испанское издание El País посвятило статью ситуации с компанией Cirque du Soleil, которая пережила стремительный крах за три месяца пандемии. Автор Ракель Видалес рассказывает о том, что закрытие театров и цирковых шатров по всему миру привело к неожиданному результату — самая мощная компания в этой сфере оказалась поставлена на грань банкротства. Казалось бы, капитал, наработанный за годы успеха компании, которая непрерывно росла с 1984 года, должен был бы ее обезопасить.

Cirque du Soleil был основан в Монреале, где и находится головной офис компании, в котором работают 5000 человек. Сейчас 95% из них временно отстранены от работы без сохранения заработной платы, коснулось это сокращение более ста гастролирующих артистов и техников 20 шоу. Причина катастрофы вовсе не в коронавирусе. Последние годы компания вела очень рисковую политику, связанную с перепродажей акций. В результате «модель управления компании стала более рискованной, но обещавшей крупную прибыль. Она заключалась в накоплении долга в размере 815 миллионов долларов США, полученного в результате купли-продажи, повышая при этом краткосрочную прибыльность компании и продвигая бренд, чтобы продать ее через 5 или 6 лет».

Стратегия могла бы сработать, если бы не пандемия. Сейчас ситуация крайне опасная. Реальную финансовую помощь компании предоставило лишь правительство Квебека, которое одобрило заем в размере 182 миллионов евро, чтобы предотвратить крах компании, являющейся гордостью региона и важным источником дохода.

Будущее компании сейчас видится довольно мрачным. «Мало что осталось от той процветающей компании, которая считалась примером креативной и инновационной модели управления, — пишет автор. «Она была прекрасным примером так называемой стратегии „голубого океана", которая заключается в создании новых рыночных ниш — продукта, который генерирует несуществующий ранее спрос. Спустя 20 лет безостановочного роста у компании появилось множество подражателей, что заставило ее выпускать более дорогие шоу, чтобы выделяться среди них», — объясняет Бруно Кассиман, профессор бизнес-школы IESE, специализирующейся на корпоративной стратегии.

Сейчас ситуация тяжелейшая: денег, полученных от государства, а также 45 миллионов евро, которые владельцы компании вложили в начале мая, едва хватает, чтобы выплатить 150 миллионов для возмещения стоимости билетов за отмененные шоу. Что же ждет компанию в будущем? «Это будет зависеть от внешней поддержки, которую получает компания, и от того, как она структурирует долг. Им придется многое пересмотреть», — прогнозирует эксперт. Вероятно, после пандемии Cirque du Soleil уже не будет прежним.

Повернуться лицом к природе

Американское издание Project Syndicate тоже посвятило главную статью будущему. Автор материала — Андре Хоффман, бизнесмен и филантроп, президент Фонда MAVA и вице-председатель Hoffmann-La Roche. Речь идет о том, что уничтожение природы повышает уязвимость человечества перед вспышками заболеваний, подобными пандемии сovid-19.

Западные СМИ: Чего ждут на Западе от Трампа, Китая и России
Западные СМИ: Чего ждут на Западе от Трампа, Китая и России
© REUTERS, Lucas Jackson

Дело в том, что пандемия вовсе не свалилась на планету как снег на голову. «Множество экспертов считают, что она была совершенно неизбежной, учитывая широкое распространение зоонозных болезней (то есть болезней, вызываемых патогенами, которые передаются людям от других животных), — пишет автор. — На сегодня более 60% новых инфекционных заболеваний имеют животное происхождение».

Интенсивное сельское хозяйство, вырубка лесов и общее агрессивное поведение человека по отношению к природе создают идеальные условия для пандемий: «И в этом смысле Эбола, ВИЧ, тяжёлый острый респираторный синдром SARS и ближневосточный респираторный синдром MERS (все эти инфекции имеют зоонозное происхождение) были предупреждением, к которому мир не прислушался». Если следовать этой логике, получается, что именно уничтожение природы привело к тому, что экономика мира остановилась.

Большинство экспертов видят спасение в пересмотре экологических стратегий в мировых масштабах, напоминая, что больше половины мирового ВВП зависит тем или иным образом от природы. Сovid-19 может стать тем звонком (и более того, шансом), который нужен, чтобы сменить курс. «Стратегии восстановления экономики должны определяться двумя принципами, — пишет Хоффман. — Во-первых, недостаточно одних только стимулов; не менее важно улучшать экологическое регулирование, которое следует разрабатывать при активном участии бизнеса и инвесторов. Во-вторых, государственные расходы должны распределяться таким образом, чтобы они содействовали улучшению баланса между здоровьем общества, экономикой и природой. Это означает, что надо инвестировать в зелёные отрасли, а особенно в те, которые приближают нас к экономике замкнутого цикла».

Западные СМИ играют в геополитический покер: США, Китай, Россия – тройка, семерка, туз
Западные СМИ играют в геополитический покер: США, Китай, Россия – тройка, семерка, туз
© AP, Darko Vojinovic

Кстати, грамотные экологические стратегии способны принести большую отдачу, нежели традиционные бюджетные стимулы. Например, строительство инфраструктуры чистой энергетики (это очень трудоёмкая деятельность) создаст в два раза больше рабочих мест на каждый потраченный доллар, чем инвестиции в ископаемое топливо.

Среди других приоритетов — инвестиции в природный капитал, например, масштабное восстановление лесных экосистем. Эти усилия следует дополнить введением ответственности банков и других финансовых учреждений за методы кредитования, которые способствуют нарастанию природного и климатического кризиса. Многие уже поняли необходимость подобных мер. «МВФ опубликовал общие рекомендации по зелёному восстановлению экономики, а директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева призывает сделать экологические требования условием финансовой помощи корпорациям», — говорит Хоффман. Подключился и Евросоюз, который разрабатывает зелёный план восстановления экономики после сovid-19. Он должен стать дополнением к его «Европейскому зелёному курсу» — программе, призванной восстановить биоразнообразие и ускорить переход к безуглеродной экономике.

Впрочем, далеко не все страны готовы пойти этим путем. Экономические стимулы, одобренные в 16 крупнейших странах, приведут, скорее всего, к значительному и долгосрочному экологическому ущербу. Кроме того, некоторые правительства, например, администрация президента США Дональда Трампа, ослабляют действующие экологические нормы и правила, чтобы помочь восстановиться предприятиям, которые являются крупнейшими загрязнителями природы.