"Крепкие хозяйственники" и "новые лица" за эти годы сделали все для того, чтобы Украина все больше зависела от сырья. За это время страна вошла в отрицательный и очень опасный тренд, который во всем мире называется деиндустриализация. Украина теряет научно-технологические отрасли, экономика окончательно становится аграрно-сырьевой.

Экономика Украины исторически формировалась благодаря выгодному географическому положению, наличию черноземных почв, значительным залежам природных ископаемых, высокопродуктивному труду людей. Эти факторы обеспечили УССР высокий уровень развития по сравнению с другими республиками Союза — на момент провозглашения независимости Украина имела одни из наилучших показателей ВВП, промышленной и сельскохозяйственной продукции на душу населения. На Украине производилось около 5% промышленной продукции планеты.

Первостепенной задачей украинской власти после президентских выборов 2004 г. было объявлено осуществление экономических преобразований — оперативная реализация эффективных и социально чувствительных реформ на макро- и микроуровнях в различных сегментах экономики.

Триллион в тени: экономика Украины в тени
Триллион в тени: экономика Украины в тени
© Facebook, Національний банк України | Перейти в фотобанк

В 2005 году Евросоюз официально признал Украину страной с рыночной экономикой. Произошло это на саммите Украина-ЕС. Лидеры Евросоюза тогда подчеркивали, что это открывает большие возможности для сотрудничества с Европой, и всячески выражали поддержку пришедшей к власти «оранжевой команде». Премьер-министр Великобритании (которая тогда председательствовала в Евросоюзе, а сейчас его покидает) Тони Блэр появился на заключительной пресс-конференции с оранжевым бантом на лацкане пиджака, а глава Еврокомиссии Жозе Мануел Баррозу — в оранжевом галстуке. Только генсек Совета ЕС Хавьер Солана никак не отразил в одежде симпатии к новой украинской власти. Все лидеры Евросоюза начинали свои выступления с выражения поддержки проводимого Украиной курса реформ, а Жозе Мануел Баррозу сообщил о выполнении Украиной критериев для получения "первого европейского приза": предоставлении Украине статуса страны с рыночной экономикой. Все в один голос обещали дальнейшее сближение с ЕС. И именно 2005 год считается на Украине началом трансформации экономических отношений «в направлении европейской интеграции, либерализации и прозрачности».

Внешние учреждения — особенно Международный валютный фонд — призывали Украину ускорять темп и расширять проводимые реформы. Украинские правительственные чиновники устранили большинство налогов и таможенных привилегий в законе о бюджете в марте 2005 года, создавая условия для большей деловой активности и выхода бизнеса из теневого сектора. Однако стране были необходимы еще большие преобразования, включая борьбу с коррупцией, развитие рынков капитала и улучшение законодательных рамок.

До середины 2008 года экономика Украины была в хорошем состоянии, несмотря на политическую войну между премьер-министром Тимошенко и президентом Ющенко. Период 2005-2007 гг. характеризовался ростом ВВП, правда, не таким рекордным, как в 2004 году, на уровне всего от 3% (в 2005) до 8% (2007 году). Средняя заработная плата составляла около $300. Иностранные инвестиции колебались от $8 до почти $11 млрд в 2008 году, нацвалюта была стабильной, и Украина не брала кредиты от МВФ, хотя теоретически договорилась о выделении транша в $600 млн "в случае необходимости".

Необходимость возникла в 2008 году, когда мир накрыл финансовый, а затем и экономический кризис. С лета до декабря 2008 гривна обесценилась почти на 60%: с 5,05 до 7,80 грн за $1, правда, этот курс оказался стабильным следующие 5 лет. В течение двух лет Украина прокредитовалась у МВФ на сумму $10,6 млрд из общей суммы кредита в $16,4 млрд под 4% на 15 лет.

Несмотря на кризис, "запас прочности" оказался столь велик, что даже 2008 год украинская экономика закончила с ростом ВВП в 2,2%. В 2009 году было зафиксировано падение в 15%. Снизилась заработная плата в долларах, а инфляция, составлявшая в 2005-2007 гг. в среднем 10%, в 2008 году выросла до 22%, затем опустилась до 12% в 2009 году. После обвала в ходе мирового финансового кризиса в 2008 году, вплоть до февраля 2014 года гривна девальвировала всего на 20 копеек — до 8 грн за $1.

Прямые иностранные инвестиции снизились и составили от $6,5 млрд в 2010 до $4,5 млрд в 2013 году. Но в 2013 году снизилась и инфляция с 10% по итогам 2010 года до падения цен на товары в 0,2%. Рост ВВП также затормозился и составил в 2011 году 5,2%, в 2012 году ВВП вырос всего на 0,2% а в 2013 году стабилизировался, не поднявшись и не опустившись. Украинцы получили среднюю заработную плату по итогам 2013 года в размере 3600 грн, что при тогдашнем обменном курсе составляло примерно $450. Сейчас это исторический максимум среднемесячной заработной платы в Украине в долларовом эквиваленте.

Украинская экономика в 2014-2015 годах прошла путь начала 90-х — остановка предприятий, падение ВВП на 16%, обесценивание нацвалюты на 330%, падение заработных плат в долларовом эквиваленте в среднем до $220 в декабре 2015 года, рост инфляции до 25% в 2014 году и 43% в 2015 году. Инвестиции в Украину в 2014 году составили всего $410 млн, в 2015 году они выросли до $2,9 млрд. Страна активно брала кредиты у МВФ, получив в 2014-2017 гг. $13 млрд долл.

Провалы в экономике власть объясняла потерей Крыма, войной на Донбассе, и, как следствие, напряженными отношениями с Россией, которая была на тот момент основным торговым партнером Украины.

В 2016-2017 гг. ситуацию удалось стабилизировать, экономика демонстрировала вялый рост — ВВП увеличивался в эти годы в среднем на 2%. Правда, при этом продолжая составлять менее 90% от показателей 2013 года. На уровне 12-13%, по данным Госстата, удалось удержать инфляцию, увеличились иностранные инвестиции до $4,4 млрд в 2016 году, а в 2017 году снова упали до $2,9 млрд. Выросла и средняя заработная плата — до 8777 грн, что по курсу НБУ на декабрь 2017 года составляло немногим больше $300.

Ассоциация с ЕС

В июне 2019 года исполнилось 5 лет со дня подписания экономической части Соглашения об ассоциации с ЕС, которая регулирует создание Зоны свободной торговли между Украиной и Евросоюзом. Даже некоторые украинские чиновники начали говорить о возможном пересмотре Соглашения об ассоциации. 

В 2014 году подписание Соглашение об ассоциации с ЕС стало приоритетной задачей для новой украинской власти. В марте 2014 года т.н. экономическую часть Соглашения подписал премьер-министр Арсений Яценюк. А 27 июня 2014 года новоизбранный президент Петр Порошенко подписал политические пункты Соглашения об ассоциации.

С 1 января 2016 года между Украиной и ЕС действует Зона свободной торговли. Официально она называется Углубленная и всеобъемлющая зона свободной торговли ЕС. А с 1 сентября 2017 года Соглашение об ассоциации вступило в силу в полном объеме. Вместе с тем официальный правительственный отчет гласит, что государственные органы Украины в 2017 году выполнили только 41%, а в 2018 — 52% поставленных задач.

Пока что Брюсселю не удалось серьезно расширить объемы поставок европейских товаров на рынок Украины.

Например, если в 2013 году объемы импорта из ЕС составили $27 млрд, то в 2018 — только $24,3 млрд. Европейским производителям не удалось использовать ЗСТ для проникновения на рынок РФ, потому что власти России остановили действие договора о беспошлинной торговле с Украиной. Но даже рост украинского экспорта в ЕС не позволил компенсировать потерю рынка РФ. Если в 2013 году объемы были на уровне $16,7 млрд, то по итогам 2018 года украинский экспорт составил $20,2 млрд. Для сравнения, экспорт Украины в Россию за период 2013-2018 сократился до $3,6 млрд, т.е. в 4 раза.

АПК, металлургия, легкая промышленность — вот отрасли украинской экономики, которые более-менее успешно находят для себя нишу на европейском рынке в результате действия ЗСТ с ЕС. Плюс нелегальный вывоз из Украины леса-кругляка. Также ЕС успешно компенсирует дефицит трудовых ресурсов за счет миллионов рабочих рук из Украины, которые едут за границу "в поисках лучшей доли". Полтора десятка лет рыночных реформ привели к тому, что услуги украинских домохозяек и строителей за рубежом занимают в экономике Украины позорно большую долю. Сумма переводов из-за рубежа в несколько раз превышает приток прямых иностранных инвестиций. Украина по итогам 2018 года стала лидером в Европе и Центральной Азии по объемам денежных переводов от частных лиц. Так, по данным Всемирного банка, за прошлый год в страну в основном от трудовых мигрантов поступило $14 млрд, или 10% ВВП Украины. А 15 лет назад доля заробитчан в ВВП была всего 0,01%.

Вместе с тем одна из главных проблем ЗСТ с ЕС заключается в том, что беспошлинные квоты для украинской продукции заканчиваются чуть ли не в первые дни каждого нового года. Например, годовая квота на поставки меда составляет 8 тыс. тонн, томатной пасты — 13 тыс. тонн, куриного мяса — 36 тыс. тонн, кукурузы — 1 млн тонн. Причем в данном случае речь идет о новых квотах, потому что структуры ЕС в 2017 году по просьбе Украины повысили объемы поставок для украинской продукции.

Кроме того, украинцы на практике увидели, что значит в западном понимании "свобода торговли". Украинский рынок сегодня чрезмерно открыт для европейских товаров, в то время как сам ЕС создал барьеры для украинских товаров с помощью пошлин и квот.

Существует взаимосвязь между падением ВВП Украины и падением цен на сырье. Это потому, что украинская экономика ориентирована на экспорт. Опыт других стран показывает, что у государств, подобных Украине, есть два варианта: либо менять модель экономики и экспортировать продукты глубокой переработки с высокой добавочной стоимостью, либо столкнуться с постоянным кризисом и беднеть дальше.

"Антимозговой трест". Экономисты оценили уровень украинского правительства
"Антимозговой трест". Экономисты оценили уровень украинского правительства
© kmu.gov.ua | Перейти в фотобанк

Реформированная Украина в мировых рейтингах

Украина долгое время считалась одной из самых экономически несвободных стран мира. Однако в 2004 году ситуация несколько улучшилась. Тем не менее небольшой прогресс в реформах, который был достигнут до 2005 года, потом сошел на нет. Парадоксально, но за последние 15 лет украинская экономика не стала свободнее. В рейтинге "Индекс экономической свободы» от Fraser Institute в 2005 году Украина имела показатель 55,8, а затем стала стремительно терять свои позиции. Только в 2017 году стране удалось выбраться из группы депрессивных экономик с показателем индекса ниже 50 и перейти в категорию преимущественно несвободных. По показателям 2018 года Украина в мировом рейтинге экономической свободы заняла последнее место среди 44 стран Европы. Соседние Польша, Россия и Беларусь заняли 59-ю, 85-ю и 99-ю позиции соответственно.

В рейтинге процветающих стран мира, традиционно составляемом лондонским Legatum Institute, Украина впервые появилась в 2009 году и заняла 61 место из 104. В 2017-м страна скатилась на 112 место из 149. Только в 2019 году Украине удалось несколько улучшить показатели и подняться на 96 место в рейтинге.

Удивительно, но уже через год после признания в стране рыночной экономики, в 2006 году, Украина потеряла десять позиций в рейтинге конкурентоспособности (Global Competitiveness Index, GCI) Всемирного экономического форума (ВЭФ), опустившись с 68 на 78 место из 125 стран. И движение вниз продолжилось — за все последующие годы стране так и не удалось наверстать упущенное. Согласно отчету о глобальной конкурентоспособности, в 2019 году Украина опустилась на 85-е место из 141 страны.

По данным Всемирного банка, в 2005-ом на одного украинца приходилось $5 583 валового дохода (по паритету покупательной способности). За прошедшие 15 лет этот показатель ухудшился. В 2013 году Украина заняла 136-е место в рейтинге Всемирного банка по уровню валового дохода на душу населения — на одного украинца приходилось $3500. В 2018 году Всемирный банк признал Украину одной из беднейших стран региона. С точки зрения ВВП на душу населения на сегодняшний день Украина, по оценкам экспертов, находится на уровне Молдавии, Армении и Грузии. Чтобы достичь показателей сегодняшней Польши, ей понадобится 50 лет.

Главная проблема Украины — коррупция — так и не искоренена. В исследовании международной организации Transparency International "Индекс восприятия коррупции" в 2005 году Украина занимала 133 место. В 2006 году она значительно улучшила свои позиции, поднявшись на 99 место в рейтинге, и это был лучший результат за последние 15 лет. В 2019 году Украина получила 30 баллов из 100 возможных и заняла 126 место из 180 стран в рейтинге. Таким образом, несмотря на все заверения премьер-министра об отсутствии коррупции в высших эшелонах власти, за год страна потеряла два балла и вернулась на уровень 2017 года.

Хаотические изменения без системного анализа

Экономический аналитик Александр Рябоконь отмечает, что оценивать качество и результаты проводимых в последние 15 лет в Украине реформ одновременно легко и трудно. «Легко — потому, что объективная реальность показывает, что львиная доля часто хаотических и не приземленных к украинской реальности изменений в политической, экономической и социальной сферах не достигли предполагаемых целей и не решили поставленных задач. Как можно оценить многочисленные попытки проведения пенсионной реформы, если на сегодня имеем тот факт, что размер ежемесячных выплат более чем трети украинских пенсионеров меньше официально утвержденного прожиточного минимума? Как можно оценить многочисленные и продолжающиеся попытки реформирования трудового или налогового Кодексов — улучшили инвестиционный климат, упорядочили проблемные вопросы, касающиеся предпринимательской деятельности и трудовых отношений между работодателем и наемным сотрудником?

Или, из свежих примеров — долго готовившаяся и разрекламированная реформа рынка электроэнергии: насколько продуманно она имплементировалась, если существенные противоречия между субъектами рынка не только не сгладились, но и грозят немалым обострением финансовых и технических проблем в энергетической отрасли. И так можно продолжать, вплоть до фактов внесения конъюнктурных правок в Конституцию страны», — сказал Александр Рябоконь в комментарии Украина.ру.

Впрочем, по его словам, есть и «другая сторона медали», объясняющая сложность объективного, полного и качественного оценивания украинского «реформаторского пути». «Это — отсутствие системного анализа не только хода и результатов «реформ», но и целесообразности методов и инструментов их проведения, выделения в ракурс допущенных ранее ошибок и определения их причин, наработка рекомендаций по их исправлению и сглаживанию последствий и т.д. Украинские «реформаторы» практически не умеют и не любят делать «домашнее задание». А усугубляется все это крайне слабой, мягчайше говоря, политической и управленческой преемственностью при каждой, из частых, смене конфигурации во власти.

Таким образом, пока маловероятным является допущение, что в обозримом будущем реформаторские способности украинских управленцев возрастут, а результаты проводимых ими изменений достигнут целей и принесут благоприятные и устойчивые последствия», — резюмировал аналитик.