Исследование было проведено Центром им. Разумкова по заказу Фонда «Демократические инициативы» (на грант посольства Нидерландов, которое, как считается, обычно используется в качестве посредника Госдепом США). Опрошено 2017 человек 13-18 декабря прошлого года.

Следует отметить, что и ФДИ, и Центр Разумкова трудно отнести к числу незаангажированных структур. Их руководство вполне сознательно находится на стороне националистов (напомним, что покойный Илько Кучерив, чьё имя носит ФДИ, был «индивидуальным членом НАТО»). Учитывая стоящие перед исследованием задачи, можно предполагать, что полученные данные были несколько искажены. Тем не менее, нет оснований полагать, что это искажение значительно меняет основные выводы исследования.

Что такое патриотизм?

Вопрос был закрытый (т.е. респондентам давали законченный перечень позиций), однако он вполне исчерпывающий. Тем более что можно было выбрать несколько вариантов ответа.

Наиболее популярными формулировками патриотизма были:

— любовь к своей стране (80%);

— готовность защищать свою страну, если надо — с оружием (64%);

— воспитание у детей любви и уважения к своей стране (58%);

— соблюдение всех законов страны (56%);

— знание истории своей страны, её культуры (51%).

Патриотизм украинцев зашкаливает, но есть нюансы
Патриотизм украинцев зашкаливает, но есть нюансы
© РИА Новости, Александр Максименко | Перейти в фотобанк

Несколько меньшее число граждан относят к патриотизму участие в выборах (38%), честное выполнение своих обязанностей (36%), общение на государственном языке (35%), уплату налогов (30%), участие в общественной жизни (28%), уважение к власти (26%), а меньше всего — участие в борьбе с коррупцией и другими недостатками в государстве (21%).

В Западном регионе 60% опрошенных считают патриотизмом общение на государственном языке, в то время как в Центральном этот показатель составил 32%, а в Южном и Восточном — 25 и 24%. Языковой фактор по-прежнему является раскалывающим Украину.

В Восточном регионе 42% опрошенных назвали патриотизмом уважение к власти (в Южном — 28%, в Центральном — 20%, в Западном — 16%). Так же регионально отличается признание значимости для патриотизма уплаты налогов: 41% в Восточном регионе, 36% — в Южном, 25% — в Центральном и 24% — в Западном. Здесь, видимо, значим этнический состав населения — русские являются нацией государственно-ориентированной, в то время как украинцы — нация безгосударственная.

Различие между числом готовых защищать свою страну и численностью Вооружённых сил наглядно показывает, что с конфликтом на Юго-Востоке что-то не так, — большинство жителей де-факто не считает, что страну в этом конфликте действительно нужно защищать.

Языковая проблема

81% опрошенных (в том числе 55% — полностью) согласны с мнением, что украинский язык является важным атрибутом независимости Украины. Причём это мнение преобладает во всех регионах Украины: Западном (95%), Центральном (86%), Южном (71%), Восточном (64%). В общем, ничего тут удивительного нет — даже от людей, владеющих украинским языком только пассивно, часто можно услышать транслируемое пропагандой мнение «живешь на Украине — говори по-украински».

80% опрошенных согласны с мнением, что госслужащие должны в рабочее время общаться на государственном языке. Причем тут также солидарны граждане всех регионов: Западного (96%), Центрального (86%), Южного (71%), Восточного (64%). Тут, правда, есть одна особенность — по идее госслужащие должны общаться с гражданами на том языке, на котором к ним обращаются, но такого уточнения социологи благоразумно не сделали — мало ли какой бы получился результат?

«Украинское досье». Русский язык на Украине: возможен ли компромисс? Трансляция
«Украинское досье». Русский язык на Украине: возможен ли компромисс? Трансляция
©

79% опрошенных считают, что в украинских СМИ по крайней мере половина содержания должно быть на украинском языке.

Предыдущие вопросы аккуратно подводят респондентов к вопросу о статусе русского языка, но тут, естественно, степень единства меньшая.

69% полагают, что украинский должен остаться единственным государственным, а русский должен свободно использоваться в частной жизни. Тут необходимо уточнение — как правило, раньше давалась вполне манипулятивная формулировка, предполагавшая «свободное использование русского языка». В этом варианте «свободное использование» в соответствии с новым языковым законодательством возможно только дома на кухне. Но опрошенные внимания на это не обратили (или не поняли).

Статус русского языка как официального в отдельных регионах Украины поддерживают 15%, а как второго государственного наряду с украинским — 12%.

В Южном регионе признание украинского как единственного государственного поддерживают 51%, как официального в определенных регионах — 27% и как второго государственного — 14%. В Восточном соотношение 42% за украинский, 24% — за русский региональный, 31% — за русский как второй государственный.

Для сравнения: по данным исследования КМИС, проведённого в феврале 2015 года, 52% опрошенных считали, что русский язык нужно сделать вторым официальным языком в тех местностях, большинство населения которых этого желает. 19% полагали, что его нужно сделать вторым государственным, а 21% — устранить из официального общения.

В целом дерусификация Украины идёт успешно. Трудно не согласиться с выводом журналистки Нюры Берг: «успешное доваривание лягушки в коричневом бульоне победоносно завершено. (…) Три четверти граждан желают, чтобы мовкали примерно все. И кто вам доктор, граждане?».

Внешнеполитическая ориентация

Тут ситуация немного предсказуемая — доминируют европейские и евроатлантические симпатии.

64% опрошенных считают, что главным интеграционным направлением Украины должно быть вступление в ЕС. За вступление в Евразийский экономический союз выступают 13%. На Юге и Востоке также преобладает поддержка членства в ЕС (44 и 43%), но почти четверть поддерживают вступление в Евразийский экономический союз (23-24%).

После 2013 года возросло количество граждан, которые предпочитают членство в ЕС, — с 46% в декабре 2013 до 64% ​​в декабре 2019. Соответственно уменьшилось количество сторонников вступления в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана — с 36% в 2013 до 13% в декабре 2019. Причём перелом произошёл в 2014 году — тогда за один год количество сторонников европейского выбора выросло на 11%, а в последующие пять лет — всего на 7%.

Волошин: Для Украины евроинтеграция окончена
Волошин: Для Украины евроинтеграция окончена
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

51% опрошенных считают, что лучшим вариантом обеспечения безопасности для Украины было бы её вступление в НАТО. Тут тоже переломным моментом были события 2014 года — в 2012-м за вступление в НАТО выступали 13%, а в конце 2014 — 44%.  

Внеблоковый статус Украины поддерживают 26%, а 6% считают, что нужен военный союз с Россией и странами СНГ.

Вступление в НАТО поддерживают на Западе (80%) и в Центре (54%). Показатели Юга и Востока значительно скромнее — 34 и 29%. В этих регионах больше сторонников внеблокового статуса (42-43%).

Резюме

Пропаганда работает. Украина дерусифицируется. Общественное сопротивление очень слабое. Если учесть, что с избранием Зеленского ситуация не изменилась по сути, только снизилась степень истеричности официальной пропаганды, то можно прогнозировать, что качественно ситуация меняться не будет.