Причину принятия этого документа никто и не скрывал: уже в первом предложении сказано, что он является реакцией на «заявления представителей высших властей Российской Федерации, в которых сделана попытка возложить на Польшу ответственность за начало Второй мировой войны». Хотя конкретные должности и фамилии в резолюции не упомянуты, очевидно, что речь идёт о заявлениях президента РФ Владимира Путина, сделанных им в декабре 2019-го. Тогда Путин напомнил об участии Польши в разделе Чехословакии в 1938 году и лоббировании территориальных претензий Варшавы лично Адольфом Гитлером, а также о словах посла Польши в Берлине, пообещавшего поставить фюреру «прекрасный памятник в Варшаве» в случае «разрешения» еврейской проблемы.

21 декабря 2019-го МИД Польши в официальном заявлении, львиная доля которого была посвящена перечислению страданий поляков на территории СССР в 1937-1944 годах, назвал слова Путина «представляющими фальшивый образ событий», хотя никаких опровержений сказанного не привёл. 29 декабря премьер-министр страны Матеуш Моравецкий заявил, что ложные заявления Москвы относительно Польши всегда звучат, когда Россия терпит геополитические поражения. А 5 января 2020-го, выступая на государственном телевидении, президент Польши Анджей Дуда сказал, что реакции дипломатов и премьера были адекватными, поскольку и лично Анджей Дуда, и эксперты решили, что Путин хотел спровоцировать Польшу на «бурную реакцию, которая вызвала бы только ажиотаж».

К тому времени польские СМИ уже несколько дней обсуждали слухи о том, что Анджей Дуда отказался принимать участие в 5-м Всемирном форуме по Холокосту, который пройдёт в Иерусалиме 23 января 2020 года и будет посвящён 85-й годовщине освобождения нацистского лагеря смерти «Аушвиц-Биркенау». Президент Польши будто бы ультимативно потребовал от израильской стороны права выступить на мероприятиях, а когда получил вежливый отказ — мол, число выступлений заграничных лидеров ограничено, — то демонстративно отменил визит.

Как сообщили в Институте истории Холокоста «Яд Вашем», который является организатором мероприятий 23 января, ожидается, что в них примут участие делегации из 42 стран, но из зарубежных лидеров выступят только пятеро. Слово получат четыре представителя стран-победителей во Второй мировой войне — президент России Владимир Путин, президент Франции Эммануэль Макрон, наследный принц Великобритании Чарльз и высокий представитель властей Соединенных Штатов (скорее всего, вице-президент Майк Пенс), а президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер выступит от имени государств-виновников войны. Отдельные комментаторы по этому поводу даже саркастически шутили в соцсетях: ну вот Штайнмайер и представит позицию Польши…

Но вряд ли президент Польши отреагировал на подобные шутки, когда 7 января на пресс-конференции после специального совещания с правительством официально заявил, что не полетит в Израиль. Главный аргумент — невозможность для президента Польши выступить в ходе мероприятий памяти жертв Холокоста является «искажением истории». Дуда даже не скрывал, что планировал использовать своё выступление для ответа Путину, слова которого назвал «постсталинским ревизионизмом». А 9 января немецкая газета Sueddeutsche Zeitung обнародовала закулисную информацию об этих планах польского президента.

Так, Дуда собирался заявить, что большинство погибших в «Аушвиц-Биркенау» были гражданами Польши. На это институт «Яд Вашем», заявление которого цитирует газета, ответил следующее: «Гражданство жертв никак не влияет на гражданство выступающих на церемонии. Кроме того, следует отметить, что из 1,5 миллиона жертв лагеря смерти «Аушвиц-Биркенау» около 1,1 миллиона были евреями, которых убили только потому, что они были евреями, независимо от страны их происхождения». «Институт также добавил, что президент Польши никогда не подтверждал свое участие и не просил, чтобы ему разрешили выступить на Всемирном форуме по Холокосту. Израильские дипломаты предлагали Дуде альтернативные решения, но президент Польши настаивал на том, что он должен выступить на Форуме, как Путин», — пишет Sueddeutsche Zeitung. Однако проблема состоит не только в ограничениях по времени или несоразмерности влияния Польши и России — как 75 лет назад, так и ныне.

«Нынешнее национально-популистское правительство представляет Польшу и её граждан исключительно жертвами Второй мировой войны и подчёркивает, что тысячи поляков спасали евреев в то время. Правительственный Институт национальной памяти отправляет передвижные выставки о польских героях войны и спасении польских евреев в Брюссель, Нью-Йорк, Оттаву или австралийский Перт. Однако историки, такие как Ян Томаш Гросс, Ян Грабовски и Барбара Энгелькинг исследовали и тёмную сторону. По их словам, число поляков, спасающих евреев, было намного ниже, чем число польских полицейских, пожарных, партизан и жителей сёл, которые помогли немцам убить не менее 200 тыс. евреев, бежавших от газовых камер в сельскую местность или в леса. Ещё до прихода немцев антисемитизм был очень широко распространен в Польше и играл здесь свою роль, равно как и жадность к собственности еврейских соседей», — добавляют авторы статьи Александра Фёдерл-Шмид и Флориан Гассель.

«Когда в начале 2019 года Грабовски и Энгелькинг представили результаты своих исследований, собранные в сборник на 1600 страниц под названием «Всё ещё ночь», в варшавском Музее истории польских евреев POLIN, правительство Польши уволило Барбару Энгелькинг с поста председателя Международного совета государственного музея «Аушвиц-Биркенау». Как заявил тогда министр науки Ярослав Говин, самым важным критерием для нового человека на этом посту будет «польская чувствительность», — пишет Sueddeutsche Zeitung.

Собственно, образцом «польской чувствительности» является и резолюция Сейма Польши, принятая 9 января. Примечательно, что на рассмотрение её внесла представитель оппозиционной либеральной партии «Гражданская платформа» Малгожата Кидава-Блоньская (кстати, кандидат в президенты Польши). Как написал по этому поводу польский диссидент Матеуш Пискорский, именно оппозиционные политики выступали с резкими обвинениями в адрес правящей партии «Право и Справедливость» (ПиС), утверждая, что официальная реакция была слишком мягкой или вообще не соответствовала значению проблемы. «Оппозиция, таким образом, ради получения дополнительных выгод в предвыборной гонке, нагнетала обстановку, провоцируя необдуманные заявления партии власти. Неожиданные предложения поступили в т. ч. и от парламентариев от польских «Левых», которых многие привыкли считать более умеренными в вопросах исторической политики и польско-российских отношений. Мачей Конечный, депутат, представляющий партию «Вместе» во фракции левых, предложил рассмотреть проект резолюции, призывающей правительство к прекращению импорта угля из России. 68% этого сырья Польша действительно покупает у России, при этом значительная часть попадает в страну через Россию из ДНР и ЛНР», — отметил Пискорский.

На резолюцию Сейма, в которой Советский Союз наравне с гитлеровской Германией обвиняется в начале Второй мировой войны — из-за подписания «пакта Молотова—Риббентропа» — и где присутствуют пафосные слова «Величие нации и отношений между странами невозможно построить на лжи и фальсификации истории», сразу же отреагировала официальный представитель МИД России Мария Захарова. «Такое впечатление, что, как и во времена инквизиции, наука объявлена польским Сеймом ересью, а сторонники исторических фактов обвинены им в колдовстве. Вот так идеология побеждает правду. А правда зафиксирована Нюрнбергским трибуналом. Если польский Сейм сомневается в его решениях, так и надо об этом заявить. У подобного подхода есть своя квалификация — пересмотр итогов Второй мировой войны», — написала Захарова в "Фейсбуке".

Примечательно, что резолюция была поддержана Сеймом без голосования, через так называемую аккламацию — то есть принятие решения на основе реакции участников заседания, выражаемой в виде аплодисментов, восклицаний, реплик и прочего непосредственного (неформального) изъявления своего мнения. После того как спикер Сейма Эльжбета Витек зачитала текст резолюции и предложила принять ее путём аккламации, депутаты, собравшиеся в зале пленарных заседаний, встали и выразили своё согласие аплодисментами. Премьер Моравецкий сразу же написал в "Фейсбуке": «Сегодня в Сейме Республики Польша произошло нечто очень важное. Провокационные заявления российских политиков, фальсифицирующих польскую историю, встретили резкий отклик со стороны депутатов всех политических партий. Специальная резолюция по этому вопросу принята единогласно!» Но картинку единогласия подпортил властям Польши один человек — депутат от националистической «Конфедерации» Януш Корвин-Микке, глава партии KORWIN, который не встал и не хлопал в ладоши.

Сразу же после голосования политик объяснил своё поведение так: «Конечно, нормально было бы просто не появиться в зале в тот момент, но я был там, когда меня удивило внезапное изменение повестки дня и немедленное «голосование путём аккламации». Хотя говорят, что «если попал меж ворон, должен каркать, как они», но это не обо мне. Я придерживаюсь принципа Генрика Ибсена: «Сильный является самым сильным, когда он стоит один!» И даже: когда он сидит один… Я не участвую в хуцпе, это несерьёзно, что польский парламент занимается глупостями, а именно этим являются заявления российских политиков с Его Превосходительством Владимиром Путиным во главе. В Польше мы имеем дело с одержимостью: как только кто-то в мире чихнёт, Сейм и президент сразу же протестуют. Если к глупости относятся серьезно, то она усиливается».

На следующий день Януш Корвин-Микке, назвав себя опытным шахматистом, опубликовал «самый сильный аргумент, зарезервированный на завершение»:
1) Русские — хорошие шахматисты.
2) Его Превосходительство Владимир Путин мог легко предсказать реакцию дураков, считающих себя «польскими политиками», на то, что он сказал.
3) Его Превосходительство Владимир Путин это сказал.
4) То есть он хотел, чтобы поляки так поступили.
5) Ergo: мы делаем то, чего хочет президент России.
Чтобы осел двинулся вперёд, его нужно дёрнуть за хвост. Глупый осёл идёт прямо и гордо ревёт: «Я независим, я делаю противоположное тому, что хочет мой владелец!»

После этого политик напомнил, что именно благодаря записным польским «патриотам», которые организовали восстание в 1863-м, автономное и привилегированное Царство Польское в составе Российской империи превратилось в Привислинский край. «Но этих глупых «патриотов» до сих пор хвалят!» — восклицает Корвин-Микке.

Кстати, участие межвоенной Польши в разделе Чехословакии в нынешней Польше официально называют «Возвращение Заользья». Так что на месте украинских властей, которые в 2015-м вместе с польскими осудили «пакт Молотова—Риббентроппа», я бы задумался: является ли простой оговоркой фраза об «оккупированных территориях Польши, которые сегодня являются частью Украины» в недавнем совместном протесте послов Израиля и Польши против героизации Бандеры и других нацистских коллаборантов? Ведь пересмотр итогов Второй мировой войны вполне может дойти и до «Восточных Кресов», как называют в Польше бóльшую часть Западной Украины.