Раскинувшиеся по склонам Прикарпатья буковинские леса, богатые ценными породами деревьев, явором, дубом, буком, ясенем, сосной, не смотря на мораторий вывоза необработанной древесины за границу и отчеты Государственного агентства лесных ресурсов о бережливом использовании Буковинских лесов, на самом деле тают с каждым годом.

Хотя официальной вырубкой леса на Украине занимаются государственные лесоохотнические хозяйства, сокровища этих лесов, принадлежащие всему украинскому народу, нещадно вырубаются местными браконьерами и пополняют счета местных «баронов», так здесь называют тех, кто неофициально владеет всем — и лесозаготовкой, и инфраструктурой и, по сути, людьми.

Одним из таких предприятий является государственное предприятия «Берегометское лесоохотническое хозяйство», расположенное недалеко от села Мигово Черновицкой области.

О том, что в Мигово рубят лес, в Черновцах знают все. Все кроме упомянутого государственного агентства. Чтобы разобраться на месте с информацией о незаконной вырубке леса я отправился в Мигово.

Обратная сторона леса

Село Мигово, расположенное в 40 километрах от Черновцов, имеет официальную славу курорта. Открытие горнолыжного комплекса в конце 90-х буквально перевернуло всю жизнь в Мигово. На склонах гор, где раньше ходили только лесники и редкие медведи, обосновались новые коттеджи, которые круглый год принимают туристов. На первый взгляд Мигово ничем не отличается от обычного прикарпатского села — старые домики, сложенные из камня и перекрытые деревянной крышей, словно сошли со страниц путеводителя по Черновицкой области, а время как будто застыло на тихих улочках села.

«Украина: с небес на землю». Страна-рекордсмен по нелегальному вывозу леса
«Украина: с небес на землю». Страна-рекордсмен по нелегальному вывозу леса

Но внимательный взгляд приметит интересные детали — на каждом доме расположена спутниковая тарелка, во дворах припаркованы современные автомобили, почти все с номера ЕС, то есть «на евробляхах» (чтобы не платить налог на ввоз автомобиля), а вдоль центральной улицы, носящей название Главной, выстроились новенькие коттеджи.

Берегометский ЛОХ

Стоимость земли вокруг горнолыжного комплекса, после его открытия мгновенно взлетела, и местные жители начали неплохо зарабатывать на туристах. За последние 15 лет в маленьком Мигово открылось 17 баз отдыха.

Поселившись в одной из гостиниц, я отправился на встречу с бывшим мастером леса Берегометского лесоохотхоза (сокращенно Берегометский ЛОХ), контакты, которого мне дали черновицкие активисты.

Иван, бывший мастер леса, всю свою жизнь прожил в Мигово, после окончания срочной службы в армии пошел работать в местный лесхоз, в 2007 году из-за несогласия с руководством уволился с работы. Его подлинные фамилию и имя мы не называем в целях его же безопасности.

Тайны Буковинского лесничества или как рубят лес в Прикарпатье

- Иван, скажите, как изменилась работа лесхоза в независимой Украине?

— Я работал в лесхозе с 1988 года. До распада Союза мы поставляли лес в основном на советские предприятия, но кое-что, уходило на экспорт, в основном древесина бука и дуба. Планы лесозаготовки тогда были большие, но и восстановлением лесов мы занимались тоже ответственно. При объеме лесозаготовки в 60 тыс. кубов в год, мы высаживали несколько десятков тысяч саженцев ежегодно.

В Харькове лесничие украли лес на десятки миллионов
В Харькове лесничие украли лес на десятки миллионов
© РИА Новости, Александр Кряжев | Перейти в фотобанк

На 1989 год в лесхозе работало 1200 человек, то есть почти все жители Мигово и Берегомета, а сейчас 670. С 1991 года заказы у нас упали, пришлось сокращать выработку, но лесхоз выживал за счет продажи елей и сосен на новогодние праздники. В отношении правил лесозаготовки почти ничего не изменилось, государство в лице лесхоза осталось единственным собственником леса с правом на его вырубку. До 1997 года лесхоз жил ни шатко, ни валко. Конечно же, были случаи браконьерства, местные бандиты по ночам валили дубы и ясени, но массового уничтожения лесов не было. В 1998 нас объединили с государственным охотхозяйством «Буковинское» в ГП «Берегометское лесоохотнические хозяйство», так мы стали самым крупным лесхозом в Украине.

- Когда началась массовая вырубка леса в Мигово?

— Валить лес почти советскими темпами начали еще при Ющенко, в 2005-ом, тогда лесхоз, потерявший две трети своих сотрудников, начал отдавать подряды на лесозаготовку местным предпринимателям. Например, подрядом разрешалось вырубить 2 гектара сосны на участке Миговского лесничества, но вместе с сосной подрядчик валил столетние дубы, растущие и на участке вырубки и рядом. На все наши обращения к начальнику лесхоза о попутной вырубке ценной древесины всегда поступал один и тот же ответ: подрядчик делал санитарную вырубку леса. Хотя на самом деле под видом больных деревьев вырубал здоровые. На вырубке леса хорошо наживались местные бандиты, которые в середине нулевых с контрабанды переключились на нелегальную лесозаготовку.

«Нам нужен ваш лес»: как Евросоюз опустошает Украину
«Нам нужен ваш лес»: как Евросоюз опустошает Украину
© РИА Новости, Александр Кряжев | Перейти в фотобанк

Полностью нелегальной ее назвать нельзя, частное предприятием заключало подряд с лесхозом на вырубку леса, ему выдавался лесорубный билет, но вырубка происходила не только в отведенных билетом местах. (В отчете ГП «Берегометское ЛОХ» за 2018 год указано, что 40 % лесозаготовки отдается частным подрядчикам — Ред.). После вырубки стволы очищались от ветвей на месте, грузились в КРАЗ и ехали прямиком в Румынию, до границы, с которой, от Мигово, 61 км.

- Скажите, а как организована незаконная вырубка?

— Обычно группа лесорубов состоит из 5-6 человек. Карпатский лес труднодоступен для добычи, в обычном, равнинном лесу технику можно загнать куда угодно, а в наших горах приходится искать доступный подъем для техники, расчищать его, поэтому на добыче используют военные полноприводные КРАЗы с лебедками. Браконьеры, чтобы маскировать вырубки, никогда не рубят лес вдоль дорог, а забираются за склоны или на вершину гор и работают там, вдали от глаз. Поэтому если вы выедете из Мигово, то по дороге не увидите ни одной вырубки, надо лезть в горы. Признаком вырубки является колея, ведущая в глубь леса, в горы. Пройдете по ней и увидите. Сейчас не принято вырубать лес подчистую, да и молодняк никому не нужен, рубят только большие деревья, возрастом от 30 лет.

- Кто состоит в бригадах лесорубов, местные жители или приезжие?

— Рубкой занимается все взрослое население Берегомета и Мигово. За сезон, длящийся с апреля по ноябрь, браконьер может заработать от 700 до 1500 евро в месяц, все зависит от сорта и качества погубленных деревьев. Такие деньги и Европе не везде платят, поэтому местные никуда и не уезжают. Трудятся здесь.

- Сколько стоит наша древесина за границей, например в Румынии?

— Дуб стоит от 100 до 300 евро за кубометр, все зависит от его возраста и качества, за столетний дуб дают 300 евро, тридцатилетний уходит по 100. Бук и сосна идут в среднем по 100 евро за куб, ясень за 150. Но самым дорогим считается явор, из него делают музыкальные инструменты и дорогую мебель, за один куб хорошего явора, без сучков можно получить до 3000 евро.

Тайны Буковинского лесничества или как рубят лес в Прикарпатье

- Кто стоит за лесным браконьерством в Мигово и Берегомете?

— Все подряд, местные бандиты, менты и прокурорские. В 2008 прокурорские отняли у милиции бизнес, и крышевание вырубки возглавил один из руководителей прокуратуры области. Среди местных основным является авторитет Рома Румын. Он занимался контрабандой в 90-е и в начале нулевых. Рома переключился на контрабанду леса, когда в Румынии возник спрос на нашу древесину, организовал в Мигово предприятие, заключившее подряд на вырубку с Берегометским ЛОХом и, пользуясь связями на таможне, отправил в Румынию эшелоны контрабандного леса. Большинство выработок в Мигово его рук дело. С 2017, когда началась масштабная проверка Генеральной прокуратуры, Рома, переехал Румынию и руководит процессом из-за границы.

- Государство предпринимало попытки остановить вырубку лесов?

— Формально, да, в 2009 правительство ввело электронный учет древесины. Для борьбы с незаконной вырубкой леса на каждое срубленное дерево должен быть прибит специальный чип, который вносится в базу, а на пеньке должно быть поставлено клеймо. Но эти меры оказались бесполезными, лесорубы ездят с чипами в кармане и прибивают их на стволы только в крайнем случае, если не удалось договориться с полицией или активистами, а большинство пеньков стоят без отметок. В 2015 году Украина ввела десятилетний мораторий на вывоз необработанной древесины за границу. Но на караваны с бревнами это не повлияло, как они ходили до моратория, так и продолжали ходить после. На таможне лес оформлялся как дрова и шел в Европу. А в конце 2018-го Порошенко частично снял мораторий, разрешив экспорт топливной древесины.

- Вы говорили о проверке Генеральной прокуратуры (ГПУ), какие результаты она дала?

— В результате многочисленных жалоб местных активистов в ГПУ, Военная прокуратура Западного региона Украины в 2017 году открыла уголовное производство по факту присвоения и растраты государственного имущества. Сразу после этого ушел на больничный, а потом уволился директор Берегометского ЛОХ Владимир Фирчук, на его место был назначен Руслан Максимчук, бывший ранее главным инженером Берегометского ЛОХ. По должности инженера он следил за оборудованием лесхоза, поэтому в схемах замешан не был. С начала 2018-го почти все вырубки в Мигово остановились, была назначена ревизия. Какие ее результаты я не знаю, но то, что лес не рубят уже хорошо. Конечно, полностью остановить вырубку нельзя, по ночам местные все равно браконьерят, но уже не в таких масштабах как раньше.

- Вы можете показать вырубки леса?

Кто в лес, кто по дрова: Европейские компании нелегально импортируют из Украины лес
Кто в лес, кто по дрова: Европейские компании нелегально импортируют из Украины лес
© РИА Новости, Евгений Епанчинцев | Перейти в фотобанк

— Вы их сами увидите, выезжаете из Мигово по ул. Главной, через несколько километров увидите колеи, ведущие вправо, в гору, это следы от КРАЗов, поднимитесь пешком на гору, там все и увидите.

Буковинские плеши

Последовав его совету, я в этот же день отправился в горы. Как и говорил Иван, вдоль дороги, на склонах гор стоял густой лес, ничего не указывало на то, что это место раньше было столицей буковинского браконьерства, изредка мне попадались на пути небольшие гостиницы и карпатские колыбы. Первый заезд в лес я увидел спустя пять километров от Мигово. Сверившись со спутниковой картой Google, я понял, что нахожусь возле большой лесной плеши, которую отделяет от дороги тонкая полоса леса. Подъем в гору занял у меня около получаса. Извилистая дорога, продавленная в грунте скатами тяжелого КРАЗа, была усеяна сучками и ветками, судя по тому, что середина бывшей браконьерской дороги превратилась в устье ручья, этой тропой не пользовались уже несколько лет. К концу подъема я горько пожалел о том, что снова начал курить. Вершина, открывшаяся мне после подъема, была усеяна срубленными ветками, между широкими пеньками рос молодой лес.

Тайны Буковинского лесничества или как рубят лес в Прикарпатье

Рельеф не позволял сделать качественные панорамные фотографии, поэтому я поднял дрон на высоту 200 метров. Картина открывшегося мне опустошения полностью подтвердила слова Ивана, лес возле Мигово вырублен почти наполовину. Рубили аккуратно, оставляя вдоль дороги тонкую каемку леса для туристов и проверяющих.

Тайны Буковинского лесничества или как рубят лес в Прикарпатье

Закончив съемку, я покинул Миговский лес с неприятным осадком. Некогда красивейшие заповедные места, из-за жадности местных баронов и попустительства коррумпированных украинских чиновников, утрачены на ближайшие тридцать лет. При сохранении темпов вырубки до 15 млн. кубометров в год лесистые Карпаты, из-за свойства грунтов, могут через 20 лет превратиться в самую настоящую засушливую пустыню, и заселить лесами их уже будет невозможно.