Формально — это был документ, внесенный четырьмя ведущими фракциями ЕП, но необходимость его принятия подчеркивалась участием исполнительных структур Евросоюза. Дебаты от имени финского председательства ЕС открыла министр по делам Европы этой страны Титти Туппурайнен, вслед за которой выступил Еврокомиссар по внутренним делам Димитрис Аврамопулос.

Саму резолюцию приняли на следующий день. Ее можно прочитать на сайте ЕП. Но заключительный пункт документа поручает президенту Европарламента направить его среди прочих российской Госдуме и парламентам стран Восточного партнерства — то есть и украинской Верховной Раде. Чем дополнительно подчеркивается, что к Украине он имеет отношение.

Сама Украина в его тексте прямо не упоминается, но пассажей, фактически имеющих к ней отношение, немало. Например пункт C) преамбулы, где в числе «прямых последствий пакта Молотова—Риббентропа» упоминается и то, что Советский Союз «в июне 1940 года оккупировал и аннексировал части Румынии — территории, которые никогда не были возвращены». Таким образом, Европарламент поставил под сомнение принадлежность Украине Черновицкой и юга Одесской области, а заодно и правомерность существования государства Молдова. Ведь такой текст игнорирует Парижский мирный договор, заключенный странами антигитлеровской коалиции с побежденной Румынией в 1947-м, который и определил послевоенные границы этой страны.

А в пункте 12 ЕП «призывает Европейскую комиссию оказывать эффективную поддержку проектам исторической памяти в государствах-членах и деятельности Платформы европейской памяти и совести». Фактически этот пункт содержит и косвенное одобрение деятельности Вятровича. Ведь УИНП с 2014-го входил в упомянутую Платформу, созданную по инициативе ЕС, а еще с 2011-го туда вошел Центр исследования освободительного движения, который он возглавлял до своего назначения главой УИНП (я об этом писал неоднократно в предыдущих статьях).

Владимир Вятрович. Справка
Владимир Вятрович. Справка
© Facebook/Volodymyr Viatrovych

Но главное фактическое одобрение деятельности Вятровича — это общая с ним историческая концепция: возложение вины за Вторую мировую в равной степени на нацистскую Германию и Советский Союз, а также осуждение политики памяти современной России.

Так, пункт К) преамбулы гласит:

«Несмотря на то, что 24 декабря 1989 года Съезд народных депутатов СССР осудил подписание пакта Молотова—Риббентропа и другие соглашения, заключенные с нацистской Германией, российские власти отрицали ответственность за это соглашение и его последствия в августе 2019 года и в настоящее время продвигают мнение о том, что Польша, страны Балтии и Запад являются истинными зачинщиками Второй мировой войны».

А в резолютивной части Европейский парламент «15. Утверждает, что Россия остается главной жертвой коммунистического тоталитаризма и что ее превращение в демократическое государство будет затруднено до тех пор, пока правительство, политическая элита и политическая пропаганда будут по-прежнему обелять коммунистические преступления и прославлять советский тоталитарный режим; и поэтому призывает российское общество смириться со своим трагическим прошлым;
16. Выражает глубокую озабоченность в связи с усилиями нынешнего российского руководства по искажению исторических фактов и обелению преступлений, совершенных советским тоталитарным режимом, и считает их опасным компонентом информационной войны против демократической Европы, целью которой является разделение Европы, и поэтому призывает Комиссию решительно противодействовать этим усилиям;
18. Отмечает, что продолжающееся существование в общественных местах в некоторых государствах-членах памятников и мемориалов (парков, площадей, улиц и т. д.), прославляющих тоталитарные режимы, прокладывает путь для искажения исторических фактов о последствиях Второй мировой войны и для пропаганды тоталитарной политической системы».

Изначально в проекте, предложенном крупнейшей фракцией Европарламента, Европейской народной партией, последний пункт был сформулирован предельно ясно:
«14. Отмечает, что продолжающееся существование в общественных местах (парках, площадях, улицах и т. д.) некоторых государств-членов памятников и мемориалов, прославляющих Советскую армию, оккупировавшую эти же страны, создает условия для искажения правды о последствиях Второй мировой войны и пропаганды тоталитарной политической системы».

Национальную память отшибло. Четыре кандидата на смену Вятровичу
Национальную память отшибло. Четыре кандидата на смену Вятровичу
© Facebook, Vitaliy Selyk
Аналогичным был и проект, предложенный фракцией Европейских консерваторов. В итоге текст стали приглаженным, но всем европейцам понятно, что имеется в виду — подтекст такого уровня (это ж не стихи Рильке или Элиота) читать не разучились, тем более что с увековечением коммунистических правителей почти везде в Восточной Европе давно покончили. А благодаря появившейся обтекаемости этот пункт выглядит нацеленным и на сохранившееся кое-где в Болгарии увековечение Георгия Димитрова (есть там до сих пор город Димитровград), и на памятники партизанам НОАЮ в Хорватии и Словении (ведь они установили то, что потом называлось «коммунистическим режимом Тито»).

Да, есть в резолюции кое-какие слова, которые выглядят ударом и по другому лагерю. Например, в пункте 19 Европарламент «осуждает тот факт, что экстремистские и ксенофобские политические силы в Европе все чаще прибегают к искажению исторических фактов и используют символику и риторику, которые перекликаются с аспектами тоталитарной пропаганды, включая расизм, антисемитизм и ненависть к сексуальным и другим меньшинствам».

Но таким образом получается, что с одной стороны с правильной европейской памятью борется власть России, а с другой — не власть каких-либо европейских стран, а лишь «экстремистские и ксенофобские политические силы в Европе», к которым никак нельзя отнести, например, партию Порошенко «Европейская солидарность», каковую как раз пару недель назад приняли в «члены-наблюдатели ЕНП», таким образом оценив борьбу экс-президента за томос, национальную память и украинизацию.

Конечно, принято говорить, что европейцы разные, но резолюция-то принята подавляющим большинством европарламентариев. За ее принятие проголосовали 535 депутатов. Конечно, дружно голосовала четверка глобалистских партий — ЕНП, евросоциалисты, «Обновление» (так официально брендирована фракция либералов, куда, кстати, входят и депутаты партии Эммануэля Макрона «Вперед, Республика!»), «зеленые», а также евроконсерваторы (основу которых составляют поляки из «Права и справедливости»). На 483 сторонника резолюции в их рядах нашлись лишь 9 голосовавших против и 21 воздержавшийся (большей часть болгары и греки из разных партий, а также французские зЗеленые»).

О роли СССР в войне позитивно говорили лишь греческие депутаты от «Сиризы» и Компартии, португальская коммунистка Сандра Перейра, а также Клэр Фокс из британской партии «Брексит», чьи депутаты заседают в Европарламенте как внефракционные. Именно левые и «Брексит» не дали за резолюцию ни одного голоса, и абсолютное большинство из голосов против (57 из 66) принадлежало им.

Зато ни одного голоса против документа не подала группа «Идентичность и демократия» куда входят депутаты от австрийской Партии Свободы, французского Национального объединения, и итальянской «Лиги», то есть партии, которые в Европе часто называют пророссийскими, пропутинскими, да и в России у них хорошая пресса.

Представитель «Лиги» Данило Ланчини на дебатах ничего не говорил о Советском Союзе и России и закончил речь словами: «Долг памяти — это прежде всего защита границ нашей Европы от злой иммиграционной политики, направленной на эксплуатацию людей, а не на их защиту. Долг памяти для моей страны — это также воздать окончательную справедливость убитым в карстовых пещерах» (речь идет о массовых убийствах итальянских фашистов югославскими партизанами на территории нынешних Словении и Хорватии).

Увольнение Вятровича: диалектика зрады и перемоги
Увольнение Вятровича: диалектика зрады и перемоги
© Facebook, Український інститут національної пам'яті | Перейти в фотобанк
Осуждал «миграционное нашествие» и выступивший от имени той же группы француз Жиль Лебретон, который коснулся сути документа: «80 лет назад, 23 августа 1939 года, Советский Союз и нацистская Германия подписали пакт Молотова-Риббентропа, который проложил путь к началу Второй мировой войны. Мы никогда не должны забывать о зверствах, совершенных этими двумя тоталитарными системами коммунизма и нацизма…. Однако я предупреждаю Европарламент против соблазна использовать их сегодня для нападок на Россию. Россия сожгла мосты с Советским Союзом с 1991 года и стала респектабельным государством, заслуживающим того, чтобы с ним обращались как с партнером, а не как с врагом».

Логика депутата соответствует поговорке «мухи — отдельно, котлеты — отдельно». Только если для Лебретона памятники советским солдатам в Европе — это «мухи», то так к ним не будут относиться ни русские люди, ни российская власть. Ну и главное, в конце концов, это не слова в виде речей, а дела — в виде голосования. А предупреждение против соблазна использовать историю для нападок на современную Россию вылилось у Лебретона в голосование за резолюцию, полную таких нападок. Точно так же голосовали еще 48 его коллег из фракции (18 французов, 24 итальянца, 3 австрийца, 2 чеха и датчанин).

Воздержались в ней лишь 16 депутатов: представители «Альтернативы для Германии» и правых партий из Бельгии и Финляндии. Кстати, воздержались также не входящие во фракции представители правящих в Италии «5 звезд» и оба голосовавших из испанского «Вокса» (правой партии из фракции евроконсерваторов).
Но Европарламент — не Верховная Рада, здесь для принятия резолюции нужно всего лишь, чтобы было больше голосов за, чем против. Поэтому воздержание при голосовании — это фактическая помощь большинству принять решение при формальном отмежевании от его содержания.

Выводы

Из решения, принятого европарламентариями 19 сентября, следуют по меньшей мере три вывода.

Во-первых, дело Вятровича будет продолжено новой украинской властью. Но не только потому, что о преемственности политики памяти заявил новый премьер Алексей Гончарук. А прежде всего потому, что принципы, которыми руководствовался Вятрович, — это, как ясно видно по резолюции ЕП, и есть принципы Евросоюза. Следовательно, евроинтеграция Украины требует их сохранения.

Декоммунизатор ушёл: какое будущее ждёт Вятровича и Институт нацпамяти
Декоммунизатор ушёл: какое будущее ждёт Вятровича и Институт нацпамяти
© Facebook/Volodymyr Viatrovych
Во-вторых, наивны утверждения уважаемого мной Константина Кеворкяна, который в связи с речью вице-президента США Майка Пенса в Варшаве писал о том, что надо подавать на Западе иски о клевете против тех, кто искажает историческую правду о Великой Отечественной войне. А ЕП, как и все парламенты, орган законодательный, и его резолюция, повторившая и развившая тезисы Пенса — это правовой акт. Стало быть, именно ею будет руководствоваться любой суд ЕС, устанавливая, что есть европейская правда, и что — клевета.

И в-третьих. Надо обуздать восторги по поводу европейских правых, которые у отдельных вполне патриотичных авторов приняли в последние годы неадекватный характер.

Да, кой-какие поводы эти правые сами давали. Например, около года назад городской совет Вероны по инициативе депутата от «Лиги» Вито Коменчини проголосовал за лишение президента Украины Петра Порошенко звания почетного гражданина города. С формулировкой: «За развязывание агрессивной войны против своего народа». Не спорю — решение хорошее, хотя за два года до этого Порошенко дали это звание голосами таких же «лигистов». Но, переводя на мерки России и Украины, Верона — это всего лишь областной центр. И что такое депутат ее горсовета в сравнении с теми же «лигистами» со статусом евродепутатов, которых стоит назвать поименно: Маттео Адинольфи, Симона Бальдассарре, Алессандра Бассо, Мара Биццотто, Чинчия Бонфриско, Паоло Боркья, Лючия Вуоло, Валентино Грант, Джанантонио Да Ре, Франческа Донато, Марко Дреосто, Стефания Замбелли, Марко Кампоменоси, Андреа Кароппо, Массимо Казанова, Розанна Конте, Данило Ланчини, Елена Лицци, Алессандро Панца, Луиза Регименти, Антонио Мария Ринальди, Сильвия Сардоне, Аннализа Тардино, Изабелла Товальери.

Да, такое голосование не значит, что нельзя партнерствовать с «Лигой,» «Национальным объединением» и другими европейскими правыми, ибо непозволительной роскошью было бы вообще отказываться от тактических альянсов с целью раскола лагеря противника. Но подходить к таким вещам надо прагматично-цинично, как подошел СССР к пакту с Германией. То есть взаимодействовать, не обольщаясь по поводу пределов взаимного согласия и думая не о том, как из партнерства можно сделать дружбу и союз, а прежде всего о том, как не получить от партнеров удар в спину.