Вместо государственных администраций у Зеленского планируют организовать на французский манер префектуры, а число районов на карте Украины сократить почти в пять раз.

Данную идею озвучил в недавнем интервью глава избирательного штаба партии «Слуга народа» Александр Корниенко.

«Это не новая идея — ей почти 5 лет. Реформа предусматривает увеличение полномочий власти местного уровня и соответственно уменьшение роли таких элементов, как государственные администрации, и замену их на префектуры, которые будут следить за законностью решений местных советов», — заявил Корниенко.

Из 490 районов планируется оставить только 101 или 102 (из них только 92 на контролируемой Киевом территории), то есть в среднем 3-4 района на область. Данное число обусловлено попытками копировать Францию. Как говорил руководитель департамента по вопросам местного самоуправления и территориальной организации власти Министерства регионального развития Сергей Шаршов, Украину по масштабам и потенциалу часто сравнивают с Францией, основной территориально-административной единицей которой является департамент — в настоящий момент таковых во Франции насчитывается 101.

Старая, но вечно новая история

О введении института префектур премьер-министр Владимир Гройсман говорил в прошлом году, когда представил Концепцию реформирования местного самоуправления и территориальной организации власти в Украине на период до 2021 года. По его словам, данная «реформа уже вовсю двигается», а в Раде лежат несколько проектов, предлагающих переписать административное устройство украинских областей.

В 2018 году Петр Порошенко утверждал, что такая децентрализация является одним из международных обязательств Украины перед НАТО.

«Децентрализация — вопрос национальной безопасности. Казалось бы, где децентрализация и где громады? Подчеркиваю, что в программе комиссии «Украина-НАТО» на 2018 год один из ключевых разделов посвящен децентрализации. То есть децентрализация Украины стала частью международных обязательств», — говорил Порошенко. Такая «децентрализация», по мнению экс-президента, должна стать гарантией от «парада суверенитетов» 2014 года.

В 2015 году Петр Порошенко предложил внести изменения в Конституцию Украины, предполагающие создание префектур, которые будут контролировать работу местных властей. Именно префекты, а не прокуратура, должны, по этой концепции, единолично следить за «исполнением Конституции и законов Украины, законностью и правопорядком, соблюдением прав и свобод человека». Проект Администрации Порошенко хотя и был одобрен Верховной Радой в первом чтении еще в начале 2015 года, но с тех пор «завис» в парламентских комитетах, так как депутаты усмотрели в нем угрозу узурпации власти президентом.

Еще раньше, в апреле 2014 года, при «переходном правительстве Майдана», тот же проект изменений в Конституции подписывал и.о. президента Украины Александр Турчинов. В нем тоже говорилось о введении института представителей президента (префектов) в ста оставшихся районах. До этого аналогичную идею продвигала Администрация президента Ющенко (под названием «Реформа для народа»), но она так и не трансформировалась в законодательство, встретив сопротивление в юго-восточных регионах Украины.

За неделю до президентских выборов в апреле 2019 года экс-президент Порошенко снова обещал ввести префектуры, как это ни парадоксально звучит, для укрепления вертикали власти в рамках децентрализации. «Особенно там, где результаты выборов являются сигналом того, что мы должны усилить вертикаль. Более того, скажу, сразу после президентских выборов я буду инициировать изменения в Конституцию, где должности председателей областных государственных администраций будут ликвидированы, так как это продолжение реформы децентрализации. Будут префекты», — говорил Порошенко 14 апреля на стадионе «Олимпийский» в Киеве.

Как мы видим, это достаточно старая песня, которую периодически вспоминают и затягивают вновь. Можно предположить, что к выборам 2024 года на Украине опять вспомнят об административной реформе, децентрализации и префектах, как во Франции. Тем более что в значительной степени финансирует этот проект Агентство США по международному развитию (USAID), а значит, реализацию проекта лучше всего затягивать до бесконечности, а то ведь можно ненароком создать префектуры, укрупнить районы, а потом сидеть без денег.

Децентрализуя, централизуй

Все эти проекты по децентрализации являются по сути попыткой подменить давно назревший вопрос о федерализации. Фактически под видом «самоуправления» и «децентрализации» предлагается усилить вертикаль власти. Перераспределение полномочий, согласно этому плану, вроде бы предполагает наделение местных органов власти большими полномочиями, а назначенный президентом префект должен осуществлять лишь надзор. Тем не менее, данный проект предполагает и право вето со стороны префекта на решения местных советов, у которых нет никаких инструментов влияния на префекта и оспаривания его неправомочных действий. Иными словами, центральная власть снимает с себя ряд функций относительно содержания социальной инфраструктуры на местах (под видом самоуправления), но оставляет право «шикнуть», если какой-нибудь район вдруг пожелает расширить возможности использования русского языка.

Некоторые националисты сначала испугались самого слова «децентрализация», усматривая в нем проявления «сепаратизма». Однако их быстро успокоили западные партнеры. Депутат польского сейма Томаш Каминськи призвал не бояться проведения региональной реформы. «Децентрализация — это не федерализация. Одна Конституция, один парламент, один президент, одна система права и налогообложения для всех», — подчеркивал Каминськи.

Фактически речь идет о назначении своеобразных «сатрапов» в провинциях, которые не должны будут беспокоиться о таких мелочах, как состояние дорог, но сразу же прикрутят гайки, как только местные органы попытаются проявить нелояльность к центральной власти. У префекта, по проекту закона, остаются функции распределения средств, нисходящих на места по государственным программам, а также возможность в любой момент приостановить деятельность территориальных общин. Данные проекты «децентрализации» противоречат Минским договоренностям (в частности, о статусе Донбасса) и встречают противодействие на местах.

«По моему глубокому убеждению, принятие проекта Закона о префектах является абсолютно недопустимым. Фактически никакой децентрализации не произойдет. Зато уполномоченные представители президента (теперь под брендом «префекты») получат такие серьезные инструменты и рычаги влияния на органы местного самоуправления и территориальные органы исполнительной власти, о которых сегодняшние губернаторы могут только мечтать. Очень похоже на то, что настоящие задачи изменений в Конституцию — это тотальный контроль над всеми органами государственной власти, в том числе и органами местного самоуправления», — писал депутат Роман Семенуха еще в 2015 году, когда Порошенко проталкивал эту же инициативу.

Тем не менее, Совет Европы полагал, что такая децентрализация власти в пользу региональных администраций является ключевым звеном выполнения Минских договоренностей. Президент Украины консолидирует власть в своих руках, «прижимая к ногтю» местные советы, но ведь он называет этот процесс самоуправлением и децентрализацией. Чего же, дескать, еще надо жителям Донбасса?

Что же касается укрупнения районов, то, возможно, это поможет сократить процентов на 30-40 бюрократический аппарат, но, с другой стороны, такому же сокращению подвергнутся и районные больницы, а соответственно и весь их персонал. Жителям ликвидированных районов придется дальше ездить в новые районные (префектурные) отделения пенсионного фонда, нотариальные конторы, роддома и даже на прием к врачу-травматологу, которого обычно нет в сельских больницах и фельдшерских пунктах.

Небольшие города, лишившиеся районного статуса, ожидает, скорее всего, полнейший упадок. В Черниговской области, например, на статус центров префектур претендуют только три города: Чернигов, Нежин и Прилуки. Соответственно остальные 19 райцентров, включая Новгород-Северский, Бахмач, Сновск, ожидает постепенная деградация до уровня провинциальных сел.

В целом же мы видим, что «Слуги народа» точно так же стремятся сконцентрировать в своих руках всю полноту власти, вытаскивая из-под сукна проекты Петра Порошенко и Александра Турчинова, подсказанные им партнерами из НАТО. Однако в своей риторике они используют стремление одной части украинцев к самоуправлению, а другой части к тому, чтобы «жить как во Франции».