Праворадикальный пшик

К суду готовились все без исключения: и адвокаты, и Генпрокуратура, и пресса, и полиция, и правые радикалы. Причем последние особенно возбудились после заявления пресс-секретаря генпрокурора Ларисы Сарган. Спикер прокуратуры накануне суда ничтоже сумняшеся посетовала, что Вышинского могут выпустить на свободу, а ведь на него можно было бы обменять оптом всех украинских граждан, удерживаемых в России. На стенания Сарган отреагировал основатель запрещенного в Рф «Правого сектора» Дмитрий Ярош, пообещав мобилизовать националистов.

Кирилл Вышинский. Справка
Кирилл Вышинский. Справка
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Беспорядки, которые могли бы учинить «правосеки», были особенно нежелательны для украинской власти, поскольку в Киев поддержать Кирилла Вышинского прилетела российский омбудсмен Татьяна Москалькова. И прессы в этот раз было необычно много. На заседание пришли не только представители украинских СМИ, AFP также прислало своих журналистов. Яркая картинка с беснующимися на суде радикалами — а они это умеют и любят — несомненно, обошла все мировые СМИ.

Поэтому в МВД подготовились основательно. Еще за два часа до начала заседания к зданию суда на Подоле подогнали два автобуса с полицейскими, два автобуса и бортовую машину с нацгвардейцами. Во дворе суда скрытно выстроились бойцы, числом до взвода, облаченные в специальную амуницию с защитными шлемами на головах.

Мобилизованные Ярошем праворадикалы, вероятно, решили не нарываться. Еще до приезда полиции три подозрительные личности, один в камуфляже с красно-черным шевроном "Добровольческий украинский корпус", сначала неспешно пили кофе на террасе соседнего кафе, а затем фланировали перед входом в суд, мирно беседуя с подтянувшимися представителями «Полиции диалога». Порядок не нарушали и в толпе журналистов были практически не заметны.

Очередной сюрприз от украинского правосудия

В холле суда было не протолкнуться — телеоператоры, фотографы, репортеры заполнили все небольшое пространство холла и лестницу на второй этаж — места всем не хватило. За полчаса до начала в суд приехала Татьяна Москалькова, ее под усиленной охраной препроводили в зал. Когда туда пустили прессу, журналисты натолкнулись на плотный кордон из десятка полицейских, эффектно отсекающий желающих занять первые ряды лавок. Операторы влезали на сиденья, держа тяжелые штативы камер на весу. Шум в помещении не смолкал, представители СМИ выбирали позиции поудобнее, чтобы хоть что-то снять в страшной давке и толкотне. Хотя окна и были распахнуты, дышать было нечем. Отовсюду звучали возмущенные возгласы: «Почему такое маленькое помещение? Неужели нет зала побольше? Как нам работать? Срочно позовите пресс-секретаря суда!»

Через боковую дверь конвой ввел Кирилла с закованными за спиной руками. Вышинский занял свое место рядом с защитниками в небольшом отдалении от Татьяны Москальковой.
И тут у многих возник резонный вопрос: как в зал попадут судьи, если охрана, как обычно это делалось, не расчищает им проход? Обычно в зал сначала входили судьи, а уж потом в проходе располагались телеоператоры с громоздкими штативами.

Бортник: Вышинский стал заложником политической игры
Бортник: Вышинский стал заложником политической игры
© стрингер

Внезапно материализовавшаяся за судейским столом секретарь суда объявила, что в связи с тем, что один из судей коллегии находится в совещательной комнате по другому делу, заседание переносится на 15.00 19 июля. Ее даже не сразу поняли, журналисты переспрашивали друг у друга: в чем, собственно, дело?

Татьяна Москалькова попросила конвой разрешения поговорить с Вышинским и протиснулась мимо полицейских поближе к Кириллу. Им дали пообщаться всего несколько коротких минут. Как потом рассказал адвокат Андрей Доманский, российский омбудсмен поинтересовалась самочувствием Вышинского и передала ему приветы от его семьи, родных и близких.

Затем Кирилл встал, повернулся спиной к конвойным и уже обыденным движением свел руки за спиной, чтобы их заковали в наручники.

— Кирилл, как вы себя чувствуете?— выкрикнули из зала.

— Нормально, — был короткий ответ, и Кирилла вывели из зала.

«Вам не стыдно работать на Путина?»

Охрана предложила журналистам устроить брифинг Москальковой прямо в тесном зале суда. Все предложения переместиться в холл или на улицу были категорически отвергнуты.

— В целях безопасности брифинг лучше проводить именно здесь, — заявил моложавый полицейский в штатском.
При этом кордон полицейских между журналистами и омбудсменом так и остался на месте.

Татьяне Москальковой пришлось выдержать нешуточный напор украинской прессы. Вопросы, касающиеся не только судьбы Кирилла, зачастую задавали в хамской манере, ставшей за последние пять лет уже традиционной для некоторых украинских СМИ.

Она не подтвердила информацию, что Вышинского не освободили, потому что он стал предметом возможного обмена на украинских моряков, арестованных РФ в районе Керческого пролива.

Вышинский: Я ни минуты не сомневаюсь в политической мотивированности этого абсурдного обвинения
Вышинский: Я ни минуты не сомневаюсь в политической мотивированности этого абсурдного обвинения
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

— Я очень сожалею, что суд перенесли. Сегодня были все основания для того, чтобы рассмотреть по существу вопрос о замене ему меры пресечения. Я не располагаю информацией, что перенос срока рассмотрения вопроса о содержании под стражей связан с обменом.

— Для чего приехали?— рявкнул грубый мужской голос.

— Поддержать Кирилла Вышинского. У меня официальное обращение к председательствующему суда с просьбой заменить ему меру пресечения в виде заключения под стражу на не связанную с лишением свободы… Чтобы он, кормилец семьи, человек, который больше года находится под стражей, мог находиться под домашним арестом или подпиской о невыезде, или под залогом, или поручительством.

— Вы знаете, в чем его обвиняют? В госизмене! Он работал на Россию! — продолжали напирать украинские журналисты.

— Конечно, я знаю, в чем его обвиняют. Но за год мы ни разу на судах, связанных с продлением содержания под стражей, не слышали убедительных доказательств его вины.
Журналисты, позабыв, что они общаются с российским омбудсменом, продолжили задавать вопросы на украинском. Москалькова вежливо попросила перейти на русский.

— Готовы ли вы обменять Вышинского на 24 украинских моряков?— перевела вопрос коллеги одна из журналисток.

— Я, как уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, не обладаю мандатом, связанным с обменом людей. И президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин против таких подходов, когда в отношении людей можно говорить как об обменном фонде. И сам Вышинский говорит, что не согласен ни на какие обмены, а будет добиваться оправдательного приговора.

Вышинский: Я содержусь под стражей незаконно, все судебные решения абсурдны
Вышинский: Я содержусь под стражей незаконно, все судебные решения абсурдны
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Дальше посыпались вопросы, не имеющие отношения непосредственно к Кириллу Вышинскому. Пресса интересовалась судьбой украинских моряков, возможностью вернуть на Украину Олега Сенцова, Романа Сущенко и других осужденных или находящихся под судом граждан Украины.

— Сегодня нужно искать точки соприкосновения и оказания помощи гуманитарной людям и возможности решения вопроса. Если мы будем уходить во взаимные обиды и обвинения, то это будет снова тупик, — была предельно спокойна и убедительна Москалькова.

И тут один из национально озабоченных представителей СМИ, участник событий на Майдане, продолжающий жить в парадигме ненависти ко всему русскому, блеснул неожиданным вопросом:

— Вам не стыдно работать на Путина?

— Для меня это большая гордость и ответственность — работать не на Путина, а на страну. Вместе с другими людьми делая людей лучше. Пройдут эмоции, пройдет время, и все станет на свои места, — с достоинством ответила российский омбудсмен.

Выяснилось, что Москалькова не сможет присутствовать на следующем заседании по делу Вышинского, ей не позволяет этого сделать рабочий график.

— Но свое обращение к председательствующему суда я оставила и прошу Андрея Доманского его официально огласить. Пожалуйста, меньше эмоций, больше конструктива. Что человеку надо? Просто больше человеческого счастья и добра.

Есть ли альтернатива?

Прокуроры, а затем и адвокаты общались с прессой уже на ступенях суда.

Как заявил журналистам прокурор Евгений Комаровский (так и не научившийся правильно произносить фамилию подсудимого), обвинение намерено настаивать на продлении меры пресечения в виде содержания под стражей в отношении Вышинского.

Отвечая на вопрос о том, есть ли риски того, что после изменения меры пресечения Вышинский покинет территорию Украины, он сказал:

— На следующем судебном заседании суд поставит на рассмотрение участников процесса вопрос целесообразности продолжения меры пресечения. Сторона обвинения… будет настраивать на наличии рисков.

Вышинский: Обвинения против меня — это месть и политические игры Порошенко
Вышинский: Обвинения против меня — это месть и политические игры Порошенко
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Выяснилось также, что в настоящее время прокуратура отрабатывает все правовые механизмы в случае освобождения Кирилла из-под стражи. Комаровский подчеркнул, что прокуратура будет настаивать только на содержании Вышинского под стражей без всякой альтернативы.

В свою очередь защитники Вышинского заявили, что будут ходатайствовать об изменении меры пресечения.

— Обвинение в государственной измене было основанием для удовлетворения ходатайств обвинения. Поскольку сейчас практика Европейского суда по правам человека нашла свое подкрепление решением Конституционного суда, мы уверены, что сторона обвинения будет обязана предоставить убедительные доказательства, что мерой пресечения должно быть именно содержание под стражей, а не альтернативная мера. Мы будем просить суд о личном обязательстве, — сказал адвокат Андрей Доманский.

У представителей защиты пресса так же поинтересовалась, не является ли политика истинной причиной срыва заседания суда.

— После переноса заседания 3 июля, когда прокуратура не была готова, суд втискивал данное заседание между другими заседаниями, соответственно, могли быть технические обстоятельства. Нам сообщили, что один из членов коллегии находится в совещательной комнате. Когда суд уходит в совещательную комнату, он может находиться там длительное время. Поэтому я думаю, что это именно стечение технических обстоятельств. Но я не исключаю и политических моментов, поскольку мы понимаем, что к этому делу приковано очень много внимания, как со стороны прессы, так и со стороны международных наблюдателей, в том числе и российских. Только что тут была уполномоченный Российской Федерации по правам человека, — иносказательно намекнул на связь срыва заседания с присутствием российского омбудсмена Андрей Доманский.

Когда брифинги закончились, журналисты еще долго не расходились, не торопились разъехаться и силовики. Прохожие живо интересовались, а что, собственно, случилось, почему так много прессы и полиции? Услышав в ответ, что здесь судят главреда РИА Новости Украина, некоторые останавливались и пытались увидеть среди собравшихся мобилизованных «побратимов Яроша». Тщетно.