Украина. ру разбиралась в деталях этой истории, подчеркивающей провал «реформы» полиции, затеянной экс-президентом Петром Порошенко.

Крик души одесской полицейской Зои Мельник

Зоя Мельник — одесская общественная активистка, которая боролась с недобросовестными арендаторами пляжей в городе.

В Одессе существовала и существует проблема, связанная с тем, что коммерсанты зачастую вопреки закону занимали всю территорию пляжа, не оставляя «бесплатную» зону, тем самым граждане лишались прохода к морю. Позже она поддержала Майдан, а в 2015 г. вступила в новосозданную патрульную полицию, надеясь на личном примере показать, каким должен быть честный правоохранитель. Но по факту женщину ожидало разочарование, и со временем она начала яро критиковать местное и всеукраинское начальство, выкладывая неприятные для него подробности несения службы. За это ее невзлюбили, пытаясь избавиться от экс-активистки под любым удобным предлогом.

По мнению Мельник, патрульная полиция полностью деградировала и перестала выполнять те цели, для которых, собственно, и создавалась — защищать население от криминала и предупреждать преступления. Вместо этого правоохранители вынуждены по приказу начальства вымогать взятки с нарушителей дорожного движения.

Обратимся к ее публикации. Свое повествование Мельник начала с того, что полтора года назад ей пришлось изымать детей, которых мать оставила с наркозависимой подругой без еды. Она вызвала ювенальную службу, медиков и волонтеров. Патрульная решила забрать детей на служебном авто, так как «у ювенала нет транспорта». Командиры потребовали от Мельник «побыстрее закончить задание», но она отказалась. За это полицейскую несколько раз переводили на малоприятные участки работы: открывание шлагбаума, охрану кораблей в Одесском порту.

По словам женщины, полиция никуда не делась от злополучных «плановых» показателей, а начальство даже устраивало соревнование, чтобы показать мнимую «эффективность» работы.

«В то время моя новая реформированная патрульная полиция только начинала процесс превращения из новых в старых добрых колядныков на дороге, но это уже тогда очень сильно сказывалось на качестве работы. Планы были уже тогда, вызовы «102», где семейки, кражи, грабежи, драки, бытовые конфликты, насилие и т.д либо не обрабатывались, либо обрабатывались кое-как, так как командиры заявляли: у нас главное — постановления и протоколы… Комбаты устроили себе соревнование, кто больше сделает постанов, так как им нужна карьера и показатели. А на вызовах 102 их, конечно же, не сделаешь. Да и «визиток» (под этим термином подразумеваются взятки) на семейках, пьяных драках не дают», — писала Мельник.

Украинское полицейское начальство не терпит каких-либо возражений от подчиненных

«Иерархия в полиции выстроена примерно так: «Я начальник — ты дурак». Абсолютное большинство командиров страдают самодурством и очень сильно оскорбляются, когда им начинают перечить», — утверждала Мельник.

За ее несогласие с такой ситуацией полицейской пришлось терпеть неприятности.

«Мне звонили много раз, мешали работать, в итоге доложили комбату. Новому комбату, которого только поставили после смены руководства. Комбату объяснила ситуацию. Он головой покивал, сделал вид, что понял, а на следующий день я увидела себя в расстановке — на базе (на калитке у входа, открывать и закрывать шлагбаум, куда ранее ставили либо «залетчиков», либо тех, кто слабо работал, не очень знал и не хотел учить законы, имел проблемы с общением с гражданами, не умел водить автомобиль). Я никогда до этого не была, а имела хорошую репутацию, справлялась с работой, имела благодарность от министра МВД, хорошие навыки вождения и водительский стаж (за 4 года ни единой царапины на служебной машине) работу любила, ни единой жалобы на неприбытие или ненадлежащее реагирование и прекрасную характеристику, да и с «показателями» было все довольно неплохо», — подчеркнула женщина.

С трудом она терпела такую ситуацию, но со временем молчать для нее становилось все труднее.

«Масса убийств на бытовой почве, в результате домашнего насилия, масса погибших от голода или рук неадекватов детей, а полиция стоит под знаками и делает показатели. Экипажей, которые не работали и не ездили совершенно на вызовы, становилось все больше. Соответственно, тех, кто ездил, все меньше. И с них тоже требовали показатели. Не снимали людей со смены больше 14 часов, пока не поймали пьяного за рулём.

Если ранее на район было 10 автомобилей и их иногда не хватало, особенно летом, то сейчас всего 1 или 2 на вызовы ездят, естественно, вызовы накапливаются как снежный ком. Я то и дело видела жалобы на неприбытие, но на них, похоже, никто не реагировал.

Люди все больше и больше жаловались на полицию. Доходило до маразма и до абсурда, я приезжала на вызовы, которые висели по 3-4 часа, выслушивала много гадостей, проклятий в сторону полиции», — сокрушалась Мельник.

В конце концов, ее терпение лопнуло и патрульная начала публично писать обо всей «внутренней кухне» полиции, а позже даже дала интервью каналу «1+1». В ответ на это Мельник стали устраивать провокации некие «активисты, дружные с полицией», в частности писать сообщения с угрозами расправы ей самой и ее ребенку. Она написала заявление в Управление внутренней безопасности, но не верит в перспективы расследования.

«Как бы это нелепо ни звучало — «сотрудник полиции просит помощи у общественности»,  все-таки прошу поддержать информационно и дать максимальную огласку происходящему. Другого способа защищаться, кроме огласки, у меня, к сожалению, нет», — закончила свой пост Мельник.

Реакция руководства полиции

В ответ на это глава Патрульной полиции Украины Евгений Жуков, известный под псевдонимом «Позывной Маршал», написал свою версию событий, приведя статистические показатели работы Мельник. В частности, по его словам, за первое полугодие текущего года у патрульной были 62 рабочих смены, 60 опозданий (прогулов), поступило 20 жалоб, составлено 19 админпротоколов (за январь-май), ведется четвертое служебное расследование. «Маршал» сравнил опальную сотрудницу с «хреновым солдатом», который то спит, то бросил службу, то «напился самогона».

«Каждый пост об ужасах в патруле у ребят появляется почему-то только после того, как им доведут, что они готовятся на увольнение по дисциплине… Про свою собственную халатность люди говорить не хотят. За систематические нарушения служебной дисциплины сотрудник будет уволен, и точка! Так будет и в Одессе, и в любом другом городе», — написал Жуков.

Он получил поддержку украинского гонщика Алексея Мочанова, который не только осудил Мельник, но и опубликовал в Facebook видео, где эта полицейская якобы находится в наркотическом опьянении. В своем изначальном посте Мочанов назвал женщину «конченой овцой», «мусором» и «подлецом».

«Деваха хочет в депутаты и активисты, наверное, хайпанула и ждет, что пригласят бороться за правду со справедливостью в горсовет или мэрию, а потом выше», — полагает Мочанов.

Чем ситуация завершится, на данный момент неясно: в отношении нерадивой патрульной идет служебное расследование, и ее окончательную судьбу будет решать специальная комиссия. Скорее всего, она может рекомендовать уволить Мельник из органов, но это постараются сделать «по-тихому». Но сама она хочет созвать пресс-конференцию и продолжать разоблачать бардак в полиции, рассчитывая на спасительный для себя общественный резонанс.

Изменились лишь схемы и суммы взяток

Впрочем, историями о взяточничестве и некомпетентности украинских полицейских интернет буквально пестрит. Например, летом прошлого года в Чугуеве Харьковской области один из участников дорожного движения опубликовал видеозапись, где полицейский требует взятку от водителя, которого проверка уличила в якобы нетрезвости.

«Остановил полицейский водителя. Драгер показал 0,27 промилле алкоголя в крови. Уговаривать стража порядка не пришлось — полицейский сразу попросил взятку в размере 10 000 гривен. Весь процесс общения с копом — от теста на алкоголь до передачи денег — удалось зафиксировать на видео. Со слов полицейского, из каждой взятки он 6000 гривен отдаёт начальству за «крышу», а остальные забирает себе. Полицейский 12 лет работает правоохранителем и говорит, что всё это время система работала и работает именно так. В результате переговоров все наличные (без 100 гривен и мелочи, которые водитель попросил оставить ему на горючее) перешли в руки полицейского в виде взятки. К сведению, водитель был абсолютно трезв и не употреблял очень давно. Как драгер показал 0,27, остаётся загадкой. Хотя какая загадка, когда водитель дул в драгер, не было щелчка и он не пищал — это говорит о том, что была фальсификация», — говорилось в описании ситуации.

Позже на место инцидента подъехал один из активистов организации «Дорожный контроль», который хотел пообщаться с правоохранителями. Завидев его, «копы» мгновенно ретировались, причем один из них бросил напарника, из-за чего последнему пришлось добираться на попутной машине до райотдела.

Как утверждают в организации «Дорожный контроль», с реформой полиции поменялись лишь схемы и суммы взяток.

«Самой распространенной статьей у новых полицейских является составление протокола по статье «Управление транспортным средством в состоянии алкогольного или наркотического опьянения». Штраф за нарушение — более 10 тысяч гривен и лишение прав. Так что водители всячески пытаются уладить вопрос. Сумма взятки стартует от 5 тысяч. Причем наличность в руки никто не дает. Обычно нерадивому водителю показывают на ларек, кофемашину, кафе, АЗС или таксистов, которые «в теме». Водитель просто покупает стаканчик кофе за несколько тысяч гривен. Деньги затем полицейские забирают», — констатировал активист организации Виталий Мацьоцький.

В свое время, когда полиция только формировалась, в нее действительно шло достаточно много людей, которые искренне верили, что смогут изменить страну и систему правоохранительных органов к лучшему. Но реалии оказались гораздо прозаичнее, и, столкнувшись со взяточничеством, незаконными схемами, большинство из них уволились. Украинская полиция уж явно не место для романтиков, а средства западных стран, инвестированные в широко разрекламированную реформу, по сути, ушли в никуда.