Спустя 5 лет обстоятельства страшной трагедии, в результате которой 48 человек погибли и более 240 получили ранения, до сих пор не раскрыты, а виновные не понесли наказания. 

2 мая 2014 года на Куликовом поле Одессы активисты собирали подписи за проведение референдума о федерализации Украины и присвоении русскому языку статуса государственного, когда на них напали футбольные болельщики, члены «Самообороны Майдана» и запрещённой в РФ экстремистской организации «Правый сектор». Сторонникам федерализации не оставалось ничего иного, как спрятаться в Доме профсоюзов, но это стало их роковой ошибкой — радикалы окружили здание и подожгли его, после чего начали бросать камни и бутылки с зажигательной смесью в людей, которые выпрыгивали из окон, пытаясь спастись.

Международные организации не забывают о тех событиях, но со временем их реакция становится более сдержанной. 

Олег Музыка: Как нас убивали на Куликовом поле 2 мая 2014 года
Олег Музыка: Как нас убивали на Куликовом поле 2 мая 2014 года
© Facebook, Bianca Budnick

Совместное заявление Amnesty International и Human Rights Watch, опубликованное 8 мая 2014 года:

«Информация, полученная при ознакомлении Amnesty International и Human Rights Watch с видеозаписями и из интервью Human Rights Watch с очевидцами, указывает на то, что противоборствующие группировки били друг друга деревянными дубинками, закидывали бутылками с зажигательной смесью, кусками асфальта, использовали другое похожее оружие. После того как был застрелен один из сторонников действующего правительства, прокиевски настроенные люди напали на лагерь противников киевской власти, несколько месяцев назад разбитый рядом с Домом профсоюзов.

Есть видеозаписи того, как милиция бездействует во время самих беспорядков, в том числе когда с обеих сторон звучат выстрелы, летят камни, люди избивают друг друга. Также из полученных видеозаписей понятно, что некоторые из участников подготовились к столкновениям: они достают из автомобилей заготовленные деревянные дубинки, бутылки с зажигательной смесью и другое оружие.

В нормах международного права в области прав человека и в стандартах охраны правопорядка подчёркивается, что правоохранительные органы обязаны обеспечивать общественную безопасность и защищать всех людей от незаконных действий, а также стоять на страже прав каждого человека».

Доклад Управления Верховного комиссара ООН по правам человека о ситуации с правами человека на Украине 15 мая 2014 года:

«Наиболее трагический из всех инцидентов произошёл в Одессе 2 мая, где мирный митинг перерос в ожесточённые столкновения и пожар, унесший 46 жизней.

Это, по-видимому, укрепило решимость тех, кто выступает против правительства, и углубило раскол между общинами. Необходимо провести независимое расследование насильственных событий того дня. Виновные должны быть привлечены к ответственности справедливым и неизбирательным образом.

Последние события и насилие в разных частях страны привели к растущей эрозии правопорядка. Самый последний пример — трагические события днём и вечером 2 мая в Одессе. В контексте событий в Одессе роль полиции очень сомнительна.

2 мая митинг национального единства собрал около 1500 человек, среди которых было много болельщиков футбольных клубов «Черноморец Одесса» и «Металлист Харьков», жителей города. Среди толпы, по сообщениям, были также некоторые радикальные члены «Правого сектора» (запрещён в РФ. — Ред.) и подразделения самообороны Майдана, вооружённые битами и металлическими палками. Вскоре митинг перерос в массовые беспорядки, которые продолжались несколько часов. В результате четверо протестующих в поддержку Украины были убиты выстрелами (пятая позже скончалась в больнице от полученных травм). Многие были ранены во второй половине дня (в основном протестующие, поддерживающие федерализм). В течение вечера на главной площади (Куликово поле) продолжались ожесточённые столкновения между двумя сторонами, которые закончились пожаром в здании Дома профсоюзов, где укрывались протестующие в поддержку федерализма».

К первой годовщине трагедии — 2 мая 2015 года — пресс-секретарь Amnesty International на Украине Богдан Овчарук написал статью, в которой указал на предвзятость следствия:

«Демонстрации в Одессе стали ответом несогласных с такой сменой власти, и в своей кульминации тоже сопровождались насилием. Если во время Евромайдана активисты оказывались в конфронтации с милиционерами, то в Одессе по разные стороны баррикад оказались группы обычных граждан: выступающие за единую Украину активисты Евромайдана и сторонники федерализации страны, представленные группой Антимайдан.

Не странно ли, что на скамье подсудимых оказались — и уже год провели за решёткой — представители только Антимайдана, когда очевидно, что насилие имело место с обеих сторон, и что, — как следует из видео и других материалов, — в составе участников каждой из сторон были такие, кто пришёл заранее готовым к насилию?

Суд над сторонниками Антимайдана отвлекает внимание от проблем, которые укоренились в правоохранительной системе. Милиционерам долгие годы удавалось избегать наказаний за нарушения прав человека: пытки, незаконные задержания, чрезмерное применение силы. А в данном случае сотрудники правоохранительных органов остаются безнаказанными за своё бездействие, которое тоже является наказуемым и, как показала практика, приводит к не менее трагическим последствиям.

В очередной раз прокуратура продемонстрировала свою неспособность эффективно и быстро расследовать правонарушения милиционеров. Безнаказанность ведёт к новым нарушением и ставит под сомнение успех реформы правоохранительной системы».

В 2015 году правозащитники и представители международных организаций чаще начали обращать внимание общественности не на ход событий, а на причины, по которым расследование не даёт результатов.

Горькие уроки «Одесской Хатыни»: Русских убивают, и будут убивать
Горькие уроки «Одесской Хатыни»: Русских убивают, и будут убивать
© Агентство "Одесса-медиа" | Перейти в фотобанк

18 сентября 2015 года на брифинге в Киеве специальный докладчик ООН по вопросам внесудебных казней, казней без надлежащего судебного разбирательства или произвольных казней Кристоф Хайнс заявил:

«Мои переживания и обеспокоенность касаются Майдана и Одессы, потому что доказательства были уничтожены сразу после этих событий, и исследовать их было невозможно, а процесс ответственности и подотчётности очень медленный. Поэтому моя рекомендация украинскому правительству — ускорить эти расследования, особенно того, что касается Одессы. Проблема очень серьёзная, нарушения очень широкие (в работе правоохранительных органов и пожарных). Правительство Украины должно подумать о приглашении специалистов, которые будут расследовать обвинения в пытках или убийствах, а также помочь в борьбе с терроризмом».

25 сентября 2015 года в интервью РИА Новости депутат Бундестага и член ПАСЕ Андрей Хунко сказал: «Серьёзного расследования так и не было проведено. Под следствием находятся преимущественно люди, выжившие в Доме профсоюзов. Осуждён только один из нападавших, и тот за действия, которые произошли до событий в Доме профсоюзов. Мне рассказывали о том, что следователь, ведущий «дело 2 мая», не принимает к рассмотрению показания ряда свидетелей. Всё, что я об этом знаю, вызывает очень много вопросов. Я знаю, что есть много сторон, заинтересованных в оказании влияния на докладчиков».

Большой общественный резонанс вызвал доклад Международной консультативной группы по Украине, созданной Советом Европы, презентация которого состоялась 4 ноября 2015 года в Одессе. Сбор информации продолжался с февраля по август 2015 года, но в доступе к некоторым материалам экспертам отказали. В итоговом документе говорится:

  • Реконструкция событий в Одессе, по данным экспертов: после того, как активисты Евромайдана обратили в бегство сторонников федерализации на Греческой площади, те бросились в сторону Куликова поля. Некоторые из лидеров отступавших призывали своих сторонников бежать, другие предложили укрыться в здании Дома профсоюзов. Примерно в 18:50 сторонники федерализации выломали двери в здании и занесли внутрь «различные материалы», в том числе коробки с бутылками и зажигательной смесью для «коктейлей Молотова». Затем вход в здание перегородили досками.

По прибытии на площадь сторонники Евромайдана разгромили палаточный лагерь Антимайдана, после чего началось противостояние у Дома профсоюзов с использованием оружия и «коктейлей Молотова». Попытки штурма оказались неудачными, а в 19:45 в здании начался пожар. Экспертизы показали, что пожар начался сразу в пяти местах в разных частях и на разных этажах здания.

«Исключая возгорание в вестибюле Дома профсоюзов, причинами возгораний могли стать только действия находившихся в здании. Закрытые двери и «эффект трубы» за счёт лестничной клетки привели к быстрому распространению огня на верхние этажи и экстремально быстрому росту температуры внутри здания», — говорится в докладе.

Ни одна из экспертиз не обнаружила признаков преднамеренного поджога. Данные о том, что в здании Дома профсоюзов присутствовал какой-либо газ, кроме продуктов горения, не подтвердились.

  • Днём 2 мая сотрудники милиции пытались остановить столкновения в самом начале, однако затем прекратили попытки вмешаться.

«Более того, наряду с впечатлением общей пассивности опубликованные в интернете видеозаписи могут свидетельствовать о сговоре между полицейскими и сторонниками федерализации», — говорится в докладе.

Речь, в частности, идёт о ролике, на котором, предположительно, запечатлён один из сторонников федерализации Виталий Будько: он стреляет из-за милицейского кордона без какого-либо сопротивления со стороны силовиков. На другом видео видно, как бывший заместитель начальника одесской милиции Дмитрий Фучеджи (уехал с Украины, будучи объявленным в розыск; предположительно, скрывается в Приднестровье) с лёгким ранением руки садится в машину скорой помощи, где уже находится Будько, по имеющейся информации, не получивший ранений. Через несколько секунд серьёзно раненного сотрудника милиции не пускают в ту же скорую, и машина уезжает.

  • 2 мая милиция не отвечала на телефонные вызовы. По данным украинского омбудсмена, с 14:00 до 17:30 поступила серия звонков о различных случаях нарушения правопорядка, однако первые задержания на улицах города были произведены только тогда, когда 5 человек уже погибли от огнестрельных ранений. У Дома профсоюзов задержания начались, когда число погибших превысило 40.
  • По словам экспертов группы, власти не провели полноценную судмедэкспертизу — первый доклад, подготовленный в июле 2014 года, не включал результаты инспекции самого здания, и её не проводили до августа 2015 года.
  • «Власти не удалось показать тщательность и усердие в инициировании и проведении расследований. Наиболее ярким примером отсутствия усердия было то, что первые реальные усилия по расследованию необъяснимых задержек прибытия пожарных к Дому профсоюзов на более чем 40 минут не были сделаны до декабря 2014 года», — говорится в докладе.
    Три года спустя: как Одесса отмечала годовщину трагедии 2 мая
    Три года спустя: как Одесса отмечала годовщину трагедии 2 мая
    © РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Ближайшая к Дому профсоюзов пожарная часть расположена в 5 минутах езды от Куликова поля, где и находится Дом профсоюзов. Диспетчер пожарной службы отвечал звонившим, что горящие у Дома профсоюзов палатки опасности не представляют, поскольку горят на открытом воздухе. Первая машина приехала на место трагедии через 10 минут после звонков о возгорании внутри Дома профсоюзов. Ответственность за произошедшее позже взял на себя глава ГСЧС Одесской области Владимир Боделан, мотивировав свои действия нежеланием подвергать опасности жизни пожарных, которых толпа даже по прибытии не сразу пропустила к Дому профсоюзов.

  • Группа приходит к выводу, что сложная ситуация на Украине в период расследования не служит оправданием для просчётов расследования, которое признано экспертами неэффективным ввиду недостаточного сбора доказательств, свидетелей и пострадавших в тех событиях. 
  • Расследованию сильно помешало решение передать Государственную службу по чрезвычайным ситуациям в ведение МВД, которое отличалось бездействием на решающих первых стадиях тех событий. 

У властей ушло две недели на то, чтобы выписать ордер на арест Фучеджи, что дало ему возможность скрыться за границей, хотя именно его поведение в тот день должно было стать предметом немедленного расследования.

Последние документы, в которых говорится о событиях 5-летней давности, носят более сдержанный характер и более лаконичны.

Доклад Human Rights Watch за 2018 год:

«Несмотря на многочисленные обещания украинских властей, правосудие по нарушениям и преступлениям, связанным с вооружённым конфликтом и событиями на Майдане и в Одессе в 2014 году так и не свершилось. Правоохранительные органы не обеспечили сохранение доказательств и не предотвратили выезд подозреваемых за границу».

Доклад Управления Верховного комиссара ООН по правам человека о ситуации с правами человека на Украине 16 ноября 2018 года — 15 февраля 2019 года:

«Продолжаются задержки в расследовании и судебных разбирательствах относительно актов насилия 2 мая 2014 года в Одессе. По состоянию на 15 февраля 2019 года, почти через 5 лет после этих событий, которые привели к гибели 48 человек, ни один из государственных чиновников не привлечён к ответственности.

УВКПЧ отмечает отсутствие прогресса в деле против единственного активиста — «сторонника единства», обвиняемого в убийстве: два заседания были отложены из-за того, что суд не выбрал коллегию присяжных, и из-за срыва слушаний «сторонниками единства». 17 декабря 2018 года около 30-40 сторонников обвиняемого сорвали заседание в Малиновском районном суде города Одессы. Когда судейская коллегия попыталась покинуть зал суда, один из сторонников приблизился к председательствующему судье, встал у него на пути и начал с ним спорить. Судья смог выйти из зала суда только тогда, когда вмешались обвиняемый и его адвокат».