ОБСЕ говорит: в Донбассе все нормально

«Тришкин кафтан» от ОБСЕ. «Неформальный» план урегулирования конфликта на Донбассе
«Тришкин кафтан» от ОБСЕ. «Неформальный» план урегулирования конфликта на Донбассе
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк
Примечательно, что у официального Киева с самого начала существует некий психологический комплекс, который вступает в прямое противоречие с общегуманитарными нормами, в том числе с теми, что трактуют обращение с военнопленными. Об этом неоднократно, кстати, с большой обеспокоенностью говорили представители ОБСЕ, один из которых часть апреля провел в поездках по Донецкой Народной Республике.

Речь идет о после ОБСЕ Тони Фрише, хорошо известном в Донецке и Луганске своими постоянными гуманитарными визитами координаторе подгруппы по гуманитарным вопросам в Трехсторонней контактной группе по урегулированию ситуации в Донбассе.

Господин Фриш побывал в исправительных учреждениях, где беседовал с осужденными по чисто уголовным статьям, но первым пунктом в его визите был Донецкий следственный изолятор, где содержатся украинские военнопленные. Беседы с этими людьми Тони Фриш проводил в закрытом режиме, сугубо лично, поэтому никто не может упрекнуть его в том, что его суждения подвергались какой-либо коррекции. Тем не менее, в очередной раз представитель ОБСЕ выразил удовлетворение условиями содержания украинских солдат, попавших в плен к Народной милиции ДНР, соблюдением их прав, о чем и заявил в кратком, чтобы не сказать скупом (такова специфика его работы) комментарии.

Как «европейцы» пленных пытают

Тюрьма, конечно, не сахар, но видео из СИЗО, которые выложил в социальные сети корреспондент ВГТРК Александр Сладков и ряд других журналистов, красноречиво свидетельствуют, что украинцев содержат весьма прилично. Чего, увы, не скажешь о тех солдатах ДНР и ЛНР и политических заключенных со всей Украины, которым не повезло попасть в ее застенки.

За все эти пять лет войны жители Донбасса и остальной России видели неоднократно, каких сытых и невредимых, здоровых пленных отдавали Киеву Донецк и Луганск, а также бедственное состояние донбассовцев, возвращенных нацистским режимом. Пытки, моральные издевательства, элементарные побои, к сожалению, давно стали нормой в системе исправительных учреждений Украины.

Электрошок, удушение, изнасилование: пытки по-украински
Электрошок, удушение, изнасилование: пытки по-украински
© Facebook, Служба безпеки України | Перейти в фотобанк
Особенно досталось тем донецким пленным, которые попадали в руки изуверов из националистических батальонов и офицеров СБУ. Когда год с лишним назад, в канун 2018-го, стороны в последний раз обменялись крупными партиями пленных, один из бывших добровольцев с юга Украины, как о чем-то будничном, рассказывал, помнится, о первом допросе в СБУ: «Для начала мне сразу разрядили в голову четыре электрошокера».

С этой фразы в принципе можно рассказывать историю любого донбасского страдальца. Ничего подобного даже и близко не проделывают с украинскими пленными в тюрьмах Донецка и Луганска. О чем снова-таки не раз говорили и европейские наблюдатели. В этом можно не сомневаться. Если бы ОБСЕ зафиксировало хотя бы случай-другой пыток украинских пленных, там не преминули бы устроить властям провозглашённых республик показательную порку в прессе.

«Лучше пулю в лоб»

На том последнем большом обмене автору этих строк довелось общаться с двумя людьми, вернувшимися из ада украинских тюрем. Помнится, один из них, Александр, много-много лет назад служивший в Афганистане и попавший в плен к душманам, говорил с ледяным спокойствием, которому трудно было не верить: «Духи» не издевались над нами так, как наши «сограждане» из СБУ». Электрошокеры, ломание табурета о голову и ребра, выбитые зубы, сотрясения мозга, отбитые почки, угроза изнасиловать малолетнюю дочь — это далеко не весь ужас, который пожилому в общем-то уже человеку пришлось пережить.

«Если б мне сказали, что я еще раз туда попаду, я бы застрелился, не раздумывая, лучше смерть», — говорил Саша.

И есть что сравнивать. Я видел вышедшего из украинской тюрьмы даже не военнопленного, а безвинно практически отсидевшего три с половиной года (даже обвинения не было выдвинуто полностью) Владимира Дорогокупца. Бывший спецназовец советского выпуска вышел на свободу если не инвалидом, то тяжело и глубоко больным. Помнится, когда журналисты хотели взять у него интервью, им пришлось ехать в кардиологию, куда Владимира срочно положили лечиться от последствий издевательств и пыток, которыми у него безуспешно пытались выбить признания в том, чего он не совершал.

Бедный «заложник»

Война спецслужб Украины. МВД и СБУ выясняют, у кого нацисты лучше
Война спецслужб Украины. МВД и СБУ выясняют, у кого нацисты лучше
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
И вот — на свежем видео мы наблюдаем командира украинского танка Т-64б, старшего солдата ВСУ Богдана Пантюшенко, которого взяли в плен вместе со всем его экипажем на окраине Донецка. Он сам из Белой Церкви, в сети легко найти его фото до плена. Судя по характерной прическе с намеком на националистический «осэледець», паренек тот еще, с душком. Позывной «Броня».

Эта, с позволения сказать, «Броня» била прямой наводкой по жилым кварталам Донецка. Может, его за это как-то в Донецке изощренно наказывали? Да нет — вот он стоит перед Тони Фришем, сытый, лоснящийся, с наглым взглядом, отвечает дерзко и лениво. Что-то не похож он на «заложника», как его называют в украинской прессе.

Вот уж воистину — два мира, две системы. С одной — безукоризненное выполнение всех положенных человеку гуманных правил обращения с вчерашним врагом, с другой — звериная, зоологическая просто-таки ненависть к тем, кого Киев намеревается убедить вернуться под его власть.

Нет уж, в Донбассе скорее согласятся с героем одного современного фильма про советских дипломатов: «Я не хочу войны, но еще меньше я хочу мира на ваших условиях».

Лучше смерть. Что на самом деле происходит с военнопленными на Украине

Поздравляем вас соврамши!

Так что же делать-то? Ведь с обеих сторон есть пленные, которым пора вернутся домой. Хотя бы для того, чтобы стронулся с места процесс, с таким трудом запущенный четыре года с лишком назад в Минске. Ведь не одна война не бывает вечной. Киев все время срывает переговоры. Более того, в националистической и человеконенавистнической риторике его представители заходят так далеко, что и выхода не видно. Вот, к примеру, съездил Фриш в Донбасс. Все увидел, обо всем рассказал, скоро и доклад будет. Но Донбасс-то неспроста журналистов пригласил «подсветить» его визит — видеодокументы уже сейчас может посмотреть любой в Сети. Но только не представитель Киева в контактной группе Ирина Геращенко. Смысл ее словесной эскапады был примерно таким: Фришу не дали встретиться со всеми пленными.

«К сожалению, вместо 10 заложников, на посещении которых мы настаивали, ему показали только 4. И еще 2 гражданских, о задержании которых мы знаем. Украинская сторона оставляет за собой право на зеркальные условия посещения координатором ОБСЕ пенитенциарных учреждений и зеркальное разрешение встреч с людьми, заявленными в списках приглашенными оккупантами из РФ представителями ОРДЛО», — утверждает Геращенко.

Но вот что интересно: если бы она посмотрела видео с визита Фриша, то увидела бы не только число людей, с которыми представитель ОБСЕ беседовал, но и фиксацию отказов говорить с ним. Именно так. Один из украинских пленных сказал: «Мне с ним разговаривать не о чем, вопрос моего возвращения должны решить совсем другие люди в Киеве».

Вряд ли Геращенко и ей подобные услышат эти слова «героя», осознавшего, что он нужен нынешним украинским политикам только для того, чтобы на «законных основаниях» держать в тюрьме как раз-таки незаконно удерживаемых военнопленных, которых давно уже можно было обменять, и гражданских, которые приняли свой крест за инакомыслие.

Вариант Фриша Донбасс устраивает

Донецкие цыгане рассказали, когда закончится война в Донбассе
Донецкие цыгане рассказали, когда закончится война в Донбассе
© Facebook, Наталия Варакута | Перейти в фотобанк
ОБСЕ предлагает свой вариант, чтобы хоть как-то облегчить судьбу томящихся в украинских застенках людей, вина которых часто заключается лишь в симпатии к РФ или Донбассу или просто в ненависти к нацизму. С этим Тони Фриш и приехал в Донбасс. В аппарате Уполномоченного по правам человека ДНР Дарьи Морозовой сразу же озвучили это предложение. Вряд ли его открыто обсудят на «той» стороне.

Документ, привезенный Фришем, называется «Декларация об осуждении любых форм пыток, жестокого обращения, сексуального насилия и угроз применения насилия в отношении лиц, заключенных под стражу в связи с конфликтом». Это не первая его презентация, однако украинская сторона блокирует подписание данного документа. Дончанам-то что?— у них все в порядке, как предписывает закон человеческий и божеский.

Уполномоченный по правам человека Дарья Морозова говорит: «Донецкая Народная Республика полностью открыта для всех международных организаций, международного сообщества. Мы готовы к обмену пленными по формуле «всех установленных на всех установленных» в самые кратчайшие сроки и призываем к этому украинскую сторону. Донецкая Народная Республика точно так же готова подписать декларацию, предложенную господином Фришем, с самого первого дня. Но, к сожалению, данный вопрос полностью блокирует украинская сторона, которая отказывается подписывать такую декларацию. По моему мнению, это демонстрирует истинное отношение к удерживаемым лицам на территории Украины».

Научимся ли говорить без посредников?

Не скоро, видимо, узники украинских тюрем будут обменены на оставшихся в донецком плену украинских солдат. Тот обмен в конце 2018 года, о котором мы говорили, принес свободу 238 людям, принятых с Украины Донбассом и 74 украинцам. Для того чтобы это произошло, понадобились немалые усилия лично президента РФ Владимира Путина и патриарха РПЦ Кирилла, которых просил тогда о помощи в застопорившемся деле видный украинский политик Виктор Медведчук. Неужели же в таком простом, но бесконечно важном деле, в деле добра и установления мира нужна в каждом конкретной, самом малой детали такая «тяжелая артиллерия»? Или, может, после ухода Порошенко дело стронется с места в нормальном формате — обычной человеческой волей и состраданием?