Сорок лет назад в Иране победила Исламская революция. Тридцать пятый и последний иранский шах Мохаммед Реза Пехлеви спешно покинул Тегеран, на улицах которого бушевали миллионные толпы. Вместе с ним из страны выехали представители финансово-экономической и политической элиты, а также высшие офицеры одиозной шахской спецслужбы САВАК. А несколько богатейших иранских олигархов, которые не успели сбежать в Великобританию или США, были пойманы и впоследствии казнены.

Так рухнул режим, который долгие годы считался самым прозападным на всем Ближнем Востоке и опирался на практически неограниченную поддержку со стороны Лондона и Вашингтона. Шах был целиком и полностью обязан своим положением иностранным покровителям. В 1953 году они вернули ему власть, свергнув в результате переворота премьер-министра Моссадыка, который накануне изгнал Пехлеви в Европу. Причем сценарий этого правого путча до боли напоминает происходящее сегодня в другой нефтяной стране — латиноамериканской Венесуэле.

«Когда Иран восстал против британской нефтяной компании, эксплуатировавшей и природные ресурсы Ирана, и его народ (компания была предшественницей British Petroleum, сегодняшней ВР), очень популярный, демократически избранный иранский премьер-министр Мохаммед Моссадык (журнал Time назвал его человеком года) национализировал всю нефтяную промышленность страны. Разъяренные англичане обратились за помощью к США. Однако оба государства опасались, что военные репрессии спровоцируют Советский Союз на поддержку Ирана. И тогда Вашингтон послал в Иран агента ЦРУ Кермита Рузвельта. Он великолепно выполнил свою задачу, расположив к себе людей — как взятками, так и угрозами. Затем с его подачи они организовали уличные беспорядки и демонстрации, которые создавали впечатление, что Моссадык был непопулярным и неподходящим лидером. В конечном итоге Моссадык был побежден. Проамерикански настроенный шах Мохаммед Реза стал полновластным диктатором», — написал об этом в своей книге известный американский журналист Джон Перкинс.

Вернув власть в руки Пехлеви, США и Великобритания получили в руки всю иранскую нефть, которую разрабатывали и продавали западные компании. Чтобы закрепить свой контроль над Ираном, президент Дуайт Эйзенхауэр поручил ЦРУ подготовить кадры для шахской контрразведки САВАК, которая быстро прославилась во всем мире жестокими пытками и тайными убийствами представителей оппозиции. Кроме того, Вашингтон продавал шаху за нефтедоллары гигантское количество современных вооружений, а американская разведка использовала территорию Ирана для тайной подрывной деятельности в пограничных регионах СССР — Закавказье и Средней Азии. 

Представители США полностью контролировали в те годы превратившееся в зависимую колонию государство. Несколько месяцев назад мы побывали в необычном музее, оборудованном на территории бывшего посольства США в Тегеране после того как его захватила толпа разъярённых иранских студентов. По сути оно представляло собой огромный разведывательный центр для прослушки телефонных линий страны, включая личные телефоны Мохаммеда Резы Пехлеви и членов его семьи, за которыми также шло негласное наблюдение. Эта унизительная внешняя зависимость дополнительно подогревала недовольство иранцев, которые видели, что гигантские нефтяные доходы достаются представителям коррумпированной монархической элиты. В то время как большинство иранцев продолжали жить в нищете, несмотря на пафосные лозунги шахской власти, обещавшей превратить Иран в современную развитую демократию по европейско-американскому образцу, как это обещает сегодня Украине еще один зависимый от Вашингтона правитель.

Сорок лет под паранджой

Недовольство режимом шаха росло, и поначалу в авангарде движения находились представители различных левых движений — от коммунистов из Народной партии Ирана (Туде) до разнообразных сторонников левориентированных исламских движений, духовным лидером которых являлся популярный философ и богослов Али Шариати, пытавшийся совместить фундаментальные принципы ислама с марксистскими концепциями Франкфуртской школы. Представители этого «левого исламизма» — «партизаны-фидаины» и «народные моджахеды Ирана» — вели подпольную борьбу против шахской власти. Однако они были разгромлены усилиями САВАК, а сам Али Шариати погиб в результате покушения шахских спецслужб, которые добрались до него на территории Англии.

В этих условиях лидерами оппозиционного движения постепенно становились радикальные шиитские исламисты, которые опирались на поддержку крестьян и рыночных торговцев, полностью контролируя средоточие иранской политической жизни — мечеть и базар. Их духовный лидер аятолла Рухолла Мусави Хомейни также находился в изгнании, проживая в пригороде Парижа. При этом теоретик исламского правления тоже старался поддерживать отношения с ведущими государствами «безбожного Запада».

«Хомейни писал письма Картеру, где убеждал его в своей искренней проамериканской позиции. А до этого писал и Кеннеди, еще находясь в Иране. Письма были полны замечательного дружелюбия и полностью рациональны. Открытые рынки для американской продукции, гарантии инвестиций, внеблоковый статус и политика невмешательства в дела соседей, антисоветизм, борьба с антисемитизмом. Письма эти вызвали череду встреч с американскими начальниками, где Хомейни и его окружение убеждали их в лояльности уже очно. И убедили», — пишет об этом современный политолог Глеб Кузнецов.

В итоге Запад решил сделать ставку на исламистов, чтобы власть не попала в руки просоветски настроенным левым, которые угрожали повторной национализацией нефтяных сокровищ Ирана. В первые месяцы победы Исламской революции США и Великобритания старались наладить отношения с лидерами новообразованной Исламской республики, помогая им во внутренней борьбе против светской оппозиции левых.  

«При новом правительстве Маргарет Тэтчер Великобритания продолжала вооружать новый иранский режим. К апрелю 1980 года, через несколько месяцев после кризиса с американскими заложниками, Великобритания все еще обучала около 30 иранских офицеров. С началом советского вторжения в Афганистан Тэтчер видела иранскую теократию как противовес советской идеологии. Это приняло большие масштабы в 1982 году, когда Великобритания тайно помогла иранскому режиму уничтожить коммунистическую партию Туде, основную левую организацию в Иране. МИ-6, работая с ЦРУ, передала иранцам список предполагаемых членов Туде, приобретенный у советского перебежчика, чтобы заслужить благосклонность режима и уменьшить влияние СССР. Десятки членов Туде были впоследствии казнены, более 1000 членов были арестованы, и партия была запрещена», — рассказывает об этом тайном сотрудничестве британский историк Марк Кертис.

Однако Хомейни не устраивала позиция марионетки западных государств. Использовав их помощь для борьбы со своими противниками, аятолла планомерно реализовывал собственную программу, создавая существующий поныне исламский Иран, где женщины должны носить в публичных местах чадор, а танцы на подпольных дискотеках и любое потребление алкоголя карается телесными наказаниями. Эта система, которая совмещает элементы клерикального социального эгалитаризма с жестоким угнетением личных свобод, существует уже четыре десятка лет, несмотря на многочисленные волнения и попытки подорвать ее изнутри, которые постоянно предпринимают США. В грандиозный мавзолей аятоллы Хомейни, который мы посетили в Иране, по-прежнему стремятся сотни тысяч преданных ему шиитских паломников. Хотя в центре Тегерана уже в открытую продаются открытки с Че Геварой, Али Шариати и Марксом.