Вопреки неоднократным заявлениям Лукашенко, осуждающим «евромайдан» на Украине и его последствия, Белоруссия продолжает контакты с «Восточным партнерством», который и привел к драматическим событиям на территории южного соседа Белоруссии. Но обо всем по порядку

«Восточное партнерство» и чем оно чревато

Это проект Европейского Союза, стартовавший в 2009 году по инициативе ЕС под прикрытием Польши. Формально для развития интеграционных связей с Украиной, Молдавией, Грузией, Арменией, Азербайджаном и Белоруссией. Де-факто — дипломатические щупальца, которые запустил Евросоюз во все постсоветские государства Европейской части бывшего СССР. Цель — вывести шесть стран СНГ из сферы влияния России. Результат этой «интеграции» на Украине пять лет назад все видели.

Тогда Виктор Янукович приехал 28 ноября 2013 года на саммит «Восточного партнерства» в Вильнюс с намерением подписать соглашение об ассоциации «Украина — ЕС». Однако у Брюсселя был совсем другой план. Янукович, не подозревая подвоха, собирался подписать документ. Но неожиданно для себя получил отказ от гарантий по ключевым пунктам. Украине отказали во внушительной финансовой помощи Брюсселя, обещанной еще в начале 90-х. Точная сумма не называлась, однако различные источники сходились на 140-150 миллиардах евро.

Киев получил от ворот поворот в вопросе снятия торговых ограничений и помощи при реконструкции транзитной газотранспортной сети. При этом Брюссель не гарантировал, что газопроводы в обход Украины строиться не будут. Наконец попытка Януковича усидеть на двух стульях, предложив Западу стать связующим звеном между ЕС и Таможенным союзом, была решительно отвергнута. Тогдашний президент Европарламента Мартин Шульц и президент Литвы Даля Грибаускайте сделали идентичные заявления, в которых обещали подписать с Киевом «ассоциацию» на следующем саммите, но уже с другим президентом.

И Янукович вернулся в Киев, где его уже ждала «цветная революция». И «ассоциация» с ЕС, как и обещали в Вильнюсе, была-таки подписана с другим президентом Украины. Встревоженный таким оборотом дела президент Азербайджана Ильхам Алиев отказался подписать аналогичное с украинским соглашение с ЕС. А вот страна-член ЕАЭС, ТС и ОДКБ Армения на следующем саммите «Восточного партнерства», в 2017 году, такое соглашение подписала. И все равно меньше чем через год в Ереване случилась «цветная революция», хотя и не такая масштабная по драматизму и последствиям, как на Украине. Но избранный премьер был свергнут и во главе правительства встал «народный вождь» Никол Пашинян. На сегодняшний день он почти добился роспуска парламента Армении, и это не конец истории.

А теперь про Белоруссию.

Заклятые друзья и лютые партнеры

Всего с 2009 года саммитов «Восточного партнерства» было пять. Четыре на высшем уровне — в Праге (2009), Варшаве (2010), Вильнюсе (2013) и Брюсселе (2017). Был еще один, в 2012-м, и тоже в столице Бельгии. Он был исключительным, поскольку на нем встречались министры иностранных дел, которые и так встречаются ежегодно в рабочем порядке. Исключение было сделано потому, что на том памятном саммите глав МИД рассматривался лишь один вопрос — белорусский. Почему — нужно разъяснить.

Официально заявленный краеугольный принцип «Восточного партнерства» — «кондициональность», то есть принятие и соблюдение странами-участницами условий, которые выдвигает ЕС. И это не только экономические, но и политические кондиции. С Минском же у Брюсселя все сложно, причем принципиально. Дело в том, что Запад, частью которого является ЕС, давным-давно заярлычил президента Белоруссии «последним диктатором Европы». И это прозвище памятливый Александр Лукашенко помнит и постоянно использует в качестве дежурной бородатой шутки при едва ли не каждом общении с иностранными журналистами.

Публичная порка министра Мартынова

И в 2012 году специальный саммит глав МИД «Восточного партнерства» собрался, чтобы предъявить представителю Минска Сергею Мартынову свои «кондиции». Несложно было догадаться, какими именно они были. Брюссель, не называя имен-фамилий, выразил озабоченность соблюдением прав человека в Белоруссии и напомнил, что их нужно соблюдать лучше. Более конкретно, в кулуарах, специально для оппозиционного и пропагандистского «Радыё Свабода» высказался тогдашний министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт.

«Политзаключенные должны быть освобождены, двери для дальнейшего сотрудничества с Евросоюзом открыты. Но со времени президентских выборов, с того страшного декабрьского вечера (19.12.2010 Лукашенко был избран на четвертый срок. — Ред.) ситуация остается довольно сложной. Освобождение политзаключенных — условие движения вперед», — сказал тогда господин Бильдт.

В дипломатии подобные заявления в отношении страны-партнера являются скандальными. Подобная постановка вопроса означает публичную порку, и задача руководителя делегации — не допустить, противостоять и превозмогать. Не вина Сергея Мартынова в том, что он оказался крайним.

Опасные связи Белоруссии: Чем грозит Минску «Соглашение о приоритетах» с ЕС

Но это означало провал его миссии. Он не отстоял позиции Белоруссии в «Восточном партнерстве». Дело было в июле. А через месяц Мартынов был уволен из МИД после почти десяти лет безукоризненной службы. Лишь в октябре 2012-го он получил почетную должность специального представителя холдинга Михаила Гуцериева, «РуссНефть». А участие Минска в «Восточном партнерстве» на тот момент вступило в «холодную» стадию.

Оттепель и новый вектор Владимира Макея

На посту министра иностранных дел Белоруссии Сергея Мартынова сменил нынешний глава внешнеполитического ведомства, человек, чье имя все чаще звучит в ряде VIP-персон страны — Владимир Владимирович Макей. Его сегодня называют автором многовекторной внешней политики Минска: он лоббирует еще и расширение отношений с Китаем. В прошлом — офицер внешней разведки ГРУ, руководитель администрации президента Белоруссии и личный друг его помощника по национальной безопасности Виктора Лукашенко. У него очень серьезные связи с самыми влиятельными кругами как в ЕС, так и в отдельных странах Союза. Это показал майский визит в Великобританию. Там с Макеем пожелал встретиться даже принц Майкл Кентский. Поговаривают, что Михаил Бабич потому и был назначен послом России в Минск, чтобы составить солидный противовес влиятельному главе МИД Белоруссии.

По следам визита Макея в Люксембург

И вот здесь очень важно перейти к сути вопроса: «оттепели» в сотрудничестве Минска с «Восточным партнерством» (ВП). Опасная связь может получить новое продолжение. Причем возобновилась она сразу после отъезда из Могилева Владимира Путина. 15 октября на ежегодную встречу глав МИД стран-участниц ВП в Люксембург и отправился Владимир Макей. Это был не саммит, а дежурное заседание. Но состоялось оно сразу после форума российских и белорусских регионов в Могилеве. О его важности Украина.ру уже писала: ожидания встречи Александра Лукашенко с Владимиром Путиным были самыми тревожными. Наблюдатели высказывали негативные прогнозы, вплоть до отказа России от дальнейшего субсидирования Белоруссии в случае, если Минск не сохранит лояльность к партнерским и союзническим отношениям с Москвой. Все кончилось благополучно, но осадок остался.

Потому что роль «Восточного партнерства», его силу и влияние не стоит недооценивать. О том, к чему приводит заигрывание с этим клубом, уже неоднократно говорилось. И тем не менее Макей отправился с миссией в Люксембург. Повестка дня никому ни о чем не скажет. Это два длинных и очень скучных предложения в обычной бюрократической стилистике. Важны в них только рамки: «до 2020 года».

МИД Белоруссии при Макее пытается выстроить партнерские отношения с ЕС после драматического Брюсселя-2012, с которого начался период санкций и отсутствия контактов. Повторять ошибки предшественника, нарваться на грубость, Владимир Макей не хочет.

Опасные связи Белоруссии: Чем грозит Минску «Соглашение о приоритетах» с ЕС

Но на этот раз мяч ему подает сам Александр Лукашенко, который накануне приезда Владимира Путина встретился с генсеком ОБСЕ Томасом Гремингером и обещал ему «открыть двери» Белоруссии для западных партнеров. Случайно или нет, но именно в таких словах и формулируются в учредительных документах принципы «Восточного партнерства». Только под такие гарантии, вероятно, Владимир Макей и рискнул встретиться с опасными для его сегодняшней карьеры партнерами.

Быть или не быть (правам человека и министру)

Опытный разведчик, политик, чиновник и дипломат, министр иностранных дел Белоруссии понимал, что, для того чтобы начать полноценный диалог, стороны должны подписать хотя бы какой-нибудь двусторонний документ, за который не было бы стыдно. Решили, что такой бумагой станет «Соглашение о приоритетах партнерства на 2018-2020 годы». Как следует из обозначенных временных рамок, он должен быть парафирован уже до конца нынешнего года, когда и начнется его реализация. Но Владимир Макей и в этом случае был настолько осторожен, что озвучивать результаты переговоров доверил своему заместителю Олегу Кравченко.

«Мы считаем соглашение важным документом с точки зрения символизма, поскольку оно содержит слово «партнерство» между ЕС и Белоруссией. Это будет впервые в истории наших отношений. Кроме того, этот документ открывает доступ к финансовым инструментам, которые задействует ЕС в рамках «Восточного партнерства», — сказал чиновник белорусского МИД.

Каково же содержание этого таинственного документа? В начале сентября Владимир Макей немного рассказал о том, как идет согласование его пунктов. Совершенно предсказуемо камнем преткновения стал тот же вопрос, который в 2012 году утопил дипломатическую карьеру Сергея Мартынова. Витиеватой, бюрократически-дипломатической лексикой Макей описал, что является проблемой. Избегая конкретики, хотя выражение «некоторые страны пытались вставить пассажи, связанные с тематикой прав человека, с политической подоплекой» звучало. «Для нас это было неприемлемо, мы должны исходить из национальных интересов», — резюмировал Владимир Макей.

Партнерство или капкан?

«Восточное партнерство» — не игрушки. Все серьезно. Брюссель готов финансировать Минск и помогать ему, даже если во главе страны находится «последний диктатор Европы». Но только в обмен на политические уступки. Сделав хотя бы одну, страна обычно попадает в капкан. Количество требований, как показывает опыт Украины, будет нарастать с одного до бесконечности. Заканчивается процесс сотрудничества с «Восточным партнерством» новым президентом страны-партнера.

Брюссель нетороплив и гибок. Комиссар ЕС Йоханнес Хан, с которым на полях Люксембурга встречался Владимир Макей, был более оптимистичен, чем он. Хан не исключал, что документ о приоритетах партнерства между Минском и Брюсселем будет подписан до конца этого года.

«Нужен последний толчок с белорусской стороны», — пояснял он.

Опасные связи Белоруссии: Чем грозит Минску «Соглашение о приоритетах» с ЕС

Что за толчок — не объяснил. Официальной информации о причинах торможения процесса не сообщается. По слухам, Макею удалось исключить из текста пункт о «правах человека». Но тут же по ключевой, описанной выше, схеме ЕС возникла другая проблема.

Иезуитская дипломатия

Литва настаивает на том, чтобы Белоруссия выполнила рекомендации, данные в рамках стресс-тестов, проведенных на Белорусской АЭС, а белорусская сторона с этим не согласна. Осовецкая АЭС с двумя блоками по 1,2 ГВт строится на государственный кредит в 10 миллиардов долларов, предоставленный Россией. После ее запуска Белоруссия получит избыток электроэнергии в размерах 14 миллиардов кВт/ч, которые сможет продавать. А Литва делает все, чтобы этого не случилось.

Дошло до резких заявлений и действий. Лукашенко грозит прекратить транзит своих товаров через территорию Литвы, переведя транспортные потоки в Латвию. А Литва везде, где может, блокирует любые вопросы, связанные с интересами Белоруссии, и совместно с Польшей хочет подключиться к энергетической системе ЕС, лишив Минск всей выгоды от запуска Осовецкой АЭС. Такое вот партнерство и такое сотрудничество в рамках ЕС. Таким образом, строящаяся станция превратилась из энергетического в политический проект. Литва, которая все больше интригует на постсоветском пространстве, не гнушаясь никакими методами. Как и Украина, например.

Ядерный шантаж

Поэтому одиозная Даля Грибаускайте со всей силой таланта преподавательницы Высшей партийной школы уже придумала, как это озвучить: по ее словам, после пуска Осовецкой АЭС страны Балтии как передовой бастион ЕС и НАТО окажутся под полным энергетическим контролем России. Правда, при этом, как обычно, умалчивается то, что Литва, Латвия и Эстония по такой логике сейчас плотно накрыты тем самым «колпаком», а именно действующей энергосистемой БРЭЛЛ, в которую они сейчас входят вместе с Белоруссией и Россией.

Тем временем в Вильнюсе даже приняли закон, объявляющий российско-белорусскую стройку угрозой нацбезопасности. Градус неадеквата дошел до того, что Минск обвинили в способности производить ядерное оружие из 100 килограмм низкообогащенного урана, который сохранился на территории Белоруссии с советских времен.

Не стать добычей западных партнеров

Впрочем, никакой демарш Литвы помешать строить Осовецкую АЭС не сможет. Она будет построена, даст ток, и никто не захочет отказаться от него, выбирая между дорогим и дешевым электричеством. Хотя подпортить анкету Владимиру Макею, которому Вильнюс сейчас мешает заключить выстраданное соглашение с ЕС, его неподписание сможет.

Кстати, знал ли о неожиданном новом препятствии Брюссель? Скорее всего да. Энергосистема ЕС прекрасно обходится без Литвы, а вопрос смены власти в Белоруссии и захвата страны в прямое подчинение по украинскому сценарию куда более важен для Брюсселя. Поэтому и сделают там все, чтобы к Новому году Минск наконец «дошел до кондиции».

Дальше — дело техники.