Эта кажущаяся невероятной новость существенно меняет все расклады вокруг проекта, который в течение долгого времени служил камнем преткновения в отношениях между США и Европой. Причем было совершенно ясно, что именно в этом вопросе, что называется, нашла коса на камень. Германия, задающая тон в делах, связанных с прокладкой второй ветки газопровода, категорически отказалась даже рассматривать вероятность не то, чтобы свертывания, а даже переносов сроков строительства. Для европейских стран наличие альтернативных маршрутов доставки голубого топлива из России, способных свести на нет политические риски, возникавшие постоянно из-за Украины — это вопрос конкурентоспособности европейской промышленности. А значит, в этом вопросе они фундаментально уперлись рогом, нервно прикидывая, чем обернутся для 5 европейских энергогигантов, выступающих партнерами «Газпрома», обещанные американские санкции.

Дуда надеется, что Трамп остановит строительство «Северного потока-2»
Дуда надеется, что Трамп остановит строительство «Северного потока-2»
© Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

Пару месяцев назад авторитетный американский журнал The American Interest, посвященный в основном вопросам внешней политики, международных отношений, мировой экономики, редакционный совет которого возглавляет небезызвестный философ Фрэнсис Фукуяма, опубликовал статью с безапелляционным названием: «Причины, по которым трубопровод «Северный поток — 2» не будет построен». Первая же фраза этого замечательного текста ставила окончательный крест на проекте: «Не стоит обманываться по поводу недавних разрешений — американские санкции и слабеющий европейский консенсус делают строительство вызывающего споры трубопровода «Северный поток — 2» еще мене вероятным, чем когда-либо ранее». А последняя фраза —это вообще нечто феерическое. Не откажу себе в удовольствии процитировать: «Все больше шансов на то, что "Северный поток — 2" исчезнет, а его исчезновение будет сопровождаться не грохотом, а тихим хныканьем». Именно американские санкции автор смертного приговора трубопроводу Джон Хербст считал той убийственной для европейской экономики мерой, которая раз и навсегда похоронит альтернативный маршрут доставки российского топлива.

Таким аргументам очень охотно внимали на Украине. Недаром поиск по фразе «Северный поток не будет построен» выдает почти 5 миллионов ссылок, львиная доля которых отсылает к украинским изданиям.

Трамп назвал встречу с Путиным одной из лучших в жизни
Трамп назвал встречу с Путиным одной из лучших в жизни
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

И вдруг, как снег на голову, новое шокирующее заявление Трампа — бояться больше нечего. Новость эта настолько же бодрящая для Европы, насколько скверная для Киева. Все надежды на то, что жесткая позиция Вашингтона, почему-то считающего, что «Северный поток — 2» свяжет Европу политическими обязательствами перед Россией, или же приведет к краху проекта, или как минимум затянет его строительство на годы, рухнули в одночасье. Можно, конечно, рассчитывать на непостоянство Трампа, которое стало уже притчей во языцех, и ставить на то, что завтра ему что-то еще ударит в голову и он снова возьмет в руки санкционный кнут, но похоже все-таки, что речь идет о принципиальном решении. Это такой вопрос, который мог очень серьезно поссорить США и Европу и, по всей видимости, Белый дом решил не рисковать. К чему портить отношения, если уже очевидно, что уступок добиться все равно не удастся!

Предательство Трампа: американский лидер сжалился над Европой

Итак, самый главный вопрос в новых обстоятельствах может быть сформулирован так — пойдет ли на свалку газотранспортная система Украины? Нет, не пойдет. На завершившихся еще в июле в министерстве экономики Германии переговорах в формате «Украина — Россия — ЕС» было достигнуто соглашение о сохранении транзита газа через украинскую ГТС. Однако объемы транзита пока не определены и скорее всего речь может идти о 10-15 млрд кубометров ежегодно, которые в качестве утешительного приза пообещал Украине глава «Газпрома» Алексей Миллер.

«Северный поток – 2»: что США прячут за «заботой об Украине»
«Северный поток – 2»: что США прячут за «заботой об Украине»
© U.S. Department of Energy/Simon Edelman

Между тем, представители «Нафтогаза» утверждают, что эксплуатация ГТС имеет смысл только в том случае, если она прокачивает не менее 60 млрд кубов. Но это не единственная проблема украинской трубы. Построенная в советские годы сегодня она почти выработала свой ресурс и нуждается в капитальном ремонте, который по данным проверки, проведенной европейскими аудиторами, потребует не менее 4 млрд долларов, взять которые неоткуда.

Теперь, когда Дональд Трамп широко распахнул ворота «Северному потоку — 2», заверив своих европейских друзей, что им не стоит опасаться американских рестрикций, Украина теряет даже не столько деньги — а она на перекачке топлива зарабатывала в последние несколько лет по три млрд долларов ежегодно — сколько один из самых эффективных политических инструментов, которыми располагала. Постоянно играя на страхах Европы замерзнуть, Киев имел возможность клянчить бонусы, выторговывать себе те или иные преференции, требовать уступок и давления на «Газпром».

Это был, конечно, шантаж чистой воды, плохо маскируемый под хозяйственные споры, но он работал. И самое главное, он делал Киев политически значимой на карте Европы величиной. Европейцы участвовали в разрешении всех конфликтов «Нафтогаза» с «Газпромом» и при этом довольно часто занимали позиции, выгодные для украинской стороны.

Теперь эта лафа кончилась. По итогам июльских переговоров в Берлине Киев лишился статуса самостоятельного игрока. Он может выступать только в роли подрядчика, который послушно выполняет условия контракта, который напрямую заключают между собой ЕС и Россия. Любая попытка диктовать свои условия в прежнем формате закончится тем, что газ немедленно пойдет в обход Украины. В общем, куда ни кинь, всюду клин. А теперь устранено последнее препятствие, которое киевские мечтатели по простодушию считали непреодолимым. Вашингтон фактически дал зеленый свет трубопроводу, который превращает Украину в нищие и малозначительные европейские задворки.