То, о чем многие говорили и многие боялись — свершилось. Внутри мирового православия началась настоящая война.

Актом агрессии (точнее — грубейшим нарушением внутриправославного общежития) стало направление Вселенским Патриархом экзархов на территорию Украины, которую Московский патриарх считает своей канонической.

После небольшого раздумья Московский Патриарх принял беспрецедентно резкие ответные меры. Священный Синод РПЦ приостановил поминовение Патриарха Константинопольского за богослужением. Приостановлено сослужение с иерархами Константинопольского патриархата и участие во всех структурах, в которых председательствует или сопредседательствуют представители Константинопольского патриархата. Правда, евхаристическое общение между церквями не прерывается. Грубо говоря, в Москве отказались считать Варфоломея Патриархом, но не перестали считать православным. Таким образом, возможности для примирения пока сохраняются.

Предпосылки церковные

Конфликт между Москвой и Константинополем зрел долго. Причиной были претензии Вселенского Патриарха на особое положение в мировом православии — не первого среди равных, а высшей судебной инстанции. Варфоломею, видимо, хотелось стать экстерриториальным «восточным папой», имеющим право на вмешательство во внутренние дела других православных церквей.

Де-факто поводов для конфликта было более чем достаточно — тут и вмешательство в дела православных общин на территории постсоветских стран, которые привели к расколу, например, в Эстонии, и посещение Киева без согласия Патриарха Московского.

Однако попытка подыграть украинским властям в создании собственной церкви, выразившаяся в отправке экзархов, по грубости и потенциальным последствиям превысила все, что делалось ранее Варфоломеем. Фактически он не просто отказался считать Украину канонической территорией Московского Патриархата, но и отрицает право Московского Патриарха на управление на своей территории.

Константинополь претендует на получение контроля над православными общинами Украины. Порошенко, конечно, говорит об автокефалии, но пока что актуально создание экзархата — т.е., перевод украинских православных под управление Вселенского Патриарха (кстати, Украинская православная церковь фактически является автономной, экзархат для нее — в прошлом).

Протоиерей Андрей Новиков: Надеюсь, будет суд над Варфоломеем. Или он вразумится
Протоиерей Андрей Новиков: Надеюсь, будет суд над Варфоломеем. Или он вразумится
© РИА Новости, Сергей Пятаков | Перейти в фотобанк

Справедливости ради надо признать, что Константинопольский Патриархат всегда считал Украину своей территорией. Основанием были те обстоятельства, что православие пришло на Русь из Константинополя, а на момент создания Московского Патриархата территория Украины находилась в составе Великого княжества Литовского, отношения у которого с Москвой были нестабильными и московская церковная иерархия власти на этой территории не имела. Однако потом, после перехода этих территорий в состав Российского государства, православные общины естественно перешли под управление Москвы.

Предпосылки политические

Сами по себе претензии Константинополя на территорию Украины никаких следствий не имели, и иметь не могли — Константинопольская церковь слишком незначительна по сравнению с Русской. Однако Константинополь дождался момента, когда расстановка сил изменилась.

Во-первых, нет никаких сомнений в том, что активность Варфоломея получила поддержку со стороны Вашингтона. Более того, на фоне старательно раздуваемого глобального противостояния с Россией можно предположить, что инициатором религиозного конфликта выступил именно Вашингтон.

Во-вторых, действия Варфоломея обусловлены поддержкой со стороны украинской власти, которая декларирует цель вывести украинских православных из-под влияния со стороны Москвы (они, правда, в подавляющем большинстве этого не хотят) и объединить Украинскую православную церковь с раскольниками — Киевским Патриархатом и автокефальной церковью (УПЦ не возражает, но требует покаяния раскольников).

УПЦ МП: Мы не будем общаться с посланниками патриарха Варфоломея
УПЦ МП: Мы не будем общаться с посланниками патриарха Варфоломея
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

В-третьих, внутриукраинский конфликт вызвал усиление противоречий в украинском православии, поскольку усилил позиции тех людей, которые хотели бы дистанцироваться от Москвы в любом смысле. По данным социологических исследований таких в православном сообществе Украины около трети, правда, в подавляющем большинстве они относят себя к раскольническим УПЦ-КП и УАПЦ.

Последствия

Конфликт между Москвой и Константинополем поставит под вопрос целостность мирового православия. Руководители православных церквей должны будут встать на ту или иную сторону.

По предварительным сведениям, относительное большинство православных патриархов находится на стороне Москвы и Константинополю придется усиливать свои позиции какими-то чрезвычайными мерами —устроив раскол в православии или заключив унию с Ватиканом. Если же он пойдет на уступки, то это будет концом особого положения Вселенского Патриархата.

Петр Порошенко на заседании Ялтинской европейской стратегии в пятницу, 14 сентября, заявил, что получение Украиной томоса поставит крест на статусе Москвы как «третьего Рима». Похоже, все будет наоборот — Москва в этом конфликте возвысится, но не по своей воле — ценой ослабления православия в целом.

Украинским властям также придется идти на чрезвычайные меры — актуальным становится ограничение или запрет канонической православной церкви. В прогнозы «религиозной войны» поверить трудно (сейчас, все же, не XIII век), но обострение внутриполитической ситуации будет очень сильное.

Порошенко делает получение автокефалии одной из ключевых тем своей избирательной кампании, но парадоксальным образом она ему не нужна, поскольку мобилизующий эффект от нее ничтожный. А вот обострение внутреннего конфликта, который будет, безусловно, объявлен заговором московских агентов против президента, Порошенко очень нужно. За счет этого можно мобилизовать сторонников и оправдать репрессии против противников. Впрочем, весь этот алармистский сценарий может стоить Порошенко очень дорого — не только потерей президентства, но и родины, имущества, и свободы. Впрочем, похоже, сам президент эту вероятность абсолютно не учитывает.