Это следует из заявления генерального прокурора Украины Юрия Луценко, опубликованного на его странице в Facebook. 

«Прокуроры были больны. А судья не имел права уходить в совещательную комнату без их присутствия», — написал Луценко в комментариях к своему посту по закрытию дела против Кернеса.

Напомним, судья закрыл дело против Кернеса из-за систематической неявки стороны обвинения на судебные заседания.

«Грубое нарушение закона, а именно неявка стороны обвинения, прокуроров, потерпевших и их представителей семь раз на судебные прения, суд признает как отказ от обвинения, а поэтому уголовное дело подлежит прекращению», — сказал председательствующий судья на заседании, которое транслировали украинские телеканалы.

Всего делом Кернеса занималось 19 представителей Генпрокуратуры, и ни один из них не смог явиться на суд. Если верить словам Луценко о болезни обвинителей, то впору говорить о страшной эпидемии, поразившей подконтрольное ему ведомство. 

Впрочем, если хотя бы слегка присмотреться к сути дела, которое прокуратура инициировала против харьковского мэра, то становится понятно: аргументы стороны обвинения настолько слабы, что их, судя по всему, просто стыдно озвучивать в суде. 

Геннадия Кернеса и двух его охранников обвиняли в похищении и избиении участников «евромайдана» 18 января 2014 года. Если бы вину Кернеса доказали, ему бы грозило от пяти до десяти лет лишения свободы. Градоначальник отвергал все обвинения в свой адрес, и его слова подтверждались результатами экспертиз и свидетельских показаний.

В частности, эксперт Давид Валиахметов, который исследовал травмы Ряполова в марте 2014-го, в суде заявил, что травмы носа были получены за одну-две недели до этого — это доказывал рентгеновский снимок от 14 марта. Явное несоответствие: между избиением и моментом экспертизы прошел почти месяц, а это значит, что травмы Ряполов получил уже после 18 января, когда, по его словам, его избил Кернес с охранниками.

Кроме того, 18 июня в суде Виктория Грецкая-Миргородская дала показания, согласно которым ее бывший муж, депутат Антон Геращенко сфабриковал дело об избиении Кернесом Сергея Ряполова и Александра Кутянина.

По словам Грецкой-Миргородской, в действительности Кернес не избивал Ряполова и Кутянина — она лично видела их обоих сразу «избиения», и никаких повреждений на их лицах не наблюдалось — а за свои показания против харьковского мэра они долгое время получали деньги лично от Антона Геращенко. Средства, по словам Грецкой-Миргородской, были взяты из семейного бюджета. 

В этой связи понятно, что перспектив у дела против Кернеса не было никаких. Прокуратура могла только как можно дольше затягивать его рассмотрение, чтобы сохранять видимость того, что Геннадий Кернес опасный преступник — мол, против него суд идет по делу об избиении активистов майдана. А что суд этот фейковый, мало кто будет разбираться.

Вообще, дело Кернеса в очередной раз показало вопиющую некомпетентность нынешнего состава украинской прокуратуры. Что говорить, если сам генпрокурор до того, как занять эту должность, не только не работал в прокуратуре, но даже не имеет юридического образования! Его действия после закрытия дела явно отдавали истерикой — Луценко инициировал расследование в отношении судьи Киевского районного суда Полтавы Андрея Антонова, закрывшего дело мэра Харькова Геннадия Кернеса.