«Сегодня, 20 июля, — вторая годовщина со дня гибели журналиста Павла Шеремета, — сообщил в Facebook глава пресс-службы Генеральной прокуратуры Андрей Лысенко. — В этот же день в 2016 году по факту его убийство было начато уголовное производство по признакам преступления, предусмотренного п.5 ч.2 ст.115 УК Украины (умышленное убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих лиц). На сегодняшний день уже проведено более 20 различных экспертиз, некоторые еще продолжаются. По словам следователей, опрошены десятки людей, проведен мониторинг эфира мобильной связи, изучены записи камер видеонаблюдения и материалов, которые появлялись в медиапространстве».

Как сообщил 20 июля на брифинге в Одессе первый заместитель главы Национальной полиции Украины Вячеслав Аброськин, следствие отработало 3 тыс. терабайт изъятых видео с камер наблюдения. «Многие критики говорят, что нет положительных результатов. От лица уголовной полиции могу сказать, что положительные результаты есть. Проведена работа по определенным направлениям. Сегодня могу сказать, что установлена личность, то есть не конкретное лицо установлено, а человек, которого можно идентифицировать», — говорит Аброськин.

Следствие так и не выяснило, кто стоит за убийством Шеремета

«В дальнейшем эта работа, которая была проведена, даст нам возможность установить личность человека, который был на видео непосредственно во время минирования», — сообщил Аброськин. Но пока что за 2 года личность подрывника так и не установлена даже предположительно. «О подозрении пока никому не сообщалось», — пишет Лысенко.

«У нас нет реальной доказательной базы, которую мы до сих пор получаем», — так ответил 13 апреля 2018 года на вопрос журналистов о расследовании убийства Шеремета заместитель председателя СБУ Виктор Кононенко (следствие ведет межведомственная рабочая группа, в которую входят сотрудники СБУ, Генпрокуратуры и Нацполиции).

«Это правда, что нас есть за что критиковать, я это искренне признаю. В нескольких резонансных заказных убийствах я, к сожалению, не могу вам дать результат, хотя бы промежуточный. Павел Шеремет, известный журналист и друг многих здесь присутствующих, к сожалению, следствие не имеет серьезного продвижения ни по одной из версий, которые сейчас тщательно отрабатываются», — признал 31 мая 2018 года в эфире ток-шоу «Право на власть» на телеканале «1+1» генеральный прокурор Юрий Луценко.

Пресс-секретарь Генеральной прокуратуры назвал в Facebook четыре основных версии убийства Шеремета: «Профессиональная журналистская деятельность, личные неприязненные отношения, дестабилизация обстановки в Украине, ошибка объектом (взорван автомобиль, который  принадлежал Елене Притуле)». Впрочем, это звучит весьма общо.

Изначально в убийстве журналиста «Украинской правды» власть по традиции обвинила спецслужбы России и Белоруссии. Первых — потому что Шеремет был гражданином России, который давно сочувствовал либеральной оппозиции и даже принимал в 2015 году участие в марше памяти Бориса Немцова и снял на Украине посвященный этому политику фильм. Вторые — потому что Шеремет с конца 1990-х поддерживал белорусскую радикальную оппозицию и активно пиарил ее на созданном им популярном сайте «Белорусский партизан».

Однако таких журналистов и сайтов много, и все это — не повод для убийства. Уже через год российскую версию, следствие, по сути, оставило (в других случаях называли хотя бы какие-то детали и фамилии) и кивало на нее лишь в качестве оправдания по поводу того, что расследование затягивается.

«Все эти контакты (Шеремета. — прим. авт.), в частности, на российской территории, исследовать сейчас следственным путем или допросить невозможно, так же как надеяться на помощь со стороны правоохранительных органов Российской Федерации. Это существенно усложняет следствие, но оно не стоит на месте и работает постоянно», — заявил журналистам в первую годовщину убийства директор Департамента коммуникаций МВД Артем Шевченко.

«Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков еще зимой назвал «российский след» ключевой версией в расследовании убийства Шеремета. Мы попросили предоставить данные, которые бы это подтверждали. Но нам не прокомментировали это. Ответы какие-то расплывчатые. Если кто-то уверенно заявляет о «российском следе», то надо как-то подкрепить это фактами и материалами», — заявила 12 июля 2017 года Deutsche Welle координатор программ Комитета по защите журналистов (The Committee to Protect Journalists, CPJ) в Европе и Азии Нина Огнянова.

Еще более резко высказалась в комментарии немецкому изданию, главный редактор «Украинская правда» Севгиль Мусаева-Боровик: «Мы не допустим, чтобы «не-расследование» этого дела списали на «российский след». Сейчас пока официальное следствие не может привести какие-то конкретные факты, свидетельствующие в пользу этой версии».

К тому времени, впрочем, многим коллегам Шеремета уже надоело ждать, и они приступили к собственному расследованию, которое вывело на неожиданные результаты. Оказалось, что накануне убийства за Шереметом следили из автомашины Skoda. Данные этого расследования были представлены в опубликованном 10 мая 2017 года на интернет-ресурсах телеканала Hromadske международным Проектом по расследованию коррупции и организованной преступности (Organised Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP) и украинским проектом Slidstvo.Info фильме «Убийство Павла».

По номеру машины, попавшему в поле зрения уличных видеокамер наблюдения, журналисты вышли на купившую автомашину Наталью Зарецкую, которая признала, что «приобрела автомобиль в интересах другого человека — Игоря Устименко». Последний заявил журналистам: «Я оказываю частные услуги для несовершеннолетних и находился у дома Шеремета с этой целью». Однако, по данным источников авторов фильма, местом работы Устименко еще недавно значилась Служба безопасности Украины.

Характерно, что ранее СБУ сообщила в ответ на запрос журналистов, что никакой слежки за Шереметом она не зафиксировала.

Украинская охранка поспешила откреститься от своего сотрудника.

«Сообщаем, что Устименко Игорь Андреевич был уволен из СБ Украины 29 апреля 2014 года. Если бы журналисты обратились к нам с запросом о господине Устименко не после выхода программы в эфир, а до него, возможно, не было бы о чем говорить», — написала 11 мая 2017 года в Facebook пресс-секретарь СБУ Елена Гитлянская. По всем вопросам по ходу расследования она переадресовала в Национальную полицию, хотя сотрудники СБУ также входят в упомянутую выше межведомственную рабочую группу.

Впрочем, как известно, бывших сотрудников спецслужб не бывает. «Мы обсуждали темы по телефону, в Facebook и Viber, а СБУ смогло получить сведения о готовящихся статьях с помощью взлома», — рассказали авторам фильма сотрудники редакции «Украинской правды».

По словам сожительницы Шеремета и владелицы «Украинской правды» Елены Притулы, слежку за ними (правда, из другой автомашины) она действительно заметила накануне убийства Павла.

Есть, впрочем, и другой след. Как стало известно из фильма «Убийство Павла», прямо накануне убийства у Шеремета состоялась некая встреча с представителями «Азова», одним из которых был бывший командир разведки полка Сергей Коротких, ранее, по ряду данных, сотрудник ГРУ Белоруссии (именно он заметил профессиональное наблюдение и сообщил о нем, дав в итоге возможность идентифицировать Устименко).

Сам Коротких рассказал об этой встрече в эфире ток-шоу «Шустер LIVE» 22 июля 2016 года, посвященном убийству Шеремета: «Мы встречались: в 23:05 созвонились у его подъезда, в 23:10 он вышел. Мы стояли у его подъезда… Это было накануне мероприятия шахтеров и «Азова». Шахтеры требовали зарплат, которых им не платят полгода, и Паша обещал помочь в освещении этого события. Он ехал на эфир, с которого должен был делать прямые включения, интервью с шахтерами и координаторами мероприятия».

Встреча, по его словам, «продлилась около получаса», причем в ее ходе, как намекнул Коротких, были затронуты и иные вопросы: «Обсудили ситуацию в стране».

За Коротких давно тянется странный шлейф убийств хорошо знакомых с ним людей. Так, 5 августа 2000 году в Минске был убит в подъезде своего дома вождь белорусского отделения ультраправой организации Русское национальное единство Глеб Самойлов. Спустя пять лет Коротких опубликовал на сайте организации «Национал-социалистическое общество», одним из лидеров которой был, статью «Памяти друга», где писал: «Он был мне не только другом и начальником, именно ему я обязан тем, что поверил и стал национал-социалистом».

Коротких вспомнил и уличные нападения на белорусских оппозиционеров, в которых участвовал вместе с Самойловым.

В начале нулевых Коротких многие связывали с бывшими сотрудниками спецслужб Белоруссии, задействованными в уничтожении лидеров оппозиции. В какой-то момент дорогу им мог перейти и Самойлов, который вел слишком независимую деятельность.

Прямо обвинил 29 мая 2018 года Коротких в убийстве Шеремета и заместитель в 2014 — 2015 годах командира «Азова» по воспитательной работе с личным составом Олег Однороженко, хорошо знавшего своего однополчанина, носившего позывной Боцман.

«В тех же «органах», например, прекрасно знают, кто совершил резонансный теракт в центре Киева, во время которого погиб Тимур Махаури (на видео с места событий видно, как Боцман проверяет выполнение покушения), но, тем не менее, и Коротких, и Коровин (который также находился на месте преступления в автомобиле, из которого осуществлялось наблюдение за Махаури), до сих пор живы-здоровы и к ним со стороны «органов» никаких вопросов, — пишет Однороженко. — Убийство Шеремета, покушение на Мосийчука — все, кто более-менее «в теме», знают о причастности к этим терактам Коротких, но «органы» ничего такого в упор «не замечают». Почему? Да потому что планируют впоследствии использовать «таланты» Боцмана для решения своих криминальных дел — устранить конкурентов, ликвидировать свидетелей или несогласных, подмять под себя бизнес или прибыльную схему и др.».

Примечательно, что на этот же след в прямом эфире «Шустер LIVE» 22 июля 2016 года указал Валерий Кур, в 1994 — 2000 годах возглавлявший управление криминальной разведки ГУБОП МВД Украины: «Это люди, прошедшие специальную подготовку, это люди, побывавшие в зоне боевых действий, это люди, у которых набита рука».

По мнению Кура, за убийством Шеремета «обязательно стояли очень серьезные представители какого-то теневого бизнеса, которые сегодня обладают не только большими ресурсами, но и имеют какую-то политическую "крышу"».

Интересно, что днем ранее российский оппозиционер Илья Яшин отметил в Facebook, что украинские «следователи полагают, что Павел мог перейти дорогу кому-то из влиятельных чиновников или олигархов, которые заказали убийство, чтобы он не смог опубликовать некий компромат».