27 февраля акция у Верховной Рады в поддержку создания Антикоррупционного суда переросла в потасовки с сотрудниками украинской полиции. Собравшиеся у здания украинского парламента радикалы бросали взрывпакеты в сторону правоохранителей.

В боях под Радой пострадало десять полицейских
В боях под Радой пострадало десять полицейских
© РИА Новости, Алексей Вовк | Перейти в фотобанк

Между участниками акции и полицией произошла потасовка. Полиция пыталась оттеснить их от металлического ограждения у здания парламента. Митингующие периодически наступали, но затем вновь теряли свои позиции. В здании Верховной Рады чувствовался запах гари. В итоге депутаты так и не смогли утвердить повестку дня сессии, одним из пунктов которой значится рассмотрение законопроектов об Антикоррупционном суде. Всего в парламенте зарегистрировано четыре законопроекта об антикоррупционном суде, один из них президентский.

Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник в интервью изданию Ukraina.ru рассказал, почему вокруг этого законопроекта возникла такая напряженность, и оценил перспективы его принятия украинским парламентом.

Бортник: Порошенко переиграл Запад в схватке за Антикоррупционный суд

— Главная проблема этого законопроекта в том, кто будет формировать состав антикоррупционного суда. Западные партнеры настаивают на том, чтобы фамилии судей в конечном итоге определяла международная комиссия из числа западных экспертов и представителей западных международных организаций.

Украинская власть пытается обеспечить любой механизм, при котором она будет определять персональный состав суда.

— Почему этот вопрос является камнем преткновения?

— Да потому, что формирование Антикоррупционного суда закончит формирование закрытого цикла антикоррупционного правосудия под контролем западных партнеров внутри украинской правовой системы. В дополнение к Национальному антикоррупционному бюро (НАБУ) и Специализированной антикоррупционной прокуратуре, которые инициируют и проводят расследования, появится и независимый от украинской власти Антикоррупционный суд.

Будет сформирована параллельная ветвь власти, которая позволит контролировать украинские политические элиты, используя антикоррупционную тематику, антикоррупционные инструменты для контроля украинского бизнеса, украинских политиков и всего остального.

Идет борьба за право на этот инструмент между окружением президента Порошенко и западными партнерами, которые больше не доверяют украинской власти.

— То есть Антикоррупционный суд нужен Западу  только для  контроля над украинскими элитами? А все разговоры о борьбе с коррупцией — ширма?

— Контролем будут определяться все экономические, политические и правовые ресурсы. Этот инструмент будет предопределять все остальное.

Конечно, Запад сегодня заинтересован показать хотя бы частичные реформы. Запад заинтересован получить стабильность в украинской политической системе. Снять с повестки дня кризисы, которые формирует коррупция. Потому что, какой опрос на Украине не возьмешь, коррупция попадает в тройку самых серьезных проблем, которые отмечают украинцы.

То есть дополнительные цели есть, это стабильность и видимость реформ, но главное для Запада — лишение украинских элит политического и экономического суверенитета.

— Как, по-вашему, украинская власть сможет отстоять свои интересы в этой борьбе с Западом? Будет ли принят закон об антикоррупционном суде?

Я все же думаю, что в ближайшее время этот закон об антикоррупционном суде будет принят, потому что главная победа нынешней украинской власти уже состоялась. Власть выиграла время — осень прошлого — зиму этого года — и теперь даже если этот законопроект будет принят с пожеланиями западных партнеров, то есть они будут формировать антикоррупционный суд, в лучшем случае суд будет создан в 2019 году, а первые приговоры будут в 2020 году.

Это означает, что результаты деятельности антикоррупционного суда не повлияют на избирательную кампанию. То есть власть выиграла время и теперь  может принимать законопроект об антикоррупционном суде, параллельно торгуясь за элементы политической поддержки в 2019 году во время президентских и парламентских выборах.

— Будет ли Юлия Тимошенко лоббировать такой суд, учитывая ее вероятное включение в борьбу за президентское кресло?

— Да, конечно. Потому что она сегодня борется за поддержку Запада. Ей очень важно сейчас эту риторику поддерживать. Она ищет пути, способы понравиться Западу.

Пока что Запад не определил свою ставку на выборах 2019 года. За поддержку Запада идет серьезная конкуренция между украинскими политическими элитами, поэтому все ключевые политические силы, кроме власти, будут декларировать создание антикоррупционного суда.

— Как вы считаете, если такая «антикоррупционная» вертикаль будет выстроена,  поможет ли это победить коррупцию на Украине?

— Возможно, коррупция станет чуть-чуть меньше — из-за того, что она станет управляемой. К коррупции на Украине добавился в последнее время фактор анархии.   

То, что она станет более управляемой, централизированной, сконцентрируется на более высоком уровне, может несколько уменьшить ее масштабы.

Но на самом деле перед страной стоит не самый лучший выбор:  либо внешний контроль над украинскими политическими элитами, либо сохранение нынешней прогнившей коррупционной системы. Любой вариант будет плохим для Украины.