ОБСЕ и другие международные организации призвали противоборствующие стороны восстановить связь, но этого так и не произошло. Люди не могут связаться со своими родственниками на территории Украины и России, пенсионеры лишены общения и возможности оперативно вызывать скорую помощь. Ситуация серьезная и требует разрешения.

— Вы говорили о том, что обрыв линии связи находится на территории, контролируемой Вооруженными силами Украины, и доступа к нему у ремонтников Минсвязи ДНР нет. Но в Луганске связь есть, а здесь нет. Почему?

— Дело не в том, что у нас нет доступа к порыву. Порывов очень много. Донецкую народную республику с Украиной связывало, как минимум, восемь трансграничных кабельных переходов. И по факту восстановили один на территории ЛНР, а все остальные порывы находятся на территории, подконтрольной ВСУ. Чтобы анализировать текущее положение дел в нашей республике, я хотел бы откатиться и описать хронологию того, как складывалась ситуация вокруг обеспечения связи в ДНР.

В октябре нам отключают все магистральные каналы, интернет на территории Украины. Это все было в СМИ и социальных сетях, мы помним этот блэкаут, который привел к резкому снижению интернет-трафика. А проблема на тот момент была очень простая: те магистрали, которые мы построили, не позволяли обеспечить взрывной спрос на российский интернет. На протяжении двух с половиной лет мы методично информировали всех участников рынка о том, что рано или поздно наступит час X, и нам надо решать задачи в полном соответствии с конечной целью нашего движения. 

Волкер выступил за пенсии и мобильную связь для Донбасса — депутат
Волкер выступил за пенсии и мобильную связь для Донбасса — депутат
© Facebook/Iryna Gerashchenko

А куда мы движемся? Мы движемся в Россию — здесь нет никакой конспирологии, это наш официальный вектор. Вы видите на улице Донецка билборды со словами Александра Владимировчиа Захарченко «Наша Родина — Россия». Когда блэкаут произошел, мы начали в авральном режиме, а отнюдь не в темпе вальса, без всяких пауз и отдыха моделировать те меры, которые в результате позволили локализовать проблему. Мы ее локализовали на 90 процентов, процентов на 10 она не решена и по сей день. Я планирую до конца первого квартала эту тему закрыть окончательно.

Далее мы смогли найти гарантированного поставщика оборудования, благодаря чему у нас появилось понимание и видение, как мы будем принципиально модернизировать сеть, как мы будем завозить новые базовые станции, как мы будем расширять емкость нашей сети. И, выступая с докладом обо всем этом в Народном совете, я дал обещание, что мы точно запустим формат 3G в 2017 году. И мы это сделали. На сегодняшний день у нас 17 тысяч абонентов в онлайне пользуются услугой 3G в тесте. Причем там нет никаких ограничений. Проблема только в том, что нет голосовой связи на симке, которая подает интернет. С этим мы справимся уже в феврале.

И вот мы подходим к 11 января — украинская сторона отключает нас, а потом поднимают связь в Луганске, восстановив там переход. А кабель — это ведь не водопровод: скрутили трубу, запаяли, и вода потекла по системе. Это сложный процесс, требующий выполнения целого ряда настроек. Это нетривиальная задача. На третий день мы понимаем, что не можем запустить связь, используя сигнал из Луганска, и размещаем на нашем сайте пресс-релиз с просьбой к «Водафону» прислать специалистов и провести аудит. Мы предлагаем проверить работоспособность оборудования.

— И как отреагировал «Водафон» на вашу просьбу?

— Мы просим приехать, на что официальный представитель пресс-службы «Водафон-Украина» Рубан заявляет, что они не считают это обращение официальным и поэтому они на него реагировать не станут, да и вообще любое обращение из ДНР к их компании не будет ими регистрироваться. При этом три с половиной года они ни за что не платят, они ничего не чинят, а на вопрос: «Почему в таком случае вы поднимаете тариф?», отвечают: «Мы же должны покрыть наши издержки». Вопрос: какие издержки? На нашей территории какие бы то ни было издержки отсутствуют. Сеть живет так, как живет. И даже более того, на протяжении всего срока только мы ее и поддерживаем. Все ремонты проводятся нами. 

Вне зоны доступа: Москва может лишить Украину мобильной связи
Вне зоны доступа: Москва может лишить Украину мобильной связи
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк

А если мы вернемся к истории порыва возле Еленовки, то мы указали точное место порыва, сделали инфографику, провели измерения, ОБСЕ подтвердила, что именно с означенной точки был произведен обстрел автобуса, когда погиб водитель.

Да, мы не можем справиться без технической поддержки, да, есть нерешаемая проблема на стороне Украины и я на пресс-конференции сделал еще одно предложение компании «Водафон-Украина»: а почему бы им не арендовать транспорт для голосовых услуг связи до города Ростов-на-Дону, расположенного в Российской Федерации. Если они не могут иметь никаких юридических отношений с Донецкой народной республикой, пусть подключат третью сторону, а мы в свою очередь заберем сигнал уже из Ростова. И будет одновременно гарантия, что в будущем не появится никаких вопросов с порывами на линии разграничения.

Россия как-то выражает свою заинтересованность в урегулировании проблемы со связью?

— Мы знаем об официальном заявлении Владислава Суркова по итогам встречи с Куртом Волкером о том, что людям надо дать связь. И Волкер с этим согласился.
Нужно садиться за стол переговоров и цивилизованно обсуждать меры по преодолению кризиса. Здесь миллион абонентов, а они говорят: «Мы не знаем, как к вам попадают наши карточки». Давайте уже будем честными: «У вас здесь бизнес, относитесь с уважением к потребителям ваших услуг». Заведите здесь техподдержку, начините оплачивать электроэнергию, которая у нас отнюдь не бесплатна. А то они заявляют: « Мы работаем в гуманитарных целях». Это неправда. 25 процентов прибыли, получаемой на Украине, кампании приносит именно Донбасс. У них здесь не благотворительная акция, а высокодоходный бизнес.
Какова вероятность появления в ДНР российских операторов связи?

Виктор Яценко: «По мере развития наступления со стороны Украины связь отрежут окончательно»

— Никогда не появятся. В Крыму до сих пор нет. Роуминг, с технической точки зрения — это не проблема. Такие перспективы есть. Вот «Сбербанк» стал открывать счета по паспортам ДНР. На это была политическая воля. А это гораздо более сложный инфраструктурно и законодательно процесс, нежели организация роуминга. Для этого не нужно поручений президента. Достаточно провести ряд согласований на уровне правительства. Это решило бы колоссальное количество проблем и очень серьезно повысило бы коммуникативность республики и ее жителей.

— А когда вы сможете вывести местный оператор «Феникс» на такой уровень, чтобы не приходилось набирать номер по многу раз для дозвона? И что с сим-картами, за которыми люди стоят в многочасовых очередях?

— 16 января я дал обещание, что через месяц мы снимем все проблемы. Так и будет. Уже сейчас мы в условиях колоссальной нагрузки нормализовали связь. Еженедельно мы развозим по почтовым отделениям ДНР 100 тысяч карт. Мы чисто технически не можем резко нарастить сейчас объемы, поскольку изготовление чипов требует определенного времени. Они изготавливаются на двух заводах и пока изменить график их выпуска по нашему желанию они не в состоянии. Но закроем и эти потребности.

— А что вы думаете, полагаясь на собственную интуицию: заработает «Водафон» в республике рано или поздно или уже все — можно забыть?

— По мере развития наступательных действий со стороны Украины связь отрежут тотально. Сейчас это просто игра, чтобы столкнуть лбами Донецк и Луганск и вызвать недовольство у жителей ДНР республиканской властью. Как только мы сможем стабилизировать ситуацию с нагрузкой на «Феникс», по моим данным, кабель отрежут и для ЛНР со стороны Украины. На этом история закончится. У Киева нет политической воли восстановить связь. Только если кураторы озаботятся дать своим подопечным определенные указания, мы сможем на что-то рассчитывать. Пусть сейчас лидеры Нормандской четверки повлияют на Украину. 

Vodafone восстановил мобильную связь в ЛНР
Vodafone восстановил мобильную связь в ЛНР
© РИА Новости, Сергей Мальгавко | Перейти в фотобанк

— Сформировало ли министерство предложения, которые делегация республики могла бы обсудить в Минске с украинской стороной?

— Да. Главные тезисы мы с Денисом Пушилиным уже проговорили. Мы рассматриваем все пути. Восстанавливается связь — хорошо, мы работаем и начинаем оговаривать весь круг проблем: техподдержка, ремонт оборудования, плата за электроэнергию. Но это уже все впоследствии. Не будет такого, чтобы мы отказались включать, если не поступит оплата. Вы включите, а мы потом будем с вами бороться на политическом и медийном уровне.
Второе решение — Россия. Третье решение — информирование местных пенсионеров Пенсионным фондом Украины смс-сообщениями через «Феникс». Мы готовы эту услугу предоставить бесплатно. Мы прорабатываем все возможные пути, не останавливаясь на чем-то одном.