В это воскресенье во втором туре президентских выборов в Чехии, получив 52% голосов, победил действующий президент Милош Земан, которого традиционно считают пророссийским политиком. Он публично заявляет, что Украина должна забыть о Крыме, просто добившись от России денежной компенсации. Он единственный из глав государств Европы приехал в 2015 году в Москву праздновать 75-ю годовщину Победы. Его соперник — бывший глава чешских академиков, смог получить 45%.

В Италии скоро парламентские выборы, на которых пророчат победу правым партиям, среди которых и «Вперед, Италия!» Сильвио Берлускони, который, как известно, является другом Путина. Они вместе могут взять 35% голосов. Больше, чем левые. Правые в лице Эдмондо Чириелли, депутата от партии «Братья Италии», уже заявили, что, в случае победы, будут содействовать снятию антироссийских санкций.

«Что касается России, то нам, как партии патриотов своей страны, близка идеология партии "Единая Россия" и идеи Путина, который за 20 лет после падения Берлинской стены спас Россию от социальной, экономической и политической катастрофы. И мы, имея большинство в парламенте, будем настаивать в ЕС на отмене антироссийских санкций. Кроме того, мы сможем снова стать независимыми во внешней политике», — не скрывает намерений своих коллег Чириелли.

— В Италии скоро выборы. Правым пророчат победу, а вместе с этим и возможное возвращение в кресло премьер-министра Сильвио Берлускони, выступающего за снятие санкций с России. Возможно ли это?

— Хотел бы обратить внимание на то, что против антироссийских санкций в Италии выступают и с правого, и с левого фланга. Так что в случае возвращения Берлускони во власть, в данном вопросе его могут поддержать и представители «Пяти звезд» (партия, занявшая на выборах в 2013 году 3-е место со своими 25% голосов — прим.).

Правда, давайте не забывать: условно «пророссийские» силы добивались значительного успеха на различных выборах в Европе. Но когда они оказывались во власти, все равно голосовали за продление санкций — такова сила давления европейской бюрократии на политиков национального уровня в Европе.

— О чем говорит победа Милоша Земана на президентских выборах в Чехии? Это вкупе с возможной победой правых в Италии как-то может отразиться на ослаблении американского влияния в Европе и смягчении антироссийской политики Брюсселя?

— Не надо забывать, Земан уже пять лет как президент Чехии. И антироссийские санкции вводились уже при нем. Так что ничего в этом смысле для данной страны не изменилось. До тех пор, пока Чехия и другие восточноевропейские страны являются реципиентами финансовой помощи ЕС, они целиком и полностью будут зависеть от позиции Брюсселя.

Что-то может измениться лишь в том случае, если они перейдут в разряд доноров. Да, от Берлускони можно ожидать большего. Однако не надо забывать, он пока может вернуться во власть лишь как влиятельная фигура, как лидер партии-победительницы, но не как премьер-министр.

Владимир Корнилов: Победой «пророссийских» Земана и Берлускони не стоит обольщаться

Он уже намекнул, что главой правительства может стать руководитель антидопингового бюро Италии. Помогло ли это бюро в борьбе России против провокационных действий МОК и ВАДА? Вопрос, как мы понимаем, риторический.

— Все-таки мы можем говорить сегодня о поправении Европы? Если да, то с чем это связано? Может ли это и в чем принести пользу России?

— Сейчас разделение на левых и правых в Европе мне кажется довольно условным. Сейчас условный водораздел между ними проходит в основном по вопросу отношения к мигрантам.
Именно поэтому многие рабочие Британии, всегда поддерживавшие лейбористов, голосовали за «правую» Партию независимости, рабочие Нидерландов переключались с лейбористов на «правую» Партию Свободы, а часть рабочих Германии, традиционно поддерживавших социал-демократов, — на «правую» «Альтернативу».

Истеблишмент Европы оказался не готов к таким тектоническим сдвигам в мировоззрении значительных категорий населения. Но либералам кажется, что они нашли ответ на эти вызовы, приводя в пример успех Макрона во Франции. Какой он — левый или правый? Никто на этот вопрос ответа дать не может. Поэтому и будет истеблишмент Евросоюза теперь активно работать над тем, чтобы такие «никакие» политики приходили во власть.

— Где еще в Европе можно ожидать победу правых? У кого есть шансы?

— Я бы и Берлускони с Земаном «правыми» называл с большой натяжкой. Но если использовать упомянутую мною выше методологию разделения на правых и левых по вопросу отношения к мигрантам, я думаю, уже в ближайшее время будет зафиксирован относительный успех антиммигрантских партий на локальных выборах в Нидерландах. Скорее всего, правые сохранят свои позиции на парламентских выборах в Венгрии. А вообще, Запад вступил в период ожесточенной борьбы истеблишмента (причем с обоих флангов — и левого, и правого) за свои позиции. Поэтому мы увидим в ближайшее время наращивание рейтингов тех партий, которые принято называть (опять-таки очень условно) «популистскими» — как с правого, так и с левого флангов.