отображать лентой
Мусульманское масонство
учение Фетхуллаха Гюлена способно разрушить мир или собрать его заново
Глеб Простаков

Никогда раньше имя Гюлена не упоминалось так часто в заголовках газетных передовиц, как в последние пять месяцев. Имам, которого знали многие, но не все даже в Турции, вдруг обрел всемирную известность. Именно Фетхуллах Гюлен был назван автором неудавшегося турецкого путча, хотя никаких прямых доказательств тому нет. Великий гуманист, противопоставивший теории столкновения цивилизаций идею их диалога и взаимного проникновения. Мыслитель, чье видение ислама столь революционно, что его сравнивают с Реформацией, а самого Гюлена – с Мартином Лютером. Или разрушитель основ ислама и тайный агент Запада, работающий на укрепление доминанты США в мировом порядке. Задавшись простым вопросом «Кто вы, мистер Гюлен?» и не найдя на него однозначного ответа, наш корреспондент отправился в Турцию, Азербайджан и Кыргызстан, чтобы это выяснить.

Часть 1
Турция: Гюлен и призрак халифата

Турция все глубже увязает в сирийской трясине. На днях на сирийский фронт были переброшены 300 элитных турецких спецназовца. В Турции там своей интерес – не дать укрепиться в приграничных районах Сирии и Ирака мятежным курдам. В свою очередь, курдские ополченцы, вытесняя боевиков Исламского государства* из городов и деревень, расчищают территорию, чтобы после, пользуясь поддержкой США, создать на ней вожделенный Курдистан.

Тем временем на юго-востоке самой Турции, где компактно проживает курдское меньшинство, а в последнее время – и в крупных курортных городах центра и запада страны теракты стали печальной повседневностью. Только в минувшую субботу в Стамбуле в результате взрыва двух бомб погибли, по меньшей мере, 44 человека, из них 30 – полицейских. Ранены свыше 150-ти. Ответственность за теракт взяла на себя курдская радикальная группировка.

Власти Анкары вынуждены посылать все больше своих солдат и танков для участия в интернациональной войне, чтобы не дать во всю силу разгореться войне на собственной территории. Армия и полиция работают на пределе возможностей. Но обе силовые структуры обезглавлены.

Турецкие войска при содействии отрядов так называемой Сирийской свободной армии проводят на севере Сирии операцию "Щит Евфрата". Октябрь 2016 © © AFP 2016/ Nazeer al-Khatib

За последние три месяца уволены или арестованы свыше 150 генералов и адмиралов – это почти половина армейского командования. Турецкие вооруженные силы испытывают острейший кадровый голод. Арестовано около 350 офицеров военно-воздушных сил Турции. Больше половины из 240 истребителей F16, имеющихся в распоряжении армии, не могут взлететь по одной простой причине – ими некому управлять.

Турция массово отзывает своих военных, проходивших подготовку в США, и являющихся частью контингента НАТО, ослабляя тем самым Северо-Атлантический альянс. А сами турецкие венные массово просят политического убежища в Европе, ссылаясь на преследования со стороны властей. ЕС дает понять, что убежище предоставит.
В полиции, брошенной на аресты военных, также идет масштабная зачистка нелояльных. Накануне в ходе масштабной спецоперации стамбульских полицейских были арестованы 60 человек в 16 турецких провинциях. Эти люди – уверены власти – ответственны за организацию подрывной работы в турецкой полиции.

Зачистка в армии и полиции дает фору активистам боевого крыла Рабочей партии Курдистана и деморализует силы безопасности. На этом фоне в ближайшее время в турецкий парламент будет внесен новый проект конституции, а в 2017 году пройдет конституционный референдум. Они значительно расширят полномочия главы государства и, по сути, превратят Турцию в президентскую республику. Но реформа не ограничится лишь сменой формы правления.

Первый президент Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк © РИА Новости, С. Аралов | Перейти в фотобанк

Реджеп Тайип Эрдоган, пришедший к власти во многом благодаря поддержке исламистов, положит конец почти вековой истории светской Турции.

Последняя является детищем Мустафы Кемаля Ататюрка, который в 1924 году упразднил халифат и провозгласил республику. Прерванная секулярная традиция даст импульс исламизации Турции и расширит пропасть между нею и Западом. Это, в свою очередь, будет иметь далекоидущие последствия для судьбы всего ближневосточного региона.

Мятежный имам

Все эти поистине тектонические сдвиги в турецкой и международной политике спровоцировал всего один человек. Проповедник Фетхуллах Гюлен был прямо обвинен турецкими властями в организации военного переворота в ночь на 16 июля этого года.

75-летний старик, проживающий на вилле в городке Сейлорсбург штата Пенсильвания, предстал в образе серого кардинала, дергающего за ниточки и влияющего на судьбы едва ли не всего мусульманского мира. Притом до сих пор до конца не ясно, в чьих интересах – американского ли ЦРУ, турецкой оппозиции, мирового ислама или своих собственных.

Несостоявшийся переворот дал турецкому президенту долгожданный карт-бланш на борьбу с внутренними врагами и запуск репрессивной машины, которая катком прошлась по десяткам тысяч людей. Победа над путчистами, которая была преподнесена властями как победа демократии, внушила Эрдогану ощущение колоссального морального превосходства над своими противниками - как внешними, так и внутренними.

1 / 10
Акция протеста на площади Таксим в Стамбуле. 16 июля 2016 года © © AP Photo/ Emrah Gurel

Анкара в считанные дни после неудавшегося восстания осуществила геополитический разворот на 180 градусов, окончательно свернула евроинтеграционный процесс и де-факто отказалась от попыток добиться от ЕС безвизового режима для турецких граждан.

Альтернативой сближению с ЕС Эрдоган неожиданно назвал Шанхайскую организацию сотрудничества, членами которой являются Россия и Китай. Президент Турции пошел на примирение с Россией, заливая тлеющий межгосударственный конфликт из-за сбитого турецкими ВВС в ноябре 2015 года российского самолета Су-24 своими письменными извинениями. Примирение с Россией развязало ему руки для начала масштабной военной операции в Сирии. Так внутренний турецкий конфликт выплеснулся за пределы Турции.

Исламский богослов Фетхуллах Гюлен © © AP Photo/ Chris Post, File

Несмотря на то, что путч был осуществлен руками военных, вся ответственность упала на плечи лидера движения «Хизмет» (в переводе – «служение») Фетхуллаха Гюлена. Его имя даже легло в основу нового, придуманного турецкими властями обобщенного названия для структур, так или иначе связанных с Гюленом – FETO.

Любой, уличенный в связях с FETO, более не мог чувствовать себя в безопасности. Чистки в правоохранительных структурах и армии дополнили массовые аресты преподавателей школ и университетов, журналистов и общественных активистов. Ни должность, ни влияние, ни народная любовь не могли более служить гарантией неприкосновенности.

На днях турецкая прокуратура выдала ордер на арест 87 преподавателей в одном лишь Стамбульском университете. Их подозревают в связях с FETO. На сегодняшний день в турецких тюрьмах находятся около 40 тыс. человек по аналогичным обвинениям, свыше 100 тыс. ждут выводов следствия и с высокой долей вероятности окажутся там же, в тюрьме. Среди прочих арестован и брат Фетхуллах Гюлена. Все эти аресты вызвали неоднозначную реакцию в самой Турции и полное недоумение в странах Запада.

Само название FETO - не прихоть, но необходимость. Оно призвано разорвать историческую связь между возглавляемым Гюленом движением «Хизмет» и самим Эрдоганом.

Отныне угроза для Турции максимально персонифицирована, имя ей — Фетхуллах Гюлен. Не проходит и дня, чтобы политики, чиновники и СМИ в Турции не осыпали последнего самыми настоящими проклятиями. Вся политическая верхушка Турции в едином порыве демонстрирует свою ненависть к Гюлену.

И хотя последний был объявлен вне закона за несколько лет до попытки переворота, именно сейчас тлеющий конфликт разросся в пожар. В августе этого года Эрдоган публично потребовал от Вашингтона экстрадиции Гюлена в Турцию. Последний проживает с 1999 года в США, куда он отправился на лечение, а затем остался там, назвав это добровольным изгнанием.

Несмотря на то, что между Турцией и США подписан договор об экстрадиции, Госдепартамент, ссылаясь на отсутствие явных доказательств участия имама в подготовке переворота, выдавать того не спешит.

В США не сочли убедительным признание адъютанта главы генштаба вооруженных сил Турции Левента Тюрккана в участии в «террористической организации Гюлена» и попытке переворота, в ходе которой погибли 265 человек. На видео у Тюрккана заметно повреждены лицо и руки – вполне вероятно, что показания он давал под пытками. Не вызывают доверия в Америке и другие доказательства причастности Гюлена к перевороту, как то переписка между участниками путча в закрытых группах интернет-мессенджеров.

Впрочем, победа на президентских выборах США Дональда Трампа сулит перемены в американо-турецких отношениях. Правда, пока до конца не ясно, к лучшему или худшему. С одной стороны, сам Трамп намекает – а его советники говорят прямо – о вероятной выдаче Гюлена Турции. С другой, Трамп в ходе своей предвыборной кампании анонсировал запрет на въезд мусульман в США и пристальный контроль спецслужб над мечетями, что едва ли понравится мусульманской Турции.

Реджеп Тайип Эрдоган, как может, подогревает решимость будущей администрации США изменить отношение к Фетхуллаху Гюлену. Эрдоган даже заявил о том, что структуры Гюлена финансировали кампанию Хиллари Клинтон.

Сложность для Эрдогана состоит в том, что просто запретить неугодную организацию, как например, запретили коммунистическую партию в Украине или в Прибалтике, он не в состоянии. У FETO нет формальной структуры, ячеек, писаного кодекса, а сама принадлежность того или иного человека к организации не очевидна. Она существует на стыке образования, научной и религиозной доктрины.

Главное скрепляющее вещество разрозненных «агентов FETO» по всей стране и за ее пределами – человеческая привязанность и благодарность.

Эти чувства, с которыми бороться традиционными методами государственной монополии на насилие, сложно, если не невозможно.
Так на чем же строится и как выглядит вплетенная в ткань самого государства сеть Фетхуллаха Гюлена, слишком тонкая и прочная, чтобы ее можно было разрушить одним решительным движением?

Продолжение