Ошарашило, ибо пребывал в полной уверенности, что уж при новой власти, тем более, после всего, связанного с визитом Путина и Берлускони в Тавриду, этот давний вопрос закрыт.

Кто-то недоуменно спросит «помилуйте, где Севастополь, а где католики!», заподозрив в данной проблеме наследие украинского режима. И сомнениям сим, действительно есть основания. Известно немало случаев, когда Ватикан — особенно при папе Войтыле — засылал пару-тройку монашек куда-нибудь на Подолье «восстанавливать монастырь» (исчезнувший вместе с католиками поляками лет 200 тому), который (при соответствующей стимуляции местной власти) работал уже как очаг обращения аборигенов в «истинную веру». Однако Севастополь — совсем другой случай.

Когда католики — русские

Практически сразу по заложению Черноморского флота и его базы — г. Севастополь — личный состав армады (в основном, низшие чины) стал пополняться выходцами из ранее оккупированных поляками Белоруссии, Волыни, Подолья, Полесья, а также преимущественно католических Литвы, и Привислинского края, доставшихся России по разделам/переделам Польши 1772-1795 и 1814 гг.

Почему католикам следует вернуть их храм в русском Севастополе

Уже в начале XIX в. в Севастополе был устроен «римско-католический молитвенный дом для воинских чинов». При нём — на содержании Морского ведомства — находился капеллан. В 1830-х гг. городские власти и командующий Черноморским флотом адмирал Лазарев (первооткрыватель Антарктиды, кто запамятовал) ходатайствовали о постройке в Севастополе католического храма. В итоге в 1837 г. на Высочайше утвержденном плане города обозначается место для костёла. Проект 1846 г. был рассчитан на 900 человек. В тот же год будущие прихожане приступают к сбору необходимых 76 218 рублей, указанных в смете.

Однако Крымская война 1853-1855 гг. нарушила замыслы верующих. Все собранные средства и стройматериалы пошли на оборудование Девичьей батареи. Корить в том севастопольским латинянам, правда, было некого, кроме собственного первосвященника. Ведь к этой англо-франко-турецкой войне против России немало причастен был Ватикан.

Архиепископ Парижский кардинал Сибур предельно откровенничал: «Война, в которую вступила Франция с Россией, не есть война политическая, но война священная. Это не война государства с государством, народа с народом, но единственно война религиозная. Все другие основания, выставляемые кабинетами, в сущности не более как предлоги, а истинная причина, угодная Богу, есть необходимость отогнать ересь (Православие — Д.С.)…, укротить, сокрушить её. Такова признанная цель этого нового крестового похода, и такова же была скрытая цель и всех прежних крестовых походов, хотя участвовавшие в них и не признавались в этом». Не случайно латиняне-французы (не говоря уже об англиканах-британцах) обстреливали наши причерноморские города даже на Пасху, наблюдая в бинокли Крестные ходы.

Тем не менее, русские католики сражались против своих единоверцев плечом к плечу с православными. Об их подвигах, запечатлённых даже на полотне знаменитой панорамы «Оборона Севастополя», рассказывается в документальном фильме Нины Колмовской. По данным историка Павла Ляшука, каждый пятый пехотинец, принимавший участие в обороне Севастополя был поляком, а, следовательно, католиком.

И всё же, возможно дабы не бередить «свежие раны» в обществе, латиняне после трагической для России войны никаких начинаний в Севастополе не проявляли. Нет даже сведений о существовании католической общины как таковой. Лишь в 1871 г. отставной матрос Петр Кухарский перестраивает свой дом на Артиллерийской слободке в часовню во имя — прости, Господи! — «Непорочного зачатия Богоматери» и даже приобретает орган на пожертвования богатых прихожан.

Невзирая на вызывающе еретическое название общины (латинский догмат о «непорочном зачатии Божией Матери» православные считают святотатством по отношению к Христу), правительство своим приказом по Военному ведомству в 1896 году переводит ксендза Одесского военного округа в Севастополь. Таким образом местные латиняне получили духовного пастора. Для его квартиры и совершения служб на средства общины был нанят частный дом в Таврическом переулке.

Однако этот молитвенный дом вмещал не более 150 человек, тогда как число прихожан к тому времени уже достигало 3-5 тысяч.

Почему католикам следует вернуть их храм в русском Севастополе

Вот как объясняет резкое увеличение католической общины Севастополя исследовательница вопроса Л.В. Спесивцева: «Эпоха бурного строительства Севастополя с 1890-х годов сменяется эклектикой и увлечением историческими стилями. Появившиеся ранее неизвестные строительные технологии и материалы дали новые возможности архитекторам, которые для удовлетворения желаний заказчиков стали успешно применять все многообразие эклектических стилей. Модерн, неоготика, неороманский и прочие стили стали востребованными для новой базы Черноморского флота, куда привлекалось достаточное количество мастеров различных ремесел: корабелы, кузнецы, каменщики, плотники, значительная часть которых были выходцами из Польши и Литвы, в том числе — исповедующие католицизм».

Но самый знаменитый католик Севастополя на переломе XIX-XX вв. — Карл Казимирович Косцюшко-Валюжинич. Перечисления всех его заслуг перед городом и Тавридой хватило бы на отдельную статью. Здесь же ограничимся его деятельностью как по сути основателя и ревностного хранителя археологического музея «Херсонес Таврический». Об этой стороне его деятельности также рассказывается в вышеупомянутом фильме Нины Колмовской

Особую тёплую дружбу с Карлом Казимировичем водил Великий князь Александр Михайлович — дядя и друг императора Николая II, которому 1 декабря 1898 г., во время пребывания его в Севастополе, было передано прошение о строительстве костёла во имя Св. Климента.

Разрешение на его строительство и соответствующий сбор пожертвований Севастопольский градоначальник получает 4 декабря 1900 г. После покупки земельного участка на средства (2000 рублей) богатого мещанина Ю.И. Каминского, объявляется конкурс на лучший проект, который длился три года. В мае 1905 г. был утвержден проект известного военного инженера Н.И. Третеского. И уже 10 декабря в газете «Крымский вестник» появляется сообщение о том, что: «нижний этаж строящегося на Новосельцевой площади здания римско-католического костела закончен и туда в настоящее время перешла римско-католическая каплица».

На большее собранных к тому времени пожертвований не хватило, поэтому строительство шло с перерывами до 1911 г. И было закончено с заметными отклонениями от проекта в сторону удешевления.

Однако, «несмотря на значительную архитектурную незавершенность костела на 1911 г., жители города, исповедующие римско-католическую веру, имели вместительное культовое здание и штатного священнослужителя, что впервые с момента основания города давало им возможность полноценной духовной жизни», — пишет Спесивцева.

Прихожанином храма стал первый военно-морской летчик Российской империи штабс-капитан Бронислав Матыевич-Мациевич (первым совершивший полет с компасом в открытое море). Увы, совсем ненадолго. Уже 18 апреля 1911 г. он и его младший брат Станислав (мичман эскадренного миноносца «Мощный») погибли в авиакатастрофе. Первая по завершении строительства храма месса была совмещена с отпеванием первых погибших севастопольских воздухоплавателей. В похоронной процессии на вокзал участвовали тысячи людей. Поездом тела Матыевичей-Мациевичей были отправлены для погребения на родину в Волынскую губернию.

Почему католикам следует вернуть их храм в русском Севастополе

«Дружба» против согласия?

Революционное лихолетье усекло общину в десятки раз. На 28 сентября 1922 г. согласно заявлению, подданному старостой севастопольской католической общины П.Шульцем в Севокрисполком, латинян в городе оставалось 100 человек. Они просили исполком передать им их костёл (в то время уже национализированный) в пользование. Прошение было удовлетворено, но прихожан обязали застраховать здания и находившееся в нём имущество. Все это согласно страховому полису было оценено в 247 500 рублей.

«Кабальный договор на пользование костёлом и довольно откровенное экономическое давление властей не могли не повлиять на прихожан, — читаем у Спесивцевой. — 15 июля 1923 года представленный в Севокрисполком список членов католической общины составлял уже 77 человек. Согласно анкетным данным, основное число прихожан принадлежит к выходцам из Литвы и Польши, по сословию крестьяне, прибывшие в Крым с 1900 по 1906 годы для призыва на флот или с целью лечения и поиска работы».

После ликвидации общины (предположительно в 1936 г.) и по 1958 г. никаких документов о каком-либо использовании здания не сохранилось. Только 20 сентября 1958 г. Горисполком передаёт костёл вместе с земельным участком городскому Управлению «для размещения в нём постоянно действующего кинотеатра на 500 мест». В 1960 г. здание было перестроено в кинотеатр «Дружба». В «лучших» традициях советского атеизма алтарная часть была переоборудована под туалеты.

Когда же в Тавриду пришла украинская незалежность, восстановленная община обрела надежду на возвращение своей собственности. Законом Украины 1991 года был регламентирован порядок возвращения религиозным организациям принадлежавших им ранее культовых сооружений, находящиеся в государственной собственности. Однако, поскольку кинотеатр был предприятием не государственным, а коммунальным, верующим сразу же нашли повод отказать.

Впрочем, украинская власть не была бы украинской, если бы не оставляла себе люфт для возможности «порешать вопросы». В 2010 г. тогдашний глава госгорадминистрации Валерий Саратов признавался, что «предлагал руководителям католической общины искать компромиссы: «Вы находите средства для компенсации коммунальной собственности, и мы отдаём вам здание. Или даём участок в центре города». И сожалел, что пока компромисс не найден…». Ему даже в голову не приходило, что кто-то не усматривает «компромисс» в том, что бы покупать или брать в аренду свою же исконную собственность. Поэтому в 2011 г. столетний юбилей костела католики отметили на асфальте перед зданием.

Тогда верующих принялись уверять, что молятся они, дескать, совсем не перед храмом: костёла, мол, давно нет — остались только его руины и фундамент, на котором после войны был построен кинотеатр.

Однако на беду таким вот «краеведам» сохранились фотографии, сделанные после освобождения города в мае 1944 г. И они свидетельствуют, что храм за период военных действий пострадал незначительно, уцелел даже остов крыши, кровля которой была попросту разобрана.

Почему католикам следует вернуть их храм в русском Севастополе

Спесивцева упоминает даже о фото, представленном в Севастопольском энциклопедическом справочнике 2000 г. (!), где видны сохранившиеся витражи.

А вот в т.н. «хрущевскую оттепель» костёл разрушался целенаправленно. Инициаторы его восстановления, собравшие в 2011 г., более 10 000подписей севастопольцев и гостей города, писали: «Радует, что часто подписывались живущие по соседству. Многие из них делились воспоминаниями, о том, как в 1950-х годах пытались взорвать здание храма. Как взрывали верхний портик по частям».

В конце концов, в преддверии 1025-летия Крещения Руси (отмечаемого на международном уровне в т.ч. и в Херсонесе) в ситуацию был вынужден вмешаться Янукович. 28 февраля 2013 г. он поручил Севастопольской госадминистрации проинформировать до 1 сентября Администрацию Президента Украины о «передаче здания костёла святого Климента в городе Севастополе религиозной общине». Отказать ему, конечно же, не могли. Поэтому… тихо саботировали.

Так, глава госгорадминистрации Владимир Яцуба вдруг придумал что «решение вопроса зависит от Межконфессионального совета Крыма, куда он отправил письмо». Однако, как заверили в Симферопольской и Крымской епархии Московского Патриархата, подобных обращений от госгорадминистрации Межконфессиональный совет не поступало. Более того, секретарь епархии прямо указал, что это вопрос городских властей, но никак не конфессий. И, действительно, с чего бы это, скажем, православным решать судьбы мечетей, а караимам — вопросы перепрофилирования кинотеатров.

Тем не менее, Крымская епархия поддержала латинян, в 2010 г. направив открытое письмо, подписанное членами Межконфессионального совета Крыма, на имя тогдашнего главы госгорадминистрации В. Саратова. «Однако, к нашему великому сожалению, городские власти пока не находят приемлемого варианта в решении данной проблемы», — писал Митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь (отметим здесь поддержку православных несмотря на то, что католическая община была тогда «осередком» украинства, мягко говоря, недружелюбно настроенного против канонической Церкви).

Со сменой власти севастопольские католики всё более демонстрируют пророссийскость, но и перестроившиеся городские чиновники изобретают новые причины отказа католикам «западного обряда». Уже вернувшись «в родную гавань» начуправления культуры горадминистрации Татьяна Ульянова заявила: «Мы не будем выводить это строение из культурной сферы. Планируется сделать на базе «Дружбы» детский кинотеатр, детский киноконцертный зал — то, чего так не хватает нашему городу. Более того, по закону Российской Федерации, нельзя перепрофилировать учреждения, связанные с кинопоказом».

Но, позвольте, какое «перепрофилирование» кинотеатра, если он вот уже несколько лет закрыт по причине аварийности здания. На Рождество 2012 г. католикам запретили даже провести однократную службу в нём, опасаясь обрушений! И если у города есть деньги на капитальные реконструкции, способные гарантировать безопасность детей, почему бы не построить новый зал? А это здание отдать исконному хозяину, который готов самостоятельно его восстановить! Причем — в задуманном архитектором виде, а не в усечённом — образца 1911 г.

«Согласно первоначальному проекту архитектура костела представляла собой удачный синтез элементов поздней английской готики XV-XVI вв., со свойственными ей стрельчатыми формами и вертикалями в виде остроконечных шпилей, — вновь обращаемся к исследованию Спесивцевой. — За основу строительства был взят традиционный вариант готического трехнефного храма с цокольным этажом и стрельчатой башней центрального нефа, которую венчал высокий шпиль с католическим крестом. Многочисленные стрельчатые окна и розетки согласно проекту должны были быть украшены цветными витражами.

Почему католикам следует вернуть их храм в русском Севастополе

…В случае реализации проекта город, бесспорно, обладал бы жемчужной неоготической архитектуры в Крыму. Сегодня костел представляет интерес как уникальный памятник архитектуры. Город Севастополь не избалован разнообразием архитектуры. Дома с элементами готики в Крыму можно пересчитать по пальцам».

Но ещё важнее торжество справедливости высшей. И было бы во всех отношениях зачётно проявить её в российской Тавриде по отношения к той конфессии, которая на Украине давно уж разжигает религиозные войны и участвует в захватах православных храмов (речь идёт о т.н. католиках восточного обряда — униатах). В конце концов, продемонстрировать, что это в «тоталитарной Рашке» действует европейский закон о реституции церковного имущества, а не в «европейской Украине», где Церковь лишена даже статуса юридического лица, а потому в лучшем случае арендует собственные храмы и монастыри у государства, министерств и ведомств.

Дмитрий Скворцов

Оригинал публикации