О рейтингах февральского (2020 г.) опроса Центра Разумкова.

Снижение рейтингов и Президента и всех институтов власти является абсолютно закономерным. Прошлогодние рейтинги Президента Зеленского, особенно в августе-сентябре 2019 г., были аномальными, запредельно высокими с точки зрения рейтинговой нормы украинской политики.

Сейчас все возвращается в нашу обычную норму. К примеру, рейтинг партии «Слуга народа» примерно такой же, какой был у Партии регионов на пике ее популярности. У БЮТ на пике популярности Юлии Тимошенко было 30%. У остальных популярных партий в последние 20 лет рейтинги не превышали 25%, а у большинства даже менее 10%.

Главные причины снижения рейтингов правящих политиков и институтов власти — утрата завышенных ожиданий у большинства избирателей, нерешенность тарифной проблемы и других острых социально-экономических проблем. Сказываются (по накоплению) и разнообразные скандалы.

Но принципиальных изменений в рейтинговом ландшафте не произошло. То, что потерял Президент Зеленский и его партия, относительно равномерно распределилось между разными партиями. Чуть больше остальных, но в пределах статпогрешности, получили ОПЗЖ (за счет русскоязычного электората) и «Батькивщина».

Попов: Зеленский поднял бы свой рейтинг, если бы встретил эвакуированных из Уханя
Попов: Зеленский поднял бы свой рейтинг, если бы встретил эвакуированных из Уханя
© sobityadnya.ru

Замечу, что именно эти партии были главными критиками социально-экономической политики новой власти. При этом непарламентские партии получили примерно столько же, сколько три оппозиционные парламентские партии. И вот на что обращу особое внимание. Когда социологи спрашивали об оценке деятельности парламентских фракций, то оказалось, что снизился уровень поддержки «Слуги народа» и «Голоса» (о проблемах этой партии и их причинах я уже писал), несколько вырос уровень поддержки трех оппозиционных фракций — ОПЗЖ, «Батькивщины» и «Евросолидарности» П.Порошенко.

Однако, по отношению к этим трем оппозиционным фракциям еще сильнее вырос уровень негативного отношения. При этом резко снизилось число тех, кто считал, что еще рано оценивать деятельность этих политических сил. О чем это говорит? О том, что критичное отношение к традиционным политическим силам не исчезло, оно даже несколько усилилось.

Иначе говоря, критика нарастает не только по отношению к новой власти, но и к ее оппонентам в парламенте. Если эти тенденции продолжатся, то мы можем вернуться к ситуации системного недоверия к политическим элитам вообще.