Ну, можно сказать, что история расследования трагедии с украинским самолетом в небе над Тегераном закончилась не начавшись. Результаты расследования уже никому не нужны.

Вчера днем Рейтер со ссылками на разведсилы США, Канады и почему-то Германии сообщает, что у разведки нет никаких мотивированных предположений о возможном ракетном ударе по самолету.

Вечером Трамп на брифинге красиво уходит от потенциальной войны на Востоке и даже выдает на гора парочку комплиментов Ирану. Сегодня днем Трамп вдруг неистово призывает всех участников ядерной сделки отменить её.

Чуть позже канадский и зачем-то английский премьеры уверенно говорят про ракету от корпуса защиты исламской революции, и благоразумно заканчивают спичи призывом к тщательному расследованию.

«Там было что-то не так». Эксперты о гибели украинского самолета в Иране
«Там было что-то не так». Эксперты о гибели украинского самолета в Иране
© Общество Красного Полумесяца Исламской Республики Иран | Перейти в фотобанк

Молниеносный информационный блицкриг. Да, это всё и является составляющими частями большой политики, США с прекрасным отрывом по очкам обыгрывает Иран.

Но судьба самолета и погибших в нем людей теперь окончательно вынесена за скобки глобальной политики. Теперь уже как минимум до осенних трамповских выборов никакого серьезного расследования не будет. Будут пустые эмоциональные сплетни, построенные на «информации от источников».

Знать реальную правду уже никому из тех, кто принимает решения, не нужно. Решение о том, что будет правдой на ближайший год, уже принято. А потом, после выборов — или ишак, или падишах, это уже значения не имеет.

И — да! Китаю теперь вряд ли удастся выгодно вложить почти триста своих миллиардов инвестиций в Иран.

Каким бы психом или дураком ни называли Трампа, он не псих и не дурак, он человек с калькулятором. Он не хочет активной войны — он её красиво обошел и не получил, он хочет накала антииранских страстей (выгода от разрыва ядерной сделки легко просчитывается на калькуляторе) — он их имеет.

А самолет? При чем тут борщ, когда такие дела на кухне.